Новости Календарь

Эксперты о запрещенных продуктах: «Ситуация болезненна для тех, кому важны французские сыры или испанский хамон»

Эксперты о запрещенных продуктах: «Ситуация болезненна для тех, кому важны французские сыры или испанский хамон» Фото: Reuters
Россия с 7 августа ввела полный запрет на импорт ряда продуктов из США, Австралии, Канады, Норвегии и всех стран Евросоюза. Перечень запрещенных к ввозу продуктов опубликован на сайте правительства РФ. В него включены говядина, свинина, дичь, рыба, ракообразные, моллюски, сыры, молоко, творог, орехи, овощи и фрукты.

Slon опросил игроков рынка о том, как запреты повлияют на их работу. Главный итог – роста цен не избежать, хотя к концу года рынок, скорее всего, приспособится к новым правилам.

Андрей Рябечков, 
один из управляющих сети ресторанов «Гудман», генеральный директор «Арпикома», владеющего сетями ресторанов, в т.ч. «Гудман» и «Колбасофф»

Во-первых, это вызовет рост цен на данные продукты. И кроме этого, часть продуктов не производится в других странах. Сыры, например, рыба – сибас и дорадо. Все привыкли их есть, а это все идет из Европы.  

Вообще, у нас импорта 70% в закупках. Но если исключить мясо, которое мы уже давно закупаем в Аргентине, Уругвае, Новой Зеландии – странах, которые не подпали под санкции, то останется менее 40% импорта в стоимостном выражении. Главное – это молочная продукция, сливки.

Задача государственных органов сейчас – контролировать, чтобы не было необоснованного повышения цен. Например, когда запретили ввоз австралийской мраморной говядины, то на следующий же рабочий день некоторые недобросовестные импортеры подняли на 10–15% цены на то мясо, которое уже находилось в России, которое они ввезли до санкций. Поэтому насколько сейчас будет рост цен, вам пока никто не скажет.

Никакого голода, конечно, не будет – глобальных проблем не будет. Российские производители развиваются, улучшают качество, расширяют ассортимент. Мало того, многие западные европейские компании уже локализовали производство в России, в частности в Подмосковье. Соответственно, это считается российским продуктом. Те же самые сыры они уже делают здесь, в России.

Все, кто этим занимается профессионально, что-то подобное предполагали, они прорабатывали альтернативные варианты, другие рынки. Сейчас все это в оперативном режиме согласуют и привезут. Сейчас открыли для России и бразильские заводы, которые были для нас закрыты, по молочной продукции.

Альтернатива европейской рыбе – турецкая рыба и рыба из стран бывшей Югославии. Вообще, Турция от этих санкций сильнее всего выигрывает. Запрет на ввоз овощей и фруктов ударит по европейским странам, нанесут им колоссальные убытки. Они просто вынуждены будут выбрасывать продукты. А Турция нарастит экспорт в Россию.

Мы в ближайшее время пересматривать ценовую политику не будем. Мы проводим переговоры с поставщиками, чтобы рост цен нас не коснулся – кто-то пойдет нам навстречу, кто-то наверняка не пойдет. Но наши дополнительные издержки на потребителе не отразятся.

Вадим Дымов, 
основатель и председатель совета директоров компании «Дымов»

Наш рынок (колбасных и мясных изделий. – Slon) точно изменится. Дело даже не в зависимости от импорта из отдельных стран, а в перестройке. Промышленность была настроена на одни рельсы, а теперь надо поставить на другие. Это больше зависит от спекуляций на тему того, что кто-то хочет резко задрать цены вследствие изменений.

Скажу вам честно, Россия давно перестроилась на других поставщиков. Перестройка фактически ведется в течение последнего полугодия. Месяца три назад нам стало понятно, что все изменится. Это было ожидаемо.

Надо вкладываться в российское мясо. И я жду от правительства не только ответа на санкции, но и поддержки села и собственной промышленности. Нужно глубже работать над этой проблемой. Я считаю, что правительство обязано заниматься собственной промышленностью.

В моем производстве доля импорта минимальна. Чуть больше она в говядине. Тут мы не одни такие – все такие. Но теперь нам открыли Бразилию, и я думаю, что мы все компенсируем за счет нее.

Что касается конкретно запрета на ввоз колбасных изделий, то я не сторонник таких методов борьбы с конкурентами. Честно говоря, конкуренции со стороны западной колбасы и так не было. Но в каком-то смысле это нам поможет.

Более неприятно в этой ситуации отсутствие фондирования у российских банков, повышенные ставки и высокая инфляция. Пугает рост цен и отсутствие доступных, дешевых денег. На мой взгляд, ответ на санкции – это не главное. Главное – чтобы финансовая система устояла. Возможно, это хорошая проверка для нее.

Сергей Юшин,
исполнительный директор Национальной мясной ассоциации

Документ опубликован, но многое зависит от технической реализации. Например, что будет с грузами, которые попадают в список, но уже находятся на пути в Россию? Эти грузы могли бы временно заместить продукцию, которая попала под санкции, до тех пор, пока поставщики из Южной Америки не смогут замещать импорт мяса из стран, попавших в список, на постоянной основе.

По нашим оценкам, несмотря на расширение производства в Южной Америке, их предприятия смогут поставлять нужные объемы мяса только к середине четвертого квартала. Дело в том, что у них на складах ничего не лежит, поэтому им нужно расширить мощности, решить вопросы, связанные с маркировкой, логистикой и тому подобным.

Когда я говорю о Южной Америке, то по говядине – это в основном Бразилия, немного Парагвай, по свинине полностью Бразилия. Что касается мяса из Китая, то мы не можем рисковать здоровьем россиян, там много заболеваний. Белоруссия, которая раньше была заметным поставщиком, сейчас столкнулась с африканской чумой свиней – у нее у самой дефицит мяса на внутреннем рынке. По птице я не вижу проблем (по ней доля импорта сейчас около 10%), но на нее будет влиять дефицит свинины, потому что для населения это взаимозаменяемые виды мяса. По говядине сейчас доля импорта 35%, по свинине – 24–26%.

Поэтому фактически эта доля импорта выпадет с рынка до того, как южноамериканские производители не нарастят импорт. Российские производители тоже не могут нарастить производство быстро. Дело в том, что выпуск на рынке мяса (в отличие, например, от финансового рынка) нельзя увеличить мгновенно – ведь бычка нужно вырастить, на что требуется длительное время.

Владислав Егоров,
председатель совета директоров сети магазинов АБК

Уменьшение ассортимента – это скорее проблема потребителей, чем торговцев. Мы, безусловно, торгуем мясом. Но в целом, если не будет мяса, люди будут покупать курицу, рыбу, что-то еще. Люди есть не перестанут, просто будут есть то, что могут произвести наши производители или производители других государств.

Конечно, много импорта и по другим позициям, кроме мяса. Как к этому подготовиться? Мы работаем, смотрим какие-то возможности, переориентируемся на других поставщиков. К этому подготовиться нельзя, у нас же очень быстро принимают решения.

После запрета на ввоз европейской свинины в апреле наши крупные поставщики не перестали нам ее поставлять. Мы ведь получаем продукцию не с ферм, а от крупных компаний, и приходит она нам не в виде свиней, а в более переработанном виде. Скорее крупные переработчики должны быстро переориентироваться и принять меры. Может, ценовые какие-то смещения произошли, но это естественно: свинины стало меньше, она подорожала. Но, повторюсь, все эти решения бьют прежде всего по покупателям и их кошелькам. Нам поставляют товар – мы его продаем.

Андрей Яковлев,
гендиректор «Глобус Гурмэ»

Конечно, вся ситуация крайне неприятная. Она будет болезненна прежде всего для высокодоходных потребителей – тех, кому важны французские или итальянские сыры или испанский хамон, итальянская пармская ветчина. Им вряд ли можно найти адекватную замену в других точках мира. Сыры производят и в Белоруссии, и в России. Но это будет продукция другого класса, вкуса, уровня. По мясным деликатесам это могут быть аналоги, произведенные в Латинской Америке. Мир большой, будем искать. Во всем остальном в принципе я не вижу никаких проблем.

По моим оценкам, запасов уже завезенной продукции у поставщиков и у нас хватит на полтора-два-три месяца. Я думаю, что цены на них особо не поднимутся. Я думаю, что к тому времени, как они закончатся, какие-то аналоги мы потребителям предложим. Что будет с ценами тогда, очень тяжело прогнозировать. Безусловно, будет давление государства с целью неподнятия цен. Для этого есть механизмы, прописанные в законе о торговле. Есть перечень социально значимых товаров, на которые правительство может регулировать наценки. Но мясные деликатесы туда не входят, конечно. Если мы будем переключаться по ним с Италии на Латинскую Америку, их закупочная цена будет ниже, хотя логистика, наоборот, сложнее. Я не ожидаю какого-то серьезного всплеска цен.

Предыдущий материал

График дня: Россия обеспечивает себя продовольствием не более чем на 60%

Следующий материал

Кого Россия наказала санкциями?