Новости Календарь

Пушки вместо масла, или Милитаризация России

Пушки вместо масла, или Милитаризация России

Принятие федерального бюджета на 2015 год в первом чтении в конце октября будет осложнено тем, что он явно не будет соответствовать прогнозным ценам на нефть. Министр Силуанов сразу пообещал, что расходы российского бюджета 2016–2017 годов урежут в соответствии с «новыми реалиями». Пока же 24 октября будут утверждены основные характеристики, включая и расходы по разделам бюджетной классификации на следующий год. Одна из отличительных черт бюджета на 2015 год, внесенного правительством в Госдуму, – резкий рост расходов по разделу «Национальная оборона». 

На сегодня закончен сбор заключений комитетов, Счетной палаты и др. на законопроект о бюджете-2015. Только Комитет по охране здоровья предложил не принимать бюджет (почему – будет ясно чуть ниже). Мало кто обращает внимание на резкое изменение пропорций бюджета между его разделами, стремительный рост расходов на оборону. В правительстве не слышны голоса тех, кто считает нужным сменить приоритеты роста расходов. Что происходит с военными расходами страны, даже с учетом того, что более 2/3 их засекречены. Приведу доступные факты. 

Россия стремительно милитаризуется

31 декабря 2010 года президент России Дмитрий Медведев утвердил новую программу закупок вооружений до 2020 года на 19 трлн рублей. Вот как теперь выглядит рост расходов на оборонку.

Военный бюджет России, в % у ВВП


Источник: Минфин РФ

Российский военный бюджет за пять лет (2011–2015) вырастет почти в пять раз. Доля оборонки в расходах бюджета вырастет почти втрое – с 7,5% до 21,2%. В 2010 году работающий россиянин отдавал на оборону страны половину своей месячной зарплаты. В 2014-м – уже больше зарплаты за месяц.

Естественно, рост военных расходов происходит за счет других расходов. Ассигнования на оборонку в бюджете-2015 растут на 33%, или 812 млрд рублей (к бюджетной росписи 2014 года). А вот на образование падают на 31 млрд рублей. На здравоохранение тоже падают – на 114 млрд рублей (почти на четверть). На физкультуру и спорт – падают. На культуру не изменяются (с учетом инфляции – сокращаются). Расходы бюджета на гражданскую науку растут, но медленнее, чем ВВП и в целом бюджет, в результате их доля резко падает (с 0,5% ВВП в 2014 году до 0,41% в 2015-м, данные комитета Госдумы по науке). Если так пойдет, лет через двадцать мы станем страной больных идиотов с кучей оружия...

Что вынудило страну, отставив в сторону другие приоритеты, столь резко наращивать свою военную силу? Страна готовится к войне? Мы в кольце врагов? Война в Чечне вроде закончилась. Война с Грузией (2008) – тоже. Почему спустя два года после последней войны, которую вела Россия, понадобилось столь резко взвинтить военный бюджет?

Россия в топ-10 самых милитаризованных стран мира

Мировой банк считает, что 4,2% ВВП на оборону Россия тратила уже в 2013 году (с пересчетом в доллары) – много это или мало по мировым меркам? Из 131 страны мира, по которым есть статистика военных расходов у Мирового банка, по итогам 2013 года Россия заняла почетное 9-е место. Впереди – военизированные страны Ближнего Востока и Северной Африки, воюющий Афганистан, а также Азербайджан (соревнующийся с чуть отставшей от России Арменией).  

Россия обогнала по этому показателю ВСЕ крупные страны мира и ВСЕ ядерные державы. В 2013 году Россия впервые в своей новейшей истории обогнала США (3,9% ВВП). Далеко позади остались Франция (2,2%), Китай (2,1%), Германия (1,3%).  Россия заметно впереди своих соседей – Украины (2,9%), Беларуси (1,3%), Казахстана (1,2%).

Совсем мирными странами выглядят Канада и Япония (1% ВВП). Рекорд установлен Республикой Сьерра-Леоне – крохотным бедным государством на западе Африки с населением вдвое меньше Москвы – 0,0006% ВВП. Наверное, это один солдат с одним ружьем и одним патроном... По доле оборонных расходов в федеральном бюджете у Мирового банка есть статистика за 2012 год по 96 странам мира. Россия также в топ-10 с 15,3%. С запланированными на 2015 год 21,2% Россия попала бы в топ-5. Зачем Россия в топ-10 самых милитаризованных стран мира? То ли это достижение, к которому надо стремиться? 

Зачем? Да ни за чем...

Выше приведены относительные цифры, которые характеризуют скорее тяжесть оборонных расходов для экономики. Но в случае прямого военного противостояния имеет значение скорее размер самих оборонных бюджетов. А он диктуется в первую очередь размером ВВП и только потом долей военных расходов в нем. 

Вот рейтинг военных расходов за 2013 год.

Военные расходы стран мира, млрд долларов


Источник: IHS Jane's Annual Defence Budgets Review

Россия на третьем месте в мире. Но ее отставание от США – в девять раз. И даже от Китая двукратное. Прямое противостояние с этими странами – полное безумие. Наращивание военных расходов не выход из этой ситуации. Россия проиграет в экономической войне, как проиграл в 80-е годы прошлого века СССР. Очевидно, надо искать другие пути, и прежде всего дипломатические. Как нас учит древнекитайский трактат Сунь-цзы: «Лучшая война – разбить замыслы противника; на следующем месте – разбить его союзы; на следующем месте – разбить его войска. Худшее – осаждать крепости». Зачем нам «осаждать крепости», участвовать в заведомо проигрышном состязании? Концепция ядерного сдерживания может быть вполне асимметричной и стоить в разы дешевле. 

Очевидно, что наращивание военных расходов не преследует цели достичь паритета в таких расходах со странами-лидерами. Это невозможно. Даже если весь свой федеральный бюджет Россия направит на оборону, все равно паритета с США не достигнет. Да даже паритет с Китаем нам будет стоить слишком дорого: 8% ВВП против 2% у Китая – это равенство в настоящем и залог экономического и военного отставания в будущем. 

Наращиваем военную мощь против Украины или Грузии? Наш военный бюджет уже в прошлом, 2013 году в 36 раз превосходил украинский и в 200 раз – грузинский. Так зачем нам наращивание военных расходов? На мой взгляд, это неправильный вопрос. Правильный – не зачем, а почему. Не из-за проблем с внешней безопасностью, а по чисто внутренним причинам. 

Схватка двух бульдогов под ковром

Российский военно-промышленный комплекс начал свою централизацию в руках государства в 2007 году, когда была создана Объединенная судостроительная компания, через полгода – «Ростехнологии». Вслед за ними другие монопольные госкорпорации.

Интересы двух монстров – армии и оборонки – изначально противоположны. Оборонка хочет продать побольше, подороже то, что можно произвести подешевле и без особых затей. Минобороны хочет купить качественную и передовую технику подешевле и полегче в обслуживании. Рынок регулирует такую ситуацию конкуренцией продавцов и покупателей. Но тут в конечном итоге остался один монопольный продавец и один монопольный покупатель. Рынок был уничтожен. 

В конце 2010 года президент Медведев подписал новую программу закупки вооружений, которая предусматривала двукратное увеличение гособоронзакупок. И противоречия между Минобороны и оборонной промышленностью резко обострились. Минобороны в лице министра Сердюкова заявляло, что российская армия должна обладать лучшим оружием, не важно, где оно произведено. Российский ВПК не мог спокойно наблюдать, как огромный пирог бюджетных денег проплывает мимо рта куда-то за рубеж. А продукцию родной оборонки Минобороны постоянно терроризирует требованиями к качеству, срокам, рекламациями и т.д. В результате чего план госзакупок вооружений оказался на грани срыва. 

Крайним, как известно, в этой истории оказался Сердюков. Уволен с позором. Конечно, он не ангел, но вполне адекватно выполнял свою функцию министра. После него армия оснащается российским, а не лучшим в мире оружием... В отличие от Сердюкова премьер и президент понимали, что оборонзаказ – не просто прихоть самодержца или следствие паранойи. Помимо прочего, для них это был способ подстегнуть российскую экономику, обеспечить рост ВВП. Ведь чтобы продать военную технику Минобороны, надо ее произвести, а для этого закупить и перевезти сырье, добыть его и т.п. На экономическом языке это называется мультипликатор – когда на один рубль госзаказа экономика отвечает ростом на два-три рубля. 

Госзаказ – вот суть той экономики, которую строит сегодня наши президент и правительство. Конечно, это по сути возврат к социализму и плановой экономике, и мы это уже проходили. Но мы же не будем придираться, не так ли?

А еще не стоит забывать о том, что почти все госзакупки военной техники – это секретно. Никакой абстрактный «Навальный», никакой конкурент, никто, кроме своего брата чиновника, не может проверить обоснованность цен и соответствие качества. Военно-промышленный комплекс во всем мире скрывает за секретностью массу пикантных деталей процесса принятия решений. Вот и Россия резко двинулась по этому пути. Помните поговорку: «дай политику свободу рук, и ты найдешь их в своих карманах». Так и случилось, не правда ли? 

Пушки вместо масла

В нашей истории было много ситуаций, когда излишнее увлечение оборонкой ставило страну на грань катастрофы. Вспомним распад СССР. Страна держала паритет с США, но такой запредельной нагрузки не смогла бы вынести никакая экономика. Военный бюджет 1990 года, по расчетам Мирового банка, составлял 19% ВВП. На сегодня рекордсменом является Оман с его нефтью и газом и «всего лишь» 11,5% ВВП военных расходов.

Великий русский историк Василий Ключевский писал о такой же ситуации: чтобы защитить отечество от врагов, Петр опустошил его больше всякого врага. «Пушки вместо масла» (Kanonen statt Butter – нем.) – лозунг, сформулированный в 1936 году Рудольфом Гессом, «нацистом номер три» фашистской Германии. Стоит ли ему следовать?

Предыдущий материал

Голикова о бюджете-2013: «Средства перечислены, работы не выполнены»