Новости Календарь

Почему Центробанку выгоден обвал рубля

Почему Центробанку выгоден обвал рубля Фото: ИТАР-ТАСС / Павел Смертин
Сегодня правительство внесло в Госдуму проект бюджета на будущую трехлетку. Среднегодовой курс доллара на 2015 год в нем прогнозируется на уровне 37,7 рубля за доллар, в 2016-м – 38,7 рубля, в 2017-м – 39,5 рубля. Что ж, план на 2017 год был выполнен рынком буквально вчера.

Рубль вновь падает. Рекорд 2009 года был достигнут в марте 2014-го, но потом произошел откат. И вот с 30 августа рубль снова вышел в зону исторических рекордов.

Курс рубля к доллару топтался на месте пять с половиной лет. А инфляция за последние шесть лет (сентябрь 2008 – сентябрь 2014) составила 56%. В итоге импортные товары стали в 1,5 раза дешевле отечественных, что не может не радовать потребителя, но в конце концов это стало одной из причин остановки экономического роста в России. Чего ждать от рубля дальше?

Девальвация-2014

Как видно на графике, вторая, летняя, атака на рубль уже почти набрала мощь первой атаки – рубль упал на те же 12%. Она уже более продолжительна, чем первая. И разложилась на две волны, дав передышку в середине августа. 

Две атаки на рубль 2014 года

Источник: Cbr.ru

Вторая атака проходит «незаметно» для публики, насколько вообще может быть незаметно столь сильное движение национальной валюты. И она проходит без валютных интервенций Центробанка России (ЦБР). Согласно официальным данным, он не потратил за этот период ни одного цента из валютных резервов для того, чтобы удержать падение курса рубля.

Почему рубль вновь оказался под давлением? Прежде всего, есть фундаментальные причины, о которых я писал еще зимой, и они никуда не делись, – это стагнация в экономике и плохой текущий счет платежного баланса. Даже по официальной статистике экономический рост в этом году будет хуже прошлого. И Россия получила еще один удар – прекратилось наращивание внешнего долга российского бизнеса по принципу финансовой пирамиды. 


Санкции – пробоина ниже ватерлинии

Российская экономика жила последние годы не только на высоких ценах на нефть, но и на привлечении внешних ресурсов. В 2012–2013 годах внешняя подпитка российского бизнеса составляла около $100 млрд в год – именно на столько увеличивался внешний долг страны. Но в 2014 году как отрезало. За первое полугодие нет притока внешнего капитала, более того, внешний долг России даже немного сократился. На 1 июля 2014 года он составляет $720 млрд, что в 1,5 раза превышает валютные резервы ЦБР ($478 млрд на ту же дату). Эта ситуация намного хуже, чем была перед кризисом 2008–2009 годов, когда резервы ЦБР превышали внешний долг ($569 млрд против $534 млрд). Сейчас экономика страны заметно более уязвима. 

И именно в этот момент она попала под финансовые санкции, суть которых (помимо персональных) состоит в ограничении для российских компаний и банков заимствований на западных рынках. Колоссальные долги надо аккуратно рефинансировать, но как их рефинансировать, если можно брать новые кредиты на срок не более 30 дней? Сокращение срока заимствований резко ухудшает структуру долга, повышает стоимость его обслуживания и риски задержки платежей. Но дело даже не в этом. Легко выплачивать деньги по старым долгам, когда постоянно наращиваешь новые – по принципу финансовой пирамиды. Но как только их рост прекращается, обслуживание долга (выплата процентов и основной суммы) тяжелым грузом ложится на финансовое состояние компаний, – грузом, который раньше они практически не замечали, легко перекрывая старые долги новыми. 

Резкое ограничение притока валюты в страну нанесло удар по платежному балансу. Российское правительство попыталось заткнуть пробоину своими контрсанкциями, которые, помимо прочего, должны были ограничить импорт и, соответственно, отток валюты из страны. Но очень похоже, что контрсанкции имеют обратный эффект: капитал из страны побежал еще быстрее из-за роста геополитических рисков и неопределенности условий для бизнеса.

Неуверенность бизнеса возрастает именно в связи с отсутствием постоянной внешней финансовой подпитки, что резко обостряет внутреннюю конкуренцию. ЦБР постоянно выбивает с рынка малые и средние банки, «вкусные» контракты уходят почти целиком к «друзьям Путина», попавшим под санкции. Под жесткую атаку попали «отдаленные» от власти российские миллиардеры – например, дело Глеба Фетисова или Владимира Евтушенкова. Если паукам в банке перестать давать еду, они начинают пожирать друг друга. 

В такой ситуации не до инвестиций и не до долгосрочных проектов. Бизнесмены спасают свои империи, утечка капиталов во всех формах усиливается.


ЦБР: плановое отступление

Зимой-весной этого года ЦБР сдерживал падения рубля валютными интервенциями и повышением процентной ставки. Сейчас он этого не делает. Почему?

Прежде всего, очевидно, нет политического заказа «держать любой ценой» и нет страха самого ЦБР перед спекулятивной атакой на рубль. Более того, ЦБР заинтересован в падении рубля.
Согласно планам ЦБР с 1 января 2015 года он переходит к так называемому таргетированию инфляции. То есть свою денежную политику он подчиняет только задаче борьбы с инфляцией, отказываясь от валютных интервенций и какого-либо сдерживания динамики рубля.

Конечно, ЦБР делает оговорку: он не будет делать валютных интервенций в 2015 году, если не возникнет «угроза финансовой стабильности». Что это такое, каковы критерии этой угрозы, ЦБР не уточняет принципиально, ссылаясь на высокую неопределенность в экономической ситуации.
ЦБР оставляет себе руки полностью развязанными. В любой момент он может посчитать динамику курса «угрозой» и выступить на рынок с валютными интервенциями. Что, конечно, не способствует предсказуемости рынка и стабильности рубля. Однако, судя по его прогнозам платежного баланса, представленным в «Основных направлениях кредитно-денежной политики» на будущие три года, ЦБР действительно рассчитывает обойтись в будущем году практически без валютных интервенций.

В январе этого года именно заявление Эльвиры Набиуллиной о прекращении валютных интервенций стало спусковым крючком для первой, зимней волны падения рубля. Второй раз наступать на эти грабли руководство ЦБР явно не захочет. А вот подстелить соломку в том месте, где ожидается падение, ЦБР очень даже захочет.

И это означает, что именно сейчас, перед 1 января 2015 года, ЦБР должен контролируемо уронить рубль, чтобы не иметь больших проблем в январе и не компрометировать новую политику таргетирования инфляции сразу большими валютными интервенциями. В результате падения рубля иностранная валюта станет дороже и скупать ее спекулянтам будет невыгодно. Утечка капиталов из страны станет относительно более дорогой. 

И ЦБР начал планомерное отступление на валютном рынке. Сейчас, как известно, рубль плавает в коридоре – ЦБР устанавливает верхнюю и нижнюю границу его динамики. С мая действовала верхняя граница 43,4 рубля за бивалютную корзину (БВК). Но вот 17 сентября рубль ослаб до 43,81. Привело ли это к валютным интервенциям? Нет. ЦБР просто «не заметил» нарушения им же установленных параметров валютной политики. 

Не заметил раз, другой, но курс задержался на уровне выше верхней границы ЦБР на несколько дней. И что делает ЦБР? А просто меняет верхнюю границу, добавляя к ней 1 рубль. С 26 сентября действует граница 44,4 рубля за БВК. 

Сейчас мы опять подходим к верхней границе – последние два дня ЦБР фиксирует рубль на уровне 44,15. Очевидно, что он снова сделает шаг назад, но валютные интервенции пока явно включать не собирается. Скорее всего, эта политика не изменится до очередного заседания совета директоров ЦБР 31 октября. Когда у него не останется другого выхода, как сдерживать разбушевавшуюся инфляцию с помощью нового повышения своей ключевой ставки. Вот только вряд ли это остановит падение рубля. Я не удивлюсь, если к концу года мы увидим 45 рублей за доллар.

Предыдущий материал

ЦБ: «Правительство забило гвоздь в руку российского инвестора»

Следующий материал

Осмелится ли Центробанк отпустить рубль