Новости Календарь

Почему дешевеет нефть и при чем здесь ФРС США

Почему дешевеет нефть и при чем здесь ФРС США
Сегодня цена нефти марки Brent впервые за последние два года опустилась ниже $90 за баррель – на торгах в Лондоне ноябрьские фьючерсы подешевели сразу на 2,2%, до $88,11. В свете нервного ажиотажа, сопровождающего падение цен, стоит поговорить о ряде фундаментальных факторов, стоящих за этой динамикой.

Спекулятивная теория

В последние десять лет механизм формирования цен на нефть сильно изменился с превращением нефтяных фьючерсов в инструмент помещения капитала. Избыток денежной ликвидности толкал инвесторов к переоценке всех активов, в том числе и сырьевых фьючерсов. Лучшей иллюстрацией спекулятивной природы нефтяного рынка в этом плане стал кризисный 2008 год, который стоит рассмотреть подробнее.

В первые два квартала 2008 года мировой спрос на нефть рос всего лишь на скромные 0,8% год к году, однако же цена Brent выросла с $90 в декабре 2007 года до $140 в июле 2008-го. Что случилось? Да просто после первого всплеска ипотечного кризиса в США в 2007 году рынки акций временно умерли, и инвесторы поспешили перевести никуда не девшуюся ликвидность в пока еще не затронутые кризисом активы – сырьевые фьючерсы. Аналитики нам тогда агрессивно рассказывали, что нефть скоро кончится, чтобы этот ажиотаж подогреть.

После чего спрос сократился всего лишь на 0,6% в третьем квартале 2008 года и уже на более ощутимые, но не катастрофические 2,2% в четвертом квартале, однако уже в октябре того года цена падала ниже $60 за баррель, а в декабре опускалась ниже $40. С производством нефти в 2008 году тоже ничего экстраординарного не происходило: рост на 1,8%, 1,9% и 1,2% в I–III кварталах соответственно, снижение всего на 0,3% в IV квартале. И при этом столь фантастическая эквилибристика с ценами.

В 2009-м мировое потребление нефти снизилось сильнее, чем в 2008-м (на 1,2% год к году против 0,7% в 2008 году), однако это не помешало цене Brent за год удвоиться: с $40 в декабре 2008 года до $80 в конце 2009-го. Не существует никаких рациональных причин, объясняющих это, кроме спекулятивной природы торговли нефтяными фьючерсами.

Дальше было все то же самое: в 2010–2013 годах мировой спрос ежегодно рос на скучный 1%, однако же цена нефти подскакивала выше $120 и в целом уверенно держалась выше стодолларовой отметки.

Таким образом, кризис 2008–2009 годов четко продемонстрировал: современный механизм формирования цены нефти отражает не объективные реалии физического рынка, а некие «ожидания инвесторов» – сугубо субъективную категорию, которую не то что трудно, а невозможно прогнозировать.

Что случилось в 2008-м, когда спрос еще не начал толком падать? Случились Lehman Brothers. Инвесторы побежали из активов, в том числе и из сырьевых фьючерсов, и цена барреля обвалилась со $140 до $40. Нечто похожее происходит и сейчас: ФРС сворачивает программу «количественного смягчения» (QE), существует большая неопределенность по поводу того, будет ли продолжена накачка рынков деньгами через «стимулирующие» программы. Рынки нервничают по этому поводу и падают примерно с середины сентября, тогда же практически синхронно пошла падать и нефть (до этого Brent держалась вокруг $100 за баррель).

Физическая теория

Нельзя совсем снимать с рассмотрения фактор происходящего на рынке физической нефти. Конечно, сильнее всего тут влияет напор американцев – суточное производство нефти (с учетом конденсата и биотоплива) к осени выросло на 14% к уровню 2013 года (и на 73% к уровню 2008 года), со дня на день Америка обгонит Саудовскую Аравию по этому показателю, достигнув 12 млн баррелей в день. Свою лепту вносит и прогнозируемое замедление роста спроса: Международное энергетическое агентство (МЭА) прогнозирует ухудшение темпов роста в Китае и Европе, ухудшены прогнозы спроса по 2015 году. Например, по Европе годовой прогноз спроса пересмотрен МЭА с январских -0,4% до -1,1%. В Китае в январе рост спроса на нефть во II–III кварталах в январе прогнозировался на уровне 4% и 3,3% соответственно, а по факту составил лишь 2,2% и 1,8%. На IV квартал МЭА прогнозирует рост китайского спроса всего на 2,9% против 4,6%, ожидавшихся в начале года.

Причина – ослабление прогнозов роста китайской и европейской экономики, и в этом объективный тренд вполне совпадает с настроением инвесторов, выводящих капиталы с сырьевых рынков. Так что можно спорить о том, какой фактор важнее, хотя автор этих строк убежден – финансовый (прежде всего связанный с переоцененностью нефти в предыдущие пару лет; сейчас ситуация скорее нормализуется). Как только станет яснее по поводу перспектив новых QE или иных программ стимулирования, ситуация стабилизируется.



Теория заговора

Есть и такая теория, что Саудовская Аравия специально обрушивает цены, чтобы обанкротить часть производителей сланцевой нефти в США и убрать с рынка конкурентов (теорию о том, что США и Саудовская Аравия сговорились снизить нефтяные котировки с целью наказать Россию, отбросим вовсе – об этом уже шла речь). Теоретически представить себе такое можно. Однако любители конспирологии не учитывают один простой момент, который, напротив, прекрасно понимают саудовские шейхи. В такой задаче (как и в случае с СССР) есть одно большое неизвестное, которое, как представляется, даже для американских властей остается не до конца разгаданной загадкой: что происходит во внутренней экономической кухне сланцевых производителей? А вдруг там на самом деле вовсе не такая плохая экономика и она адаптируется и выдержит снижение цен и до $70, и до $60? Соответствующие репорты, докладывающие, что большинство добываемой сланцевой нефти вполне рентабельно даже в коридоре цен $60–70 за баррель, уже появились.

Если саудовцы затеют здесь рискованную игру, они вполне могут сильно потерять: и от конкурентов не избавятся, и доходы упустят. В случае с СССР было то же самое: было ясно, что падение доходов от экспорта нефти ударит по советской системе, однако невозможно было прогнозировать ее действия – советское руководство могло быстро начать рыночные реформы, как Китай, и выплыть. А вот Саудовская Аравия от падения цен 1980-х очень больно пострадала и оправилась только к нулевым, как и мы. Она этот опыт помнит. И сейчас у нее будут проблемы: в сентябре МВФ выпустил доклад, в котором предостерег о вероятном бюджетном дефиците королевства уже в 2015 году. По оценке МВФ, в 2013 году «цена отсечения», при которой саудовский бюджет был бездефицитным, составляла $89 за баррель. Нефтяная корзина ОПЕК, куда входит и Arab Light, уже на днях опустилась ниже.

Что касается экономики американских сланцевых производителей, то здесь очень интересная и неоднозначная картина с огромным числом неизвестных. Прежде всего, поскольку сланцевому буму всего несколько лет, перформанс залежей и скважин и результаты применения различных, постоянно совершенствующихся технологий – очень динамичный массив данных, на основании которого трудно делать какие-то однозначные выводы. Да, в сланцевой добыче есть образцы себестоимости $25–35 за баррель, но это лучшие образцы, и их неверно экстраполировать на всю отрасль. Да, 60–70% сланцевой нефти, скорее всего, добывается с себестоимостью в пределах $70, но дебет скважин быстро падает, а новые проекты дороже. Да, компании все время изобретают новые способы сэкономить издержки (например, бурение множественных скважин с одной буровой площадки). Но точную картину экономики всех проектов мало кто имеет на руках, при этом она все время меняется.

Есть и еще один сюжет: падение цен на нефть ниже $80–90 за баррель может вызвать серьезные финансовые проблемы у закредитованных небольших компаний с высокой (пороговой) себестоимостью добычи, так что пойдут банкротства, возможно, случится серьезный кризис доверия к сланцевой индустрии со стороны кредиторов.

Прогнозы

Пока американская сланцевая добыча побила все прогнозы и продолжает бить рекорды, так что по итогам прошедших 5–6 лет можно четко сказать: скептики посрамлены. Однако большинство экспертов прогнозируют выход американской добычи на «плато» в 2016–2020 годах, и это даже при более дорогой нефти. Дешевеющая нефть может создать качели: при достижении уровня $80 и ниже отдельные проекты будут сворачиваться, американское сланцевое наступление ослабнет, рынок занервничает и может снова пойти вверх, тогда проекты возобновятся. Чем глубже будет нынешнее падение, тем резче амплитуда качелей.

Но в целом надо сказать, что нынешнее падение нефтяных котировок вовсе не такое сильное, как в 2008 году. Тогда цены рухнули со $140 в середине июля до $75–80 в середине октября, сейчас траектория намного более плавная (последний пик в 20-х числах июня – $115 за баррель). И есть факторы, серьезно ограничивающие более глубокое снижение цены – прежде всего высокая себестоимость добычи сланцевой нефти у «пороговых» производителей (не у лучших образцов в отрасли, а именно замыкающих, дающих последние баррели). Сворачивание добычи пороговыми американскими производителями, если цены упадут ниже $70–80, может ощутимо повлиять на рынок. Тут и ОПЕК может вернуть себе влияние, частично утраченное благодаря сланцевому буму в США. Впрочем, и ОПЕК, и американские производители будут заинтересованы вернуть цены на уровень, близкий к нынешнему. А вот без новых раундов финансовой накачки рынков со стороны ФРС поднять цену обратно до $100 и выше будет сложно.

Предыдущий материал

Землетрясения и отравленные воды: новые опасности сланцевого газа

Следующий материал

Падение цен на нефть: кто хочет наказать Россию?