Быстрый Слон Slon Premium Календарь Slon Magazine 16+

Почем киловатт лиха

Почем киловатт лиха © federaltimes.com

10 лет назад, в ноябре 2002 года, когда Анатолий Чубайс только начинал свою реформу РАО ЕЭС, электричество в Москве стоило 90 копеек за один кВт/ч (здесь и дальше – тариф для населения, квартиры с газовыми плитами) или $0,028 по тогдашнему курсу. В 2005 году, когда реформа РАО ЕЭС вышла на финишную прямую и началась распродажа генерирующих активов, москвичи платили уже $0,05 за кВт/ч. В 2007 году, когда реформа была «завершена», цена на свет для населения выросла до $0,084. А сегодня тариф – 4,02 рублей ($0,126). Иными словами, за десять лет рост составил 350%.

Чубайсово слово

Если смотреть на развитие процессов в электроэнергетике глазами «обычного человека» – это и есть единственный результат реформы. Прочее не изменилось. По-прежнему надо платить за свет своему «сбыту». По-прежнему это делается через почту или Сбербанк. Как и раньше, в случае возникновения каких-либо проблем или нестандартных ситуаций (вроде замены старого счетчика) – куча потерянного времени и нервов. Конкуренция продавцов электроэнергии? Возможность поискать и перейти на более дешевый или удобный тариф? Не смешите…

Хотя в Великобритании, реформу которой РАО ЕЭС в начале 2000-х любило в своих презентациях приводить как один из образцов для подражания, сравнить тарифы и перейти к другому поставщику электроэнергии можно в несколько кликов мышки. Посещать офисы электроснабжающих компаний не требуется. Надо лишь заполнить несложную форму через интернет и подождать пару недель. Процедура очень похожа на переход от одного сотового оператора к другому. Всевозможные инициативы, призванные облегчить переход от одного поставщика электроэнергии к другому, всячески поддерживаются правительством – они рассматриваются как способ держать в «тонусе» игроков энергорынка.

Но это так, к слову. Речь о другом: на прошлой неделе Анатолий Чубайс дал первое за пять лет интервью, где оценил итоги реформы электроэнергетики. В настоящее время Чубайс, как известно, занимается «нанотехнологиями». И до сих пор сотрудников СМИ, желавших узнать, что же «отец» реформы думает о происходящем в электроэнергетике, просили все-таки задавать вопросы про инвестиции в «нано». И вот наконец бывший глава РАО ЕЭС заговорил. Что же он сказал? Основной тезис Чубайса – реформа «в целом» удалась. Главный результат – привлечение средств, необходимых для реализации масштабной инвестиционной программы, достигнут.

Правда, выходит, что в таком количестве, как это планировалось в ходе реформы, новые электростанции не нужны. Но это и к лучшему – вводить в строй генерирующие мощности так быстро, как планировалось, все равно не получается. По всем стройкам произошла сдвижка вправо по временной оси. Однако, по словам Чубайса, это все было ожидаемо, а значит, и нечего расстраиваться. В целом же, повторюсь, выходит, что все в порядке. Генерация отделена от сбытов и сетей. Работает рынок электроэнергии. Часть генерирующих активов приватизирована, в отрасль пришли крупные западные энергокомпании. Искажения замысла, конечно, есть. Но они не принципиальны. И так далее, и тому подобное.

Но вот что сегодня, спустя пять лет после завершения реформы, кажется удивительным. Выходит, что ее целью было построить больше станций и запустить рынок. Формально оба условия выполнены. Но вот беда – конечный потребитель этого не заметил. Он заметил лишь постоянный рост цены при неизменно отвратительном уровне сервиса. И что характерно – так будет продолжаться и дальше.

Дороже, чем в Болгарии

Если цена на электроэнергию выросла в четыре с половиной раза, то цена кубометра газа (главного топлива для электростанций Европейской части России) – в пять раз. И это еще не предел. Российское правительство намерено к 2018 году добиться равной доходности поставок на внутренний и внешний рынок для «Газпрома».

По оценкам немецкой E.On, оказавшейся по итогам реформы одним из крупнейших собственников генерации в России, цена газа к 2017 году, моменту введения «равнодоходности», достигнет для электроэнергетики 4800 рублей за тысячу кубометров газа. При том, что сейчас – не больше 3500 рублей. Топливо составляет не менее половины себестоимости электроэнергии, вырабатываемой на газовых станциях. Так что быстрый рост цен на электроэнергию неизбежен. И действительно – уже запланированный правительством рост тарифов на электроэнергию составляет более 45% до конца 2015 года.

В итоге получается, что в Москве обычный житель будет платить больше 5,6 рубля за кВт/ч. Много это или мало? Сегодня, при тарифе в 4,02 рубля, москвичи платят примерно столько же, сколько жители Таллина, и в несколько раз больше, чем в Софии. Хотя и Болгария, и Эстония импортируют энергоносители. Ну а к 2015 году москвичи, если все будет идти, как идет, а курс евро останется на том же уровне, что и сегодня, будут платить за свет больше, чем жители 11 стран Евросоюза, включая Финляндию, Чехию и Францию.

Сравним с США. В Нью-Йорке цена электроэнергии пока выше, чем в Москве. В переводе на рубли получилось бы 5,5 рубля за кВт/ч. Но если посмотреть шире, выяснится, что на большей части США (в трех с лишним десятках штатов) цена электроэнергии ниже московской. В некоторых – ниже в разы. Как ниже и средний уровень цен по стране в целом.

А теперь представим ситуацию через три года, когда цены на электроэнергию в России, как и запланировано, вырастут почти в 1,5 раза. И кто тут энергетическая сверхдержава?

Хуже, чем на Мадагаскаре

Помимо цены электроэнергии, второй важнейший вопрос – ее доступность. Или, проще говоря, насколько трудно подключиться к электросетям. Рядовые граждане с такой проблемой сталкиваются нечасто, в основном, когда строят дачу. Впечатлений, впрочем, от «войны» с электросетями обычно хватает на всю жизнь.

Но если для граждан общение с энергокомпаниями лишь эпизод, то для людей, вовлеченных в бизнес, во многих случаях – суровая повседневная реальность. И вовсе не зря Всемирный банк, составляя рейтинг делового климата Doing Business, выделяет доступность электроэнергии в качестве одного из ключевых критериев. Так вот, согласно этому рейтингу, Россия занимает 184-е место из 185 возможных. Вы, конечно, удивитесь, но два соседних места занимают Мадагаскар (на ступеньку выше, 183-е) и Бангладеш (самое последнее, 185-е).

К методике ВБ, конечно, можно придраться. Но по крайней мере, с точки зрения логики там все в порядке. Берется типовой объект – двухэтажный склад общей площадью 1300 квадратных метров, расположенный в промзоне на окраине столицы. Закладывается единая для всех общая электрическая мощность – 140 кВт. А дальше, исходя из местных методик и инструкций, рассчитывается стоимость подключения объекта к электросетям и время, которое занимает процесс (при условии, естественно, отказа от дачи взяток и прочих способов ускорить-удешевить проект).

Так вот, в Москве надо выложить около $200 тысяч и потратить 281 день. В Антананариву, столице Мадагаскара, стоимость составляет $37 791. Время подключения – 450 дней. В Дакке, столице Бангладеш, занимающей последнее (185-е) место, подключение типового для исследования Всемирного банка здания склада стоит $35 798 и по срокам занимает 404 дня.

В нормальных странах дело выглядит по-другому. В Исландии (первое место) подключение такого объекта к электросетям обойдется в $5600 и займет 22 дня. В США – $7880 и 68 дней. И даже в соседнем Казахстане цена подключения составляет $6680, срок – 88 дней.

К вопросу о «бенефициарах»

Что в итоге? Цена на электроэнергию в Москве выросла за десять лет в четыре с половиной раза, при этом ее доступность оказывается одной из худших в мире. Внимание, вопрос: можно ли считать при таких раскладах реформу энергетики в России успешной? Сказать «да» вроде бы язык не поворачивается. Однако, с другой стороны, большая часть того, что планировал Анатолий Чубайс, действительно воплощено в жизнь. Казалось бы, парадокс.

Однако нет. На самом деле ситуация вполне понятна и, можно даже сказать, типична. Успешной реформу электроэнергетики можно считать ровно в той же степени, что и, например, приватизацию 1990-х или выборы Бориса Ельцина в 1996 году. Чубайсу, как и тогда, удалось пробиться сквозь хаотичное нагромождение интересов конкурирующих кланов и довести процесс до логического завершения. По ходу дела интересы «кланов» были худо-бедно сбалансированы: кому-то достались ОГК-ТГК, кому-то – контроль над освоением гигантских инвестиций в строительство новых мощностей.

Ну а кто должен был защищать тариф на электроэнергию для населения и ее доступность для малого-среднего бизнеса? Правильно! Не было и нет «такой партии». Резюме: либеральные по духу преобразования, проводимые в авторитарно-коррупционном бульоне, не могут быть в интересах простого человека по одной простой причине. Он (простой человек, малый и средний бизнес, избиратель) в отсутствие публичного политического процесса не может быть опорой для реформаторов. Опираться можно лишь на кланы. Они и становятся бенефициарами реформ. 

comments powered by HyperComments