Новости Календарь

Золоту никогда не быть резервной валютой: цены рухнули до двухлетнего минимума

Золоту никогда не быть резервной валютой: цены рухнули до двухлетнего минимума

Сегодняшний обвал золота на мировых рынках – лишь еще одно подтверждение того факта, что презренному металлу никогда больше не стать мировой валютой, максимум – объектом спекуляций. Бегство в непроизводительные активы (золото, серебро, бордоские вина, картины импрессионистов и тому подобное) хорошо только на фоне утраты доверия к мировым валютам. Как только уверенность инвесторов к доллару восстанавливается и появляется консенсус относительно роста реальных ставок в ближайшем будущем, непроизводительные активы становятся бесполезными. Впрочем, золото не всегда было бесполезным. Иногда даже очень вредным, по крайней мере в экономическом смысле.

Великая депрессия в США была вызвана неправильной политикой ФРС – точнее, неспособностью ФРС отреагировать на резкое сокращение денежной массы из-за широкомасштабных банкротств в финсистеме и сокращения объема кредитов бизнесу и населению. Сокращение денежной массы привело к многолетней дефляции, безработице и экономическому спаду. Именно таков был вывод американских экономистов Милтона Фридмана и Анны Шварц, обративших внимание на денежную природу Великой депрессии в 1963-м в ставшей впоследствии библией монетаризма книге «A Monetary History of the United States, 1867–1960».

   

Молодой ученый Бен Бернанке в середине 1990-х дополнил выводы Фридмана и Шварц – виновато еще и золото. Исследуя роль золотого стандарта в преддепрессионной экономике, он показал, что чем быстрее те или иные страны выходили из системы золотого стандарта и таким образом имели возможность рефлировать цены и увеличить денежную массу, тем быстрее они выходили из депрессии. Работы Бернанке по Великой депрессии и эффекту золотого стандарта стали классикой в западных университетах, а сам он стал считаться одним из лучших знатоков самой большой экономической травмы США, да и всего мира, в ХХ веке.

Так как в США, Германии, Италии, Великобритании и в других странах золотого стандарта девальвация была невозможна, центробанки этих стран стали поднимать учетные ставки с целью предотвратить отток золотовалютных резервов. Такая политика привела к снижению инвестиций из-за удорожания капитала. Ну и, разумеется, к кредитному сжатию. Продолжая удерживать высокие процентные ставки, страны пытались привлечь больше золота. Кроме попыток привлечь иностранный капитал, правительства стран золотого стандарта также прибегали к протекционистским мерам по отношению к иностранным торговым партнерам. По мере роста импортных тарифов, спровоцированного желанием сохранить золотовалютные резервы, мировая торговля сжималась, что привело к распространению кризиса на другие страны, изначально иммунные к Великой депрессии. Таким вкратце было тлетворное влияние золота на мировую экономику.

Позже, в 2012-м, Бернанке на одной из своих популярных лекций заметил, что в долгосрочной перспективе золотой стандарт обеспечивает ценовую стабильность, но в краткосрочной ведет к резким скачкам инфляции и дефляции. «Сила золотого стандарта – одновременно и его слабость тоже: потому что денежная масса определяется по поставке золота, оно не может быть скорректировано в соответствии с изменением экономических условий».

Другими словами, проблемы базирующейся на якоре в виде золота (или чего-то еще) системы были сформулированы в так называемом парадоксе Триффина: эмиссия ключевой валюты должна соответствовать золотому запасу страны-эмитента. Чрезмерная эмиссия, не обеспеченная золотым запасом, может подорвать обратимость ключевой валюты в золото, что вызовет кризис доверия к ней. Но ключевая валюта должна выпускаться в количествах, достаточных для того, чтобы обеспечить увеличение международной денежной массы для обслуживания растущего количества международных сделок. Поэтому ее эмиссия должна происходить, невзирая на размер ограниченного золотого запаса страны-эмитента.

Послевоенная мировая финансовая система Запада, однако, не полностью избавилась от золотого стандарта. Она работала в рамках Бреттон-Вудских соглашений 1944 года, устанавливавших привязку обменных курсов основных мировых валют к доллару США, который в свою очередь был привязан к золоту.

В начале 1970-х, когда хронический дефицит торгового баланса США и иссякание резервов золота (с 1949 по 1970 год золотые запасы США сократились с 21 800 до 9838,2 тонны) привели к фактическому развалу доллароцентричной Бреттон-Вудской системы. Использование золота как якоря Бреттон-Вудской системы сразу сделало ее потенциально неустойчивой – во-первых, система была поставлена в зависимость от непредсказуемых флуктуаций рынка золота, во-вторых, спрос на долларовую ликвидность со стороны глобальных рынков превышал рост производства золота. Так что рано или поздно эта привязка должна была разрушиться .

Последнюю точку в коллапсе Бреттон-Вудских соглашений и тогдашнего золотого стандарта поставил президент Франции генерал де Голль, предъявивший США к обмену 1,5 миллиарда долларов в 1971 году. США не очень обрадовались подобному требованию и стали давить на Францию как партнера по НАТО. Де Голль не смутился, объявил о выходе Франции из НАТО, ликвидации всех 189 натовских баз на территории Франции и выводе 35 тысяч натовских солдат. В довершение к тому, во время своего официального визита в США он предъявил к обмену на золото еще 750 миллионов долларов. В итоге США были вынуждены произвести этот обмен по установленному еще в 1944 году твердому курсу: 35 тройских унций золота за доллар. Вслед за Францией к обмену на золото предъявила доллары Германия.

После всех этих разорительных выплат США в одностороннем порядке отказались от принятых ранее обязательств по золотому обеспечению доллара. Эпоха золотого стандарта закончилась. Надеемся, навсегда.

Автор – корреспондент «Ъ-Деньги»

Предыдущий материал

Кто и почему бежит из России?

Следующий материал

Золотые горы: закат желтого металла