Новости Календарь

Эпицентр нового кризиса: о политике ФРС, Китае и металлах

Эпицентр нового кризиса: о политике ФРС, Китае и металлах Фото: ИТАР-ТАСС / Илья Яковлев

Неожиданное решение ФРС оставить выкуп гособлигаций и ипотечных бумаг на прежнем уровне ($85 млрд в месяц), принятое на прошлой неделе, несколько притупило внимание инвесторов к негативным трендам в мировой экономике. Однако ненадолго. Рынки уже успели растерять все достижения. Американский индекс широкого рынка S&P 500 падает уже четыре дня подряд. Теперь новым поводом для беспокойства стали возобновившиеся споры по поводу потолка госдолга США – если до конца месяца решение о его повышении не будет принято, к середине октября американская казна может опустеть. Однако это не повод для пессимистических настроений: демократы и республиканцы в итоге, как всегда, договорятся. Объяснение негативных тенденций скорее может лежать в другой плоскости. Основные риски сейчас сконцентрированы не в экономиках США или Европы, где все более-менее плохо, но понятно и предсказуемо. Риски не там, где плохо, риски там, где два десятилетия было хорошо, слишком хорошо. Речь, разумеется, о Китае. 

Неплохая статистика (PMI, внешняя торговля, промпроизводство) за август частично погасила опасения немедленной жесткой посадки в экономике Китая. Промпроизводство показало рост от 9,7% год к году в июле до 10,4% в августе (против ожидаемых 9,9%), рост производства электроэнергии скакнул с 8,1% год к году до 13,4%, розничная торговля выросла с 13,2% год к году до 13,4%. Опубликованный в понедельник предварительный (flash) индекс PMI за сентябрь, отражающий деловую активность в производственном секторе, также оказался лучше ожиданий рынка, 51,2 пункта – это максимальные показатели за последние шесть месяцев. Однако ценность всей этой статистики не стоит переоценивать – она дает некоторую отсрочку негативу, но не более. Это синхронные индикаторы, отражающие текущее состояние дел, но не перспективы Поднебесной. 

Опережающие индикаторы мрачнее. Темп роста инвестиций в строительство замедлился с 20% год к году в июле до 12% в августе. Еще лучшим опережающим индикатором экономики является спрос на металлы. Купленные сегодня металлы – это построенные (или не построенные) завтра заводы, мосты, железные дороги, жилые дома, торговые комплексы и офисы, то есть инфраструктура. Инвестиции (в основном в инфраструктуру) – это 50% ВВП Китая ежегодно. Неудивительно, что Китай сейчас доминирует на рынке металлов, – для поддержания темпов роста он все время должен что-то строить, даже если и так настроено больше, чем нужно (пусть пустующих домов, по данным пекинской полиции, в столице больше 30%, увлекателен сам процесс). Китай, доля которого в мировом ВВП, по данным МВФ, составляет всего 11,5% (15,6%, если считать ВВП по ППС), – основной мировой потребитель железной руды (66% мирового спроса), алюминия (45%), никеля (44%) и меди (42%). 

Барометры кризиса

Спрос на эти металлы – прекрасный опережающий индикатор китайской экономики. А коль скоро Китай сегодня обеспечивает треть глобального роста (а с Индией – половину), то и всей мировой экономики. И, судя по нему, глобальная рецессия не за горами. Перед кризисом 2008-го металлы хорошо продемонстрировали прогностическое чутье, они начали падать чуть раньше нефти. 

Посмотрим на цены алюминия:

Меди:
 

Никеля:

И стали:
 

Везде виден докризисный пик в 2007–2008 годах, глубокое падение в 2009-м и локальный пик 2011-го, совпавший с эйфорией китайского роста. 2013 год, однако, стал для металлов повторением кризисных времен – Китай больше не способен расти прежними темпами. Цены валятся.

Пионеры кризиса

Поставляющие в Китай железную и медную руду Австралия, Бразилия и Чили уже испытывают на себе снижение спроса. Состояние бразильского миллиардера Эйка Батисты упало этим летом с $34 млрд до $4,8 млрд, в том числе и из-за проблем с его горнорудными активами. 

Российские компании тоже вынуждены адаптироваться. Некоторые российские металлурги – «Северсталь», ММК, НЛМК, «Евраз» – пока чувствуют себя относительно неплохо, дело в изначально высокой рентабельности активов и возможности развития производства с высокими переделами (отход от чисто сырьевой зависимости). Поэтому удар по ним менее существенен. Похуже ситуация у крупнейшего мирового производителя алюминия – «Русала». Еще в августе гендиректор «Русала» Олег Дерипаска в интервью «Интерфаксу» отметил, что при текущих ценах $1750 за тонну «около 40% мировых алюминиевых мощностей без учета Китая убыточны». Остается только сокращать производство – на 350 тысяч тонн (около 9%) до конца года. На заводах с высокими издержками – Волгоградском, Уральском, Богословском, Надвоицком и Волховском уже в текущем году может быть остановлено производство. По итогам первого полугодия 2013-го чистый убыток компании составил $439 млн против $1 млн прибыли годом ранее. Рентабельность по EBITDA упала до 8,1% с 9,9% годом ранее. Получше показатели «Норникеля». Хотя компании, по замечанию ее гендиректора Владимира Потанина, приходится «работать в условиях сильного встречного ветра». Несмотря на неблагоприятную рыночную конъюнктуру, за первое полугодие 2013-го «Норникель» показал рентабельность EBITDA на уровне 41% (против 42% в первом полугодии 2012-го). «Норникель», в отличие от того же «Русала», диверсифицированная компания – в ее выручке есть и медь, и никель, и металлы платиновой группы. Поэтому у нее есть возможность более гибкого подхода к управлению активами. Недавно озвученная стратегия развития компании – ориентация на отдачу на капитал при условии управления высокорентабельными первоклассными активами (речь прежде всего о таймырских месторождениях). К числу последних отнесены активы, выручка которых превышает $1 млрд, срок жизни – более 20 лет при высоком уровне возврата вложенных инвестиций.

Проблемы металлургов пока еще не сильно отражаются на российской экономике в целом: цена на нефть, в отличие от цен на металлы, все еще очень высока. Но мы помним, что цена на нефть способна обваливаться в разы, при том, что за считаные недели до обвала все верят в устойчивость высоких цен. 

Возможно, металлы просто более чувствительный барометр экономики. Варлам Шаламов в «Колымских рассказах» упоминает о стланике, вечнозеленом северном дереве. Оно знает, что зима уже наступила, тогда, когда природа думает, что все еще царит лето. «За два-три дня до первого снега, когда днем было еще по-осеннему жарко и безоблачно и о близкой зиме никому не хотелось думать, стланик вдруг растягивал по земле свои огромные, двухсаженные лапы, легко сгибал свой прямой черный ствол толщиной кулака в два и ложился плашмя на землю. Проходил день, другой, появлялось облачко, а к вечеру задувала метель и падал снег».

Что думают аналитики и металлурги? 

Роман Ткачук, старший аналитик «Норд-капитал»

С начала года рынок промышленных металлов сократился на 15–20%. Значительное падение продолжалось с марта по июль, когда металлы нашли дно и затем немного отскочили. Прежде всего все связано со снижением спроса со стороны Европы. В Китае оно не столь значительно, и с ним связаны главные надежды. Спрос там в последние месяцы восстанавливается – по крайней мере, на никель, на медь. Если тенденция продолжится, металлургия будет чувствовать себя лучше. Если нет, может быть повторение кризиса 2008–2009 годов.

Внутренний рынок более стабилен за счет главным образом предстоящей Олимпиады в Сочи, развития БАМа и Транссиба. Снижение здесь в пределах 5–10%. 

Конечно, это негативно отражается на российских металлургических компаниях. В начале года наши компании сохранили объемы продаж, летом они снизились. На рынке алюминия спрос снизился на 10–12%, в черной металлургии он более стабилен. Выручка российских металлургических компаний за первое полугодие 2013-го снизилась на 10%, а у кого-то еще больше. При этом прибыль упала в разы. Кто-то получил убыток. Для них ситуация тревожная. Многие компании не вкладывают в новые проекты, продают зарубежные активы, как, например, «Евраз» и «Северсталь». Они приобретали заводы в Европе и Африке в 2007–2008 годах, сейчас эти производства нерентабельны. Все это говорит о том, что в ближайшие годы восстановления рынка они не ждут.

Можно сравнить ситуацию с кризисом 2008–2009 годов. Тогда металлургия тоже первой почувствовала изменения в глобальной экономике, она наиболее чувствительна к падению спроса. Сейчас этот тревожный звонок тоже поступает. В 2013-м по итогам года падение может быть таким же, как в 2008–2009 годах. Произойдет ли то же самое, что тогда? Многое зависит от ситуации в строительном секторе. Кроме того, сейчас мировые финансовые власти готовы к негативной ситуации, и они работают на ее выправление.

Дмитрий Баранов, ведущий эксперт «Финам Менеджмент»

Все указывает на то, что ситуация напряженная. Не только падение цен на металлы, но и снижение объема погрузок на железной дороге – как металлолома, так и металла, снижение потребления сырья для производства металлов, например угля, снижение индекса производства. Снижение числа продаваемых машин тоже говорит о снижении спроса на металлы. Весь мир находится в стагнирующем, неравновесном состоянии. То, что «Русал» сейчас заметно сокращает мощности, говорит о многом. Сейчас ключевые потребители металла, строители, будут пересматривать планы на следующий год.

Теоретически падение в металлургии может привести к снижению ВВП, снижению поступлений в бюджет, консервация заводов приведет к сокращению рабочих. А на другие отрасли промышленности спад в металлургии влияния не окажет: дефицита металла не будет, а падение цен на металлы как сырье сразу уравновесится ростом других расходов.

Это я пока не назвал бы таким уж кризисом, это та самая стагнация, о которой нам говорят официально. Пока ситуация не совсем уж грозовая. После кризиса 2008-го скопилось очень много складских запасов у трейдеров, поэтому производство страдает, хотя спрос на самом деле есть. И сейчас идет уже постепенное истощение запасов, в начале следующего года их нужно будет пополнять.

Полной остановки производства не стоит ждать. Без металлов мы никуда. Если мы даже не потребляем напрямую металл, он используется в производстве товаров, которые мы все так же потребляем. Даже хлеб – это чаны из стали, которые довольно быстро изнашиваются. Я считаю, что восстановление металлургии неизбежно. Но оно возможно только в 2014 году. В этом показатели будут в лучшем случае на уровне 2012 года, в худшем – ниже на 2–4%, чем в 2012-м. С марта 2014 года может быть небольшой рост. Оживление программы модернизации энергетики, неизбежная замена изношенного оборудования – это в состоянии дать небольшой толчок металлургии.

Сергей Марков, начальник Департамента маркетинга и операционной поддержки бизнеса «ЕвразХолдинга»

Мировой рынок стальных полуфабрикатов характеризуется флуктуациями цен, которые не оказывают значительного влияния на ценовой фон внутри России. Баланс спроса и предложения на внутреннем рынке сейчас позволяет основным производителям металлопроката в сортовом и фасонном сегменте загружать свои мощности при сохранении равновесного уровня цены.

В ближайшие месяцы на российский рынок металлургической продукции строительного назначения будет оказывать влияние прежде всего сезонный фактор, который может привести к некоторому снижению объемов реализации и ценового уровня, в основном за счет сезонного снижения активности в строительной отрасли.

Основное давление на рынок строительного металлопроката в перспективе следующего года будет оказывать не столько мировой рынок, сколько локальные изменения предложения, связанные с выходом новых игроков в сегменте арматуры и фасона. Дополнительный объем предложения, безусловно, скажется на рыночном балансе. Вероятнее всего, это приведет к умеренному снижению цен и, как следствие, вытеснению импортной продукции с российского рынка.

Леонид Богомолов, менеджер по связям с общественностью, «Русал»

После апреля 2011 года, когда цена на алюминий практически достигла отметки $2800 за тонну, наметился четкий тренд на снижение, который до сих пор пока не меняется. По состоянию на сегодняшний день цена на LME снизилась до показателя $1753,5 за тонну. Падение цены на алюминий на LME привело к тому, что около 40% мировых алюминиевых мощностей являются убыточными. Эти факторы вынуждают ведущих мировых производителей перейти к решительным мерам и сокращать производственные мощности. «Русал» уже начал реализацию программы сокращения производства на наименее эффективных заводах компании. По нашим прогнозам, в 2013 году производство алюминия будет сокращено на 357 тысяч тонн, или на 9%, по сравнению с уровнем производства 2012 года. Полный эффект от реализации программы сокращений ожидается в 2014 году. Кроме того, для стабилизации рынка биржа LME нуждается в большей прозрачности за счет предоставления полной информации, которая позволит потребителям, производителям, трейдерам и финансовым игрокам лучше понимать процесс ценообразования.

Автор – корреспондент журнала «КоммерсантЪ-Деньги»

Предыдущий материал

В воскресенье – выборы в ФРГ. Что они дадут экономике ЕС?

Следующий материал

Придут ли марксисты к власти в Испании