Новости Календарь

Размер пенсии привяжут не к рублям, а к баллам. Почему это проблема?

Размер пенсии привяжут не к рублям, а к баллам. Почему это проблема? Фото: ИТАР-ТАСС / Trend
Сегодня правительство РФ рассмотрит на заседании новую пенсионную формулу. По просьбе Slon экономист Михаил Дмитриев рассказал, в чем состоит основная проблема с новым методом начисления пенсий.

Механизм расчета будущей пенсии по новой формуле гражданам кажется слишком сложным. На самом деле смысл ее введения как раз в том, чтобы скрыть от людей серьезную проблему. Размер пенсии будет привязан не к рублям, накопленным на страховых счетах граждан, а к условным баллам, пенсионным коэффициентам. Так вот: государство будет «продавать» людям пенсионные баллы по одной цене, а «покупать» их назад по другой. Этот двойной обменный курс законом не закреплен, он остается на ручном управлении.

Наши расчеты показывают, что разница в этих «обменных курсах» будет постепенно нарастать. Новый механизм индексации пенсионных коэффициентов поставлен в зависимость от текущих бюджетных решений по установлению трансферта в Пенсионный фонд. В результате спрогнозировать размер будущей пенсии больше чем на три года вперед не смогут не только граждане, но и эксперты. При этом новая реформа в существующем виде не улучшит, а скорее ухудшит положение пенсионеров даже по сравнению с нынешним механизмом расчета пенсии.

Принцип валютного киоска

По новой пенсионной формуле все рублевые средства граждан, накопленные на их страховых счетах, переводятся в пенсионные коэффициенты. Каждый год им будет назначаться цена: сколько коэффициентов вы сможете «купить» на взносы, которые платит ваш работодатель. То есть обменный курс. Как только гражданин подает заявление на назначение ему пенсии, то все эти пенсионные коэффициенты, накопленные в страховой части его пенсионного счета, должны быть конвертированы в рублевую пенсию. Фактически, гражданин «продает» их Пенсионному фонду РФ тоже по определенному курсу. 
 
Мы знаем, что когда мы идем в киоск продавать валюту и когда мы ее покупаем в том же киоске – это два разных обменных курса. Когда власти рекламируют населению новую пенсионную формулу с баллами, они забывают упомянуть, что у этой «валюты» тоже возникают два курса. Курс покупки и курс продажи. И проблема для Пенсионного фонда, – к которой он старается не привлекать внимание граждан, – состоит в том, что эти два курса будут одинаковы только в первый год работы этой системы. 
 
Курс, по которому вы продаете баллы (получаете пенсию), назначается каждый год. Он зависит от доходов Пенсионного фонда России, и прежде всего от трансферта Пенсионному фонду из федерального бюджета. А размер бюджетного трансферта не регулируется ничем, кроме законов о федеральном бюджете и бюджете Пенсионного фонда, которые принимаются только на три ближайших года. Таким образом, индексация балла для назначения пенсии становится непредсказуемой на перспективу – она каждый раз зависит от конкретного решения правительства при формировании трехлетнего бюджета. Этот обменный курс обязаны публиковать каждый год, но даже эксперты в области актуарных расчетов не в состоянии прогнозировать его на долгосрочную перспективу. 
 
Но есть и другой курс – цена, по которой взносы с зарплаты превращаются в баллы. Она зависит от максимальной заработной платы, облагаемой взносами: сейчас это 1,6 средней зарплаты по стране, или 568 тысяч рублей в год. Если вы зарабатываете столько или больше, вы получаете максимальные 10 баллов. Если в два раза меньше, то 5 баллов. Но дело в том, что к 2021 году эту опорную величину планируют довести до 2,3 от средней зарплаты. Она будет расти опережающими темпами по отношению ко всем другим показателям, влияющим на параметры пенсионной системы. Очевидно, что трансферт Пенсионному фонду из бюджета с такой же скоростью расти не сможет. Это значит, что постепенно ваши баллы для начисления пенсии начнут обесцениваться: вы не сможете продавать их за те же деньги, за которые их покупают в том же году на взносы. 
 
Мы оценили эту разницу. В 2021 году цена, по которой вы покупаете баллы, превысит цену, по которой Пенсионный фонд выкупает их обратно при назначении пенсии, как минимум на 11,5%. Это в том случае, если по мере роста предельной зарплаты будет пропорционально расти максимально возможное количество баллов. Пока же, похоже, планируется, что даже этого не будет: максимум 10 баллов остается неизменным. В этом случае к 2021 году разрыв составит примерно 40–50% между курсом покупки и курсом продажи. И он будет увеличиваться с каждым годом. 
 
То есть баллы продаются гражданам с наценкой, а обратно покупаются с дисконтом. И дисконт постоянно возрастает. Именно за счет этой разницы государство будет ограничивать обязательства пенсионной системы и благодаря этому сможет поддерживать бюджетные трансферты на относительно невысоком уровне.

Если устранить разницу курсов продажи и покупки, новая формула применяться не сможет. Для этого пришлось бы индексировать пенсионный коэффициент так же быстро, как будет расти предельная взносооблагаемая зарплата. Но это будет означать дефицит Пенсионного фонда уже к 2030 году как минимум 3–4% ВВП, а к 2050-му потребности в бюджетном трансферте превысят все налоговые поступления в федеральный бюджет. Такой принцип заведомо нереализуем, и это прекрасно знают разработчики новой формулы.

Непредсказуемость и ручное управление

По старой формуле расчет будущей пенсии привязан к объективным статистическим показателям. Все они есть в макроэкономических прогнозах. Поэтому спрогнозировать размер будущей пенсии и темпы ее индексации было гораздо проще. 
 
В новой формуле основой для индексации в конечном счете становятся доходы Пенсионного фонда. А в них порядка 30% сейчас составляет трансферт из федерального бюджета. Этот трансферт, по новым правилам, определяется не нормами закона, а результатами переговоров Минтруда, Минфина и Пенсионного фонда при подготовке очередной бюджетной трехлетки, что делает его размеры непредсказуемыми. 
 
Мы будем знать параметры индексации пенсионного коэффициента лишь на три года вперед – ведь дальше трех лет бюджет сейчас не формируется. За пределами бюджетной трехлетки мы будем знать только то, что индексация будет не ниже инфляции. Но какой конкретно – предсказать это будет невозможно.

Фактически это переводит долгосрочное планирование развития пенсионной системы в режим ручного управления. Оно зависит от произвольных решений ведомств, формирующих проект федерального бюджета. И это главная проблема формулы.

Пострадают самые бедные

Новая формула в существующем виде появилась лишь в сентябре. За последние полгода вариантов было множество, они появлялись буквально каждые пару недель. Причем часто договоренности, которые достигались на совещаниях высокого уровня, понимались сторонами по-разному. Каждый интерпретировал их по-своему. То, что мы получили сейчас, – это результат очень сложной, спонтанной и непредсказуемой эволюции, которую не могли предвидеть даже Владимир Путин и Дмитрий Медведев. 
 
На фоне резкого торможения экономики формулу начали корректировать в сторону максимальной экономии. Я уверен, что президент этим процессом не управлял. Он сам по-настоящему не вникал в механику новой формулы. Все новые проблемы, которые выявляют эксперты, для него тоже сюрприз, и довольно неприятный. 
 
Последний вариант формулы перераспределяет деньги в пользу людей с более высокими заработками. Идет замедление индексации базовой части пенсии и страховой части пенсии граждан с невысокой зарплатой. При этом опорная величина для расчета – предельная облагаемая взносами зарплата – будет расти. В результате сильнее пострадают наименее обеспеченные пенсионеры. 
 
В новой формуле установлен жесткий нижний порог 30 баллов для получения трудовой пенсии. Для того, кто в течение трудовой карьеры получал заработок на уровне минимального, это потребует 30-летнего трудового стажа. 
 
В проекте бюджета на 2014–2016 годы лишь один вид социальных обязательств индексируется на 1,3% ниже инфляции – прожиточный минимум пенсионера. Он используется для расчета доплат тем, чья пенсия ниже прожиточного минимума. Это вполне соответствует духу новой пенсионной формулы: тяжесть бюджетной экономии ложится на самых бедных. Хотя, учитывая общую недоиндексацию пенсий по сравнению с зарплатой, эта разница будет невелика.
Если в стране сохранится экономический рост, заработная плата еще долго будет расти быстрее, чем ВВП. Хотя бы потому, что численность трудоспособного населения снижается ежегодно как минимум на 1% из-за демографических факторов. Если пенсии будут индексировать только по инфляции, это приведет к субъективному обнищанию пенсионеров: их доходы по отношению к доходам работающих упадут настолько, насколько они никогда не падали в истории России.

Стимул к труду не сработает

Новая формула предусматривает возможность резко увеличить размер будущей пенсии, если добровольно отсрочить ее на несколько лет. Действительно, если отложить выход на пенсию на 5 лет, выплаты увеличатся в почти 1,5 раза, если на 10 лет – то в 2,3 раза. Это полностью компенсирует выплаты, недополученные за годы отсрочки. 
 
Но в условиях, когда расчет пенсии крайне непрозрачен и спрогнозировать ее сложно более чем на три года вперед, этот стимул работать не будет. В сочетании с конфискацией пенсионных накоплений за 2014 год задним числом, все это порождает колоссальную неопределенность в глазах граждан. Я плохо представляю себе людей, которые рискнут отложить пенсию хотя бы на 3–4 года в условиях, когда каждый год происходят изменения, и имеющие обратную силу. Люди подобным стимулам не поверят. 
 
В существующем виде новая пенсионная формула масштабно нарушает права и интересы граждан. Она дезориентирует и дезинформирует их в отношении будущей пенсии и лишает людей стимулов к участию в страховой системе.

Предыдущий материал

Алексашенко о пенсиях: «Это откровенно неприкрытый грабеж»

Следующий материал

Все еще рассчитываете на пенсию?