Новости Календарь

Новый «черный вторник»: «Очень уж это напоминает начало финансового краха 1998-го»

Новый «черный вторник»: «Очень уж это напоминает начало финансового краха 1998-го» Фото: ИТАР-ТАСС

Доллар – 80, евро – 100, ставка Центробанка – 17%. Это новая финансовая реальность, в которой Россия живет с середины вторника, 16 декабря 2014 года. Накануне ночью регулятор взвинтил ключевую ставку с 10,5% до 17% – это значит, что теперь для всех российских банков деньги стали более чем в полтора раза дороже. Теперь, чтобы остаться в плюсе, банки должны так же резко задрать ставки по кредитам населению и предприятиям.

«"ВТБ24" не будет менять процентные ставки по действующим кредитным и депозитным договорам», – ответил корреспонденту Slon эксперт пресс-службы банка Виталий Сухинин. По его словам, российское законодательство не позволяет в одностороннем порядке изменять ключевые условия по кредитным договорам. Поднимать ли ставку по новым кредитам, банк еще не решил.

Второе тяжелое последствие девальвации и повышения ставок – банкротство предприятий и рост цен. Рост ключевой ставки предвещает ускорение инфляции, предупреждает эксперт по антимонопольному законодательству из РАНХиГС Вадим Новиков. По его оценкам, сильнее всего повышение процентной ставки скажется на отраслях, которые удалены от конечного потребителя: «У магазина будет меньше проблем, чем у машиностроительного предприятия».

Насколько все подорожает и что будет с банками, деньгами, предприятиями и экономикой в целом, Slon попросил объяснить нескольких авторитетных финансистов.

«Рост ставок по кредитам будет шоковым»

Сергей Романчук,
руководитель операций на валютном и денежном рынке «Металлинвестбанка»

Непосредственного влияния на курс ставка не оказала: в таких случаях укрепление на развивающихся рынках часто носит технический характер, а потом участники рынка набрасываются на подешевевшую валюту и скупают ее. Вот и сегодня доллар взлетел гораздо дороже, чем он торговался вчера. Зато у этого решения будут иные последствия.

  • Теперь вряд ли ЦБ сможет сделать шаг назад. Это означает, что ставки по кредитам будут только выше. Я думаю, повышение ставок по кредитам будет шоковым – уже сегодня банки будут их пересматривать. По уже текущим кредитам законодательство защищает клиента от пересмотра, хотя в зависимости от договоров могут быть разные случаи.
  • Не факт, что повышение ставок по кредитам оттолкнет заемщиков от банков: люди могут продолжать брать кредиты, ожидая, что дальше ставки будут еще выше. Потому что очень уж это напоминает начало финансового краха 1998 года, когда ЦБ сначала тоже резко поднял ставку, а затем мы закончили 100-140% ставками по ГКО и дефолтом. Поэтому если массовое мнение на это замкнется, то люди из опасений капитуляции ЦБ перед кризисом могут удариться в спекуляции. Важно вернуть их к нормальной жизни. 
  • Еще вчера первый зампред ЦБ Ксения Юдаева говорила, что видит инфляцию в первой половине 2015 года выше 11%, поэтому ЦБ пытается сделать ставку по депозитам положительной в реальном выражении – чтобы она хотя бы превышала будущую инфляцию. Но повышение ставки подрывает доверие населения к банкам, и с этой стороны им нужна дополнительная поддержка.
  • У банков возникнут проблемы с переоценкой балансов перед Новым годом: значительную часть пассивов (заемных средств) банки берут именно у ЦБ, их стоимость резко увеличивается, а ставки по уже выданным банками кредитам не повышаются – соответственно, это большой убыток для банков. Наверняка будут пострадавшие банки.
  • Из-за подорожания кредитов себестоимость предприятий вырастет. Рынок она мало волнует – если конкуренция достаточна, то цены не вырастут, но часть предприятий обанкротятся. 
  • По долговому рынку это серьезный удар, потому что облигации котировались исходя из совершенно другой доходности, а теперь за этой ставкой потянется все остальное. 
  • ЦБ будет стимулировать банки возвращать ему средства, но это опять же ударит по экономике – деньги уйдут в ЦБ, а кредитование будет сворачиваться. Ужесточения по свободным деньгам для банков со стороны ЦБ в такой ситуации малоэффективны для удержания курса: клиенты банков – компании, фонды, физлица, импортеры – все равно заказывают у банков покупку валюты, независимо от того, насколько ЦБ лишает денег сами банки.

«Мы можем увидеть сотни ликвидированных банков»

Евгений Надоршин,
главный экономист АФК «Система», бывший советник министра экономического развития 

Я думаю, что большая часть тех корпоративных заемщиков, кто сегодня обратился за кредитами или кому еще не вынесено окончательное решение по кредиту – они уже увидят новые условия с повышенным процентом, в этом можете не сомневаться. Я думаю, что ставки по кредитам вырастут пропорционально повышению ставки ЦБ (с 10,5% до 17%) и, может быть, даже с небольшим запасом в зависимости от сроков. Кредиты на самый длинный срок – больше года, – которых уже стало гораздо меньше, могут подорожать меньше чем на 6,5% (процентных пункта), потому что на таком горизонте можно ожидать снижения ставок. Но на сколько-то они подорожают все равно. А те кредиты, которые до года, – я думаю, что полностью вырастут на эту величину или чуть больше.

Если кредит уже получен или решение о нем уже одобрено, то пересмотр ставки зависит от условий договора и конкретного банка: с одной стороны ситуация очень сильно поменялась, с другой стороны, чтобы не терять лицо, банки пересматривать условия не будут. И во многих случаях, даже если кредитный договор допускает такие пересмотры, это будет делаться только в разумных пределах: повысить ставку по кредиту заемщику и этим действием перевести его из ряда платежеспособных в неплатежеспособные – это последнее, чего хочет банк.

По-хорошему банки уже сейчас в экстренном порядке должны начать предлагать существенно более высокие ставки по рублевым депозитам – выше сразу на несколько п.п. – и снижать ставки по валютным депозитам, потому что у большинства банков уже нет никаких проблем с валютой, она им не так уж и нужна. Момент, когда ставки по депозитам можно было повышать плавно, упущен довольно давно – отчасти поэтому у нас сейчас такой курс рубля.

Кто-то готовится уже к тому, что высокие ставки ЦБ продлятся год. А я считаю, что в этом не будет необходимости. Цель Центробанка – стабилизировать ситуацию, вернуть себе контроль над ожиданиями, утерянный ранее. Для этого, если все сделать правильно, потребуется не год, а меньше времени.

Проблемы поиска качественных заемщиков, готовых занимать по таким ставкам, сейчас в масштабах банковской системы, нет – у банков нет желания выдавать кредиты, потому что деньги нужны на другие цели. Банки еще очень долго не смогут прийти в себя от происходящих потрясений. Если ЦБ будет интенсивно чистить систему, мы можем увидеть сотни ушедших с рынка и ликвидированных банков – больше, чем в этом году. Это будут и мелкие банки, и крупные. Если же ЦБ предпочтет, как в 2008-2009 году закрыть глаза и сделать вид, что ничего не происходит, то банкротов может оказаться мало, но я думаю, что минимум десятки. Во втором случае мы получим все еще недееспособную, достаточно многочисленную банковскую систему, не пригодную для поддержания экономического роста.

Пока я не услышал сигнала от ЦБ, который бы говорил, что он сделал выбор в пользу одной или другой стратегии. Если чистить систему, то АСВ своими ресурсами не справится и нужно давать ему массированный кредит – в худшем случае, триллионы рублей – чтобы расплатиться по обязательствам (в основном депозиты) и пополнить капитал. Но ресурсы для этого у ЦБ есть, и власти достаточно. Глаза боятся – руки делают: начните разбирать эти авгиевы конюшни, и дело сдвинется.

«В перспективе все ставки должны пойти вниз»

Константин Корищено,
завкафедрой фондовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС, зампред Центрального банка России в 2002–2003 годах

Эта ставка экстраординарна, она слишком высока с точки зрения стимулирования роста экономики, поэтому я думаю, что она не должна долго существовать на рынке. В 1992 году шведский Центральный банк на три дня, когда были очень серьезные проблемы на валютном рынке, ввел ставку рефинансирования 1000%. Так что такие методы для охлаждения рынка в мире действительно применяются, но для долгосрочного функционирования – даже при 12% годовых инфляции – они не годятся. А у нас вряд ли такая инфляция будет долгой: денежная масса у нас сейчас не только не растет – она меньше, чем в конце 2013 года.

На короткий срок банки могут поднять ставки по 3–6-месячным депозитам в ожидании стабилизации. Но я думаю, что сейчас банки будут не очень активно пересматривать условия по годовым депозитам и по новым кредитам: заемщиков, способных платить кредиты по еще более высоким ставкам, не так много, а без них повышенные ставки по депозитам нечем отбивать. Для этого придется снова идти на валютный рынок, а эта стратегия особенно опасна в текущей ситуации.

О том, помогло или не помогло повышение ставки, пока судить рано. Давящий фактор нефти остается независимо от того, какова ставка ЦБ. Она влияет лишь на возможности участников рынка поддерживать свои валютные позиции. В любом случае фактор дешевеющей нефти должен завершиться, тогда рынок стабилизируется, и все ставки должны пойти вниз.

Предыдущий материал

Ставка 17%: почему она не сработает

Следующий материал

Могут ли власти и банки ограничить нам доступ к счетам