Новости Календарь

Как захватить «Башнефть»

Как захватить «Башнефть» Фото: Reuters / Sergei Karpukhin
Буквально месяц назад мне довелось сидеть в известном лондонском пабе с моими бывшими юкосовскими коллегами, сейчас работающими на «Башнефть». Приближалось вторичное размещение акций, которое сулило сорвать всем давно спланированные отпуска. Впрочем, руководство обещало «бонусы и компенсации». Третьего июля совет директоров «Башнефти» решил увеличить ее уставный капитал. Ничто не предвещало для «Башнефти» беды, инвесторы смотрели на ее акции с любовью и оптимизмом. Но как часто случается в России, период, когда у тебя все хорошо, – самый страшный. И сейчас ситуация выглядит так, будто кто-то решил, что «Башнефть» достаточно хороша не только для иностранных инвесторов, но и для того, чтобы поменять хозяев.

Но захватывать нефтяные компании надо красиво. По итогам истории с ЮКОСом силовики и рейдеры пришли к выводу, что разрывать объект захвата на куски не только невыгодно, но и хлопотно: по международным судам затаскают. Гораздо выгоднее поставить реальных хозяев компании в такое положение, когда они сами будут рады избавиться от хлопотного актива без уголовных обвинений. А если им при этом еще и что-то заплатят, это уже практически удача. Исходя из этого, можно сформулировать несколько условий, при которых заинтересованные лица с соответствующими возможностями могут заполучить приличную российскую нефтяную компанию (а «Башнефть» – хорошая компания). Если, конечно, есть такое намерение.

Во-первых, для захвата серьезной компании нужно «правильное» уголовное дело. Это должно быть старое дело, которое имело место достаточно давно. Настолько давно, что установить реально, что случилось и случилось ли это вообще, практически невозможно: документы потерялись или уничтожены, потенциальные свидетели уже почти ничего не помнят, многие структуры давно ликвидированы. Подобное дело можно прекращать, приостанавливать, возобновлять, и в руках умелого следователя оно, как кубик Рубика, всегда поворачивается нужной стороной.  

В «правильном нефтяном деле» обязательно должна фигурировать сделка с активами или акциями компании, которую ты хочешь захватить, причем не важно сколько: все равно можно арестовать сразу все активы или контрольный пакет акций. Пусть следствие потом разбирается, сколько на самом деле украли. А правильно проинструктированные суды пока все надежно арестуют. Компания может жаловаться, но мы знаем, как мало это помогает в России, а международные суды российскому следствию – не указ. 

15 июля АФК «Система» получила уведомление о запрете на сделки с принадлежащими ей 71,8% акций «Башнефти». Дело, на основании которого арестованы акции «Башнефти», почти идеально. «Преступление» вроде бы имело место в 2000-е годы, а кто, что и почем в Башкирии тогда продавал, сегодня узнать уже малореально («Система» начала скупать акции «Башнефти» в 2005 году у компании «Башкирский капитал», считавшейся подконтрольной Уралу Рахимову, и приобрела контрольный пакет акций в 2009-м). При этом сотрудников и хозяев компании никто ни в чем не обвиняет (пока!), это какие-то нехорошие люди чего-то там похитили и отмыли. Но в российских реалиях легко может стать по-иному: сегодня – один обвиняемый, завтра – «организованная преступная группа» с участием сотрудников компании, послезавтра – «преступное сообщество» под руководством ее хозяев. Те, кто инициировал это дело, видимо, надеются, что хозяева компании правильно поймут намеки следствия. 

Во-вторых, для создания идеального уголовного дела нужен идеальный свидетель. Лучше всего – человек, посаженный надолго или пожизненно: чтобы хоть на время вырваться из мест заключения, он может вспомнить все, что угодно. Свидетель в «деле Башнефти» у нас уже есть – это бывший сенатор Игорь Изместьев, осужденный на «пожизненное» за заказные убийства и террористический акт и близкий к семье Рахимовых. Шансов у него выйти на свободу никаких, Европейский суд ему не поможет, но, будучи человеком очень небедным, он явно не собирается провести остаток своей жизни в спецколонии. Поэтому этапирование Изместьева из колонии в Москву и то, что он «вспомнил» о сделках в башкирском ТЭКе, явно только начало длинной череды воспоминаний. И, скорее всего, уголовных дел. 

В-третьих, нет «нефтяного дела» без подходящего состава преступления. В данном случае самый подходящий состав – хищение (растрата) и отмывание. Поскольку два последних десятилетия в России любая более или менее крупная сделка сопровождалась определенными выплатами, казалось бы, непричастным к ней лицам (в просторечии подобные выплаты именуются «откатами»), то найти «хищение и отмывание» можно не только в сделках по приобретению активов башкирского ТЭКа, но и в еще более громких сделках. Вся история становления, роста и консолидации российских нефтяных компаний – это одно беспрерывное «хищение и отмывание», что и было продемонстрировано всему миру в известном лондонском процессе Berezovsky vs. Abramovich. 

В-четвертых, как в карточной игре, в уголовном деле важно, с какой карты зайти – кто будет первым обвиняемым по делу. Очевидно, что Левон Айрапетян, арестованный на днях Басманным судом на два месяца, – всего лишь один из огромного числа лиц, причастных к распродажам и перепродажам российских нефтяных активов (Изместьев утверждает, что Айрапетян причастен к сделке Урала Рахимова с АФК «Система»). Айрапетян обладает одним важным качеством для обвиняемого по масштабному рейдерскому делу: он является достаточно важной фигурой, чтобы все поняли серьезность намерений людей, желающих получить контроль над «Башнефтью». Возможно, очень скоро мы услышим от его адвокатов историю, что их подзащитный – жертва «политического заказа» и «противоборства силовых группировок». И тогда он останется в «организованной группе». А возможно, скоро следствие сочтет возможным изменить ему меру пресечения, и дело быстро начнет пополняться новыми фактами и обвиняемыми. Ведь состоятельному человеку всегда есть что терять. 

В-пятых, чтобы хозяева нефтяной компании сразу поняли, что с ними не шутят, надо правильно выбрать момент. В данном случае момент практически идеален – компания готовится размещать свои акции в Лондоне. Понятно, что инвесторы теперь вряд ли их купят даже за полцены. Но тем не менее никто не исключает, что при правильном поведении нынешних хозяев компании ущерб для нее будет минимален, а к вопросу размещения акций можно и вернуться через годик. Не надо резать курицу, несущую золотые яйца.

То, что происходит сейчас с «Башнефтью», никак нельзя назвать «новым делом ЮКОСа». Все уже давно всё поняли: надо договариваться, иначе себе дороже выйдет. Так что вполне может быть, что после еще нескольких громких обысков и арестов дело потихоньку затихнет, а мы наконец увидим акции «Башнефти» в Лондоне. Правда, бенефициары у этого размещения будут уже совсем другие. 

Предыдущий материал

График дня: как зачахнет «Газпром»

Следующий материал

Текущее снижение цен на нефть: долгосрочная тенденция?