Новости Календарь

Когда мы снова станем совсем не богатой страной? Кажется, скоро

Когда мы снова станем совсем не богатой страной? Кажется, скоро
Российская экономика встала и больше не растет. Это не кризис 2008 года, но тоже что-то очень плохое и неправильное – восстановление после кризиса шло гладко, а теперь все вдруг в одночасье поломалось. Чиновники говорят об этой проблеме все чаще, их формулировки становятся все острее. В четверг ростом займется президент Путин. Контуры программы, которую ему предложит правительство, уже ясны: их сформулировал в среду министр экономического развития Андрей Белоусов. Надо увеличить предложение денег, обязав Банк России печься об экономическом росте, а не только о стабильности рубля. Повысить качество делового климата и госзакупок. И потратить примерно 0,8% ВВП на инфраструктурные проекты особой важности, вроде скоростной трассы до Екатеринбурга, которую сами железнодорожники готовы уполовинить и дотянуть только до Казани. 

Но президент вряд ли ограничится этой программой. Накануне праздников он дважды ругал российские банки за жадность и неверие в Россию. В Кремле, кажется, зреет план как-то повлиять на банкиров и заставить их снизить кредитные ставки для реального сектора. Что будет не особенно сложно, учитывая, что крупнейшие банки страны принадлежат государству. Тем более что опыт подобного вмешательства у Путина уже есть: вместе с нынешним главой «Роснефти» Игорем Сечиным в пору совместной работы в правительстве они несколько раз искусственно сдерживали цены на автомобильное топливо. 

Смысл плана Минэка и атаки на банки один – стимулировать спрос в экономике за счет дешевых денег, то же самое делает сейчас администрация президента США Обамы или правительство Японии. Проблема в том, что американцам и японцам не надо строить новую экономику – она у них вполне нормальная, просто нуждается в помощи. В России никакой новой экономики нет – сначала она должна появиться за счет госвливаний и кредитов, а потом помочь стране расти дальше. Правительство хочет как бы пронести всех нас на руках над бурными водами, чтобы потом опустить на ноги, но уже повзрослевшими и окрепшими. 

Вопрос о том, возможно ли это в принципе, выглядящий отвлеченно и даже абстрактно, имеет вполне конкретное жизненное измерение. Страна как будто не замечает стагнации и продолжает ходить на шопинг и брать кредиты. То есть живет не по средствам – продает все меньше нефти, но покупает все больше иностранных товаров. Об этом чиновники уже говорят открыто – тот же Белоусов в среду прямо сказал, что нынешняя зависимость качества жизни в России от цен на нефть стала опасной. Любое колебание цен приведет не к дестабилизации бюджетной системы, как опасались раньше, – потери бюджета будут компенсированы девальвацией рубля, – а к драматическому изменению образа жизни миллионов россиян. Заграничные товары и курорты станут недоступны, машины подорожают. Импортные лекарства станут не по карману большинству стариков, домохозяйки отправятся искать работу. Гражданам придется вести более скромный образ жизни и буквально считать каждую копейку. 

Это очень мрачная картина, хотя она и не похожа на традиционное представление о конце света в России в связи с экономическим кризисом. Вместо яркой вспышки народного гнева – спонтанного бунта моногорожан Тольятти или Вятских Полян – страна может просто стагнировать, наблюдая, как медленно падают цены на нефть. На фоне этой угрозы намерение правительства за свой счет удержать на плаву всю экономику выглядит несерьезно. Надолго ли хватит денег у госбанков, чтобы кредитовать дешевеющими рублями дорожающие покупки? Перезапустится ли экономика, появятся ли рабочие места? Куда в реальности пойдут деньги казны и госбанков? В 2009 году правительство вбросило в экономику огромные средства – в виде антикризисной помощи и в виде резко увеличенных пенсий. И вот, несмотря на чудовищный спад, объем импорта в декабре 2009 года составил 97% объема декабря 2008 года. 

Судя по всему, это повторится и сейчас. Второй за пять лет антикризисный по сути пакет помощи экономике продержит ее на плаву еще какое-то время. Но такой алгоритм движения вперед – спад, затем реанимация, затем неуверенный рост и снова спад – невозможно повторять постоянно. В 2016 году понадобится уже не 0,8% ВВП, а больше, рубль неизбежно будет падать, цены на нефть точно не будут резко расти, но, возможно, и упадут. Прямо на наших глазах, еще до конца третьего срока президента Путина Россия может стать бедной страной, граждане которой экономят на продуктах и еле дотягивают от зарплаты до зарплаты. Уже очевидно, что правительство будет биться до конца за их право тратить больше, чем позволяет смысл. Вопрос только в том, надолго ли ему хватит на это денег.
 

Предыдущий материал

Банк Японии сорвался с цепи

Следующий материал

7 лучших экономических эппов