Новости Календарь

«Финансовые рынки могут быть хуже ядерного оружия»

«В России живет 4–5 млн нормативных актов. Это население большого города. Мы купаемся в них, мы закутаны в них по уши, мы существуем, как хлеб, вода и молоко, в авоське», – описывает российское регулятивное бремя экономист Яков Миркин в своей новой книге «Финансовый конструктивизм» (на днях она поступила в продажу). Это не исследовательская монография и не учебник по экономике, а сборник лучших статей, эссе и интервью автора, выходивших в СМИ с 2006 года. А кроме них, в последних разделах Миркин подробно перечисляет десятки мер, необходимых для либерализации российского рынка и придания ускорения экономике. И хотя написано все это в основном задолго до «Крыма» и санкционной войны России и Запада, здесь сложно обнаружить хоть одну главу, напрочь потерявшую актуальность.

Сам автор объясняет смысл этой книги попыткой повлиять на власть, на ее понимание ситуации в экономике, чтобы четко отделить истинные цели от второстепенных средств – процветание населения от тех сокрушительных ударов дубиной регулирования, которые сейчас почитаются за самоценное благо. В действительности поднять Россию и придать ей заметную роль в мире, по мысли автора, может лишь модернизация производства, технологий, реального сектора. Для этого экономика должна насытиться деньгами – нужны налоговые стимулы для создания и работы инвестиционных банков, фондов прямых инвестиций, венчурных институтов. И еще более важно научить россиян вкладывать деньги в экономику: участвовать в опционах, покупать паи и акции. В частности, Миркин предлагает при приватизации госкомпаний продавать не менее 15–25% розничным покупателям. Все это приведет к «народному капитализму» – лучшему экономическому строю из всех известных.

Для тех, кто не почувствовал в этих идеях привкус утопии, книга богато снабжена подсказками – чертежами и рисунками архитектора-конструктивиста Якова Чернихова. Деятеля тех времен, когда коммунизм еще путали с царством свободы, стальные конструкции башен были гибки, а ростки свежих идей пробивались сквозь государственный асфальт. Так же, как сейчас на это надеется Миркин.

Slon выбрал пять фрагментов книги, представляющих разные направления мысли автора.


Серьезное влияние на судьбу мировой экономики имеют также СМИ. Ближайшие годы еще раз это докажут. Из ничего, когда на небе ни облачка, вдруг возникают известия о том, что у кого-то – проблемы. Затем модная тема раскручивается, как снежный ком, и дело заканчивается тем, что целая экономика повержена, премьеры подают в отставку, инвесторы в испуге убегают с рынка, а страна молит о финансовой помощи. Падение производства и слезоточивый газ на улицах.

Внутри еврозоны этот сценарий с удивительной последовательностью разворачивался в 2010–2011 годах. Сначала Греция, потом Ирландия, Португалия, попытки куснуть Испанию, снова Греция, Италия. В 2013 году это чуть не случилось с Индией. Поразительно, как целеустремленны эти информационные кампании и с какой неизбежностью они следуют друг за другом. Одна тема исчерпана, тут же начинается другая. А финансовые рынки покорно падают по очереди, собираются саммиты, и вот уже евро – под угрозой. Между тем Италия, например, с конца 1980-х годов жила с госдолгом больше 90% ВВП, и ничего, имела высшие рейтинги, исправно финансировала свои долги, собирая деньги под низкий процент с инвесторов всего мира.

На финансовых рынках деньги идут вслед за информацией. Современные рынки – вычислительные сети. На них засилье программного трейдинга (торговых роботов). Поэтому рынки с огромной чувствительностью реагируют на любой слух, который в интернет-пространстве кратно усиливается и превращается в хор, способный свалить с ног любую экономику в мире, где все прошито глобализацией. Когда финансовая толпа, подпитываемая слухами, совершает набег на Бразилию, или Таиланд, или Россию, ни одной из этих стран не устоять. В потоке тысяч комментариев о том, что кризис надвигается, спрос и деловая активность угасают, как свечки.

Глобальные финансы сегодня – это возможность спекулятивной атаки из Лондона на Рим. Из Каймановых островов (столица хеджфондов) на Буэнос-Айрес или на Москву. Из любой точки мира, где есть крупные деньги, – на любой рынок, имеющий слабые места. Волки – санитары леса. Деривативы позволяют манипулировать рынками целых стран. Дожили – наконец поставлен вопрос о финансовом терроризме, о скоординированных обвалах рынков.

Финансовые рынки могут быть хуже ядерного оружия. Международной правовой защиты от этого пока нет. Нам, жителям России, следует к тому же знать, что российские финансы ответят на любые мировые колебания с двойной амплитудой. Поэтому на среднесрочном горизонте – минное поле. Примерно у 50 стран мира госдолг к ВВП выше 60%. Какая из них станет целью для новой информационной атаки – неизвестно. Да и будет ли это именно госдолг, никто не знает. Рвануть может на любом рынке (акции, деривативы, структурированные продукты). В большой группе развивающихся стран плюс к тому имеются собственные трещины, сверхконцентрации рисков, по которым может пойти разлом. Надуты пузыри на рынках топлива, акций. Пробивает дорогу тенденция к многолетнему усилению доллара США против большинства валют, что окажет огромное понижательное давление на мировые цены на товары, финансовые активы, недвижимость.

Предыдущий материал

Что экономист увидел в пейзаже на стене?