Новости Календарь

Какой выбор остался у Евтушенкова

Какой выбор остался у Евтушенкова Владимир Евтушенков. Фото: ИТАР-ТАСС/ Валерий Шарифулин

Вчера председателя совета директоров АФК «Система» господина Евтушенкова посадили под домашний арест. Посадили по «делу “Башнефти”». Примерно три месяца назад я написал пост «Как захватить “Башнефть”», в котором в общих чертах рассказал, как будет развиваться это уголовное дело. Как обычно, в России хорошие прогнозы не сбываются, зато удивительно точно сбываются прогнозы плохие. Особенно в отношении уголовных дел.

Что до сих пор было с «делом “Башнефти”» – совершенно понятно: к господину Евтушенкову пришли соответствующие уполномоченные лица и сказали, что ТАМ (да-да, вот именно ТАМ) решили, что нефтяной компанией «Башнефть» должны владеть специально обученные люди, имеющие существенный опыт работы в российской нефтяной отрасли и близкие к «ТАМ». «Надо же понимать остроту момента, господин Евтушенков, – сказали ему. – Попользовались и хватит. Надо иметь чувство патриотизма и гражданской ответственности. Страна в кольце врагов и под гнетом санкций. Нефтяная промышленность должна быть под четким контролем. Вспомните Михаила Борисовича и поступите правильно».

Поступить правильно господин Евтушенков с партнерами, очевидно, не захотел. То ли понадеялся, что времена изменились, то ли на то, что у него «все по закону», то ли на административный ресурс. И тогда, как уже сто раз случалось, на «Систему» начали давить: сначала потихоньку, а потом – по понятиям.

Вообще люди, разрабатывавшие «операцию “Башнефть”», сильно не заморачивались. Они вообще не заморачивались: взяли дело ЮКОСа и скопировали. Вместо Платона Лебедева сел господин Айрапетян (он, кстати, тоже активно жалуется на состояние здоровья). Точно так же арестован контрольный пакет акций «объекта нападения». Точно так же сорвано размещение компанией акций на западной бирже (предпоследний звоночек). Точно так же что-то там жалобно стонет РСПП, от которого все отмахиваются. Имеется даже пожизненно осужденное за насильственные преступления лицо – бывший сенатор господин Изместьев, который, в отличие от бывшего сотрудника управления безопасности ЮКОСа Пичугина, активно сотрудничает со следствием.

Есть и натуральный, пока неполитический беженец – Урал Рахимов (правда, не в Лондоне, а в Австрии). И обвинение у господина Евтушенкова почти один в один со «вторым обвинением» Ходорковского: хищение и отмывание. Что, в общем, не важно – все может поменяться за один день. Правда, господин Евтушенков не в «Матросской Тишине», а под домашним арестом. Это, с одной стороны, самое великое достижение российского уголовного права за последние десять лет, с другой – хороший инструмент давления. Ведь всегда можно найти причину, чтобы изменить меру пресечения. Так что господин Евтушенков теперь будет очень плохо спать. Вместе со всей АФК «Система».

Ведь следующим этапом в деле «Башнефти» будет, очевидно, расширение круга обвиняемых с включением в него различных менеджеров среднего уровня и последующим размножением уголовных дел. И если у господина Евтушенкова и его соратников еще осталась способность здраво анализировать текущую ситуацию и воспринимать идущие из понятных мест сигналы, то они любым способом должны остановить лавинообразное увеличение и количества дел, и обвиняемых.

Новые обвиняемые, не имеющие ни доли в бизнесе, ни сверхвысоких бонусов, ни запасных аэродромов в Лондоне, будут вынуждены не только рассказывать о том, что было и о чем все предпочли давно забыть, но и, как часто бывает, о том, чего не было, но о чем очень хотело бы услышать следствие. Учитывая особенности формирования российских нефтяных компаний в 1990-е, а также уже весьма существенный опыт расследования сходных дел, накопленный Следственным комитетом, нельзя исключать, что при излишнем упрямстве собственников компании в деле в самом ближайшем будущем могут появиться известные «кровавые руки». Ну и, разумеется, коррупция – куда же без этого.

Однако хочется надеяться, что юристы и пиарщики АФК «Система» и лично господина Евтушенкова учтут не только особенности текущего момента, но и предшествующий опыт, начиная от уже канонических дел ЮКОСа и кончая разборками вокруг «Банка Москвы». Соответственно, предпочтут не разыгрывать коварного джокера «политической мотивированности» преследования членов ОПГ «Система» – именно так, скорее всего, это войдет в историю экономической преступности десятых.

Нелишним будет вспомнить, что попытки господина Ходорковского разыграть подобную карту привели к уже слегка подзабытому решению Европейского суда, в котором суд сказал, что вообще-то арест любого богатого лица имеет свои политические и экономические последствия, и чем значительней лицо, тем выше волна, поднятая его преследованием, что отнюдь не лишает уполномоченные государственные органы права проводить уголовные расследования, «невзирая на лица».

При этом господин Евтушенков пускай и известен неким вольнодумством и легким фрондированием в отношении официальной политики государства, включая и священный вопрос украинской смуты, но никогда не был замечен ни в создании оппозиционных НКО, ни в желании порулить Думой. Так что надо учесть мнение пресс-секретаря президента господина Пескова, который сказал, что «любые попытки окрасить эту историю в цвета политики не имеют права на существование». И это правильно, поскольку слова «политическое преследование» производят приблизительно такой же эффект, как попытка гасить костер бензином: уголовное дело увеличивается в объеме в разы, а срок – на порядки.

Разумеется, мнение пресс-секретаря не является препятствием для обращения представителей бизнес-сообщества непосредственно к президенту (что, конечно же, будет предпринято). Но его ответ уже заранее известен и практически может быть отлит в граните на здании нового Верховного суда: «Все должно быть по закону. Все решает суд». Кстати, каждое подобное обращение бизнес-сообщества к президенту, по практике, автоматически добавляет год-полтора к сроку.

Прогнозируя развитие дела, следует также учесть наличие в башнефтевском раскладе не только туза в виде господина Изместьева, который уже был разыгран и еще будет играться Следственным комитетом, но и пока еще не вскрытой раздачи. В эту раздачу входят, во-первых, находящийся в СИЗО господин Айрапетян, которому, несмотря на многочисленные жалобы на здоровье, предъявили (очевидно, чтобы не слишком надеялся на высокопоставленных друзей, включая президента Армении) уже второе обвинение. Во-вторых, мечущийся в ужасе от ожидаемой экстрадиции в Австрии Урал Рахимов, перед глазами которого находится убедительный пример экс-зятя президента Казахстана господина Алиева. Последнего хотя и не выдали бывшему тестю, но успешно пытаются посадить на очень долго прямо в Австрии.

Выражаясь следственным языком, очевидно, что господин Рахимов «созрел» и готов для любого деятельного сотрудничества, которое может облегчить его совесть и существенно сократить срок. При таком темном и непредсказуемом раскладе ситуация с делом «Башнефти» представляется намного худшей, чем ситуация с тем же делом ЮКОСа: учитывая жуткие истории его сотрудников, о которых до сих пор пишут книги, сотрудники АФК «Система» и «Башнефти» при малейшем намеке выстроятся в Следственный комитет в очередь для дачи показаний вместе с файлами для приобщения к делу. Ну и билеты в Лондон тоже подорожают.

Перед господином Евтушенковым и его коллегами (некоторые из них уже назначены в качестве членов ОПГ «Система») стоит, как обычно в России, непростой выбор: либо попытаться сохранить компанию и рискнуть (без всяких гарантий) своей свободой и свободой своих сотрудников, либо попытать отдать все, что просят, в обмен на шанс получить «условно» или «немного». Но никто уверенно не может сказать, пройдена ли уже точка невозврата. Так что в любом случае придется рисковать. Правда, следует учесть, что жадность – тяжкий грех. Риск Ходорковского обошелся его сотрудникам лет в 200 тюрьмы. Хочется верить, что господин Евтушенков окажется мудрее. Или просто удачливее.  

Предыдущий материал

Как «Газпром» и «Лукойл» пострадают от новых санкций

Следующий материал

Как реагировать на домашний арест Евтушенкова