Новости Календарь

Economist: европейские страны начали тонуть. Опять

Иллюстрация: The Economist

Всего несколько месяцев назад лидеры еврозоны считали, что им удалось справиться со штормом, тучи рассеялись и небо стало ясным. Вслед за обещанием главы Европейского центрального банка Марио Драги поддержать евро, «чего бы это ни стоило», на континент потихоньку возвращалась уверенность; рост хоть и медленно, но вроде бы возобновлялся, а замученные периферийные страны начали восстанавливаться. К сожалению, все это оказалось иллюзией, утверждает журнал Economist в свежем номере: в последние недели страны Европы вновь начали тонуть. На обложке – бумажный еврокораблик, Драги, вычерпывающий воду, и итальянский премьер-министр с вафельным рожком.

То, что началось больше четырех лет назад как банковский и долговой кризис, превратилось сегодня в кризис роста крупнейших экономик, пишет издание. Германия качается на грани рецессии, Франция увязла в стагнации, а ВВП Италии немногим выше того, что было 15 лет назад. На эти три государства приходится две трети ВВП всей еврозоны, так что рост в таких странах, как Испания или Нидерланды, Европу не спасает.

Вот основные и всем известные причины новой европейской болезни по Economist:

1. Нехватка смелых и решительных политических лидеров, которые протолкнули бы структурные реформы, необходимые для оживления конкуренции и роста.

2. Общественность еще не убеждена в необходимости глубоких, радикальных изменений.

3. Несмотря на усилия Марио Драги, монетарная среда слишком тесна, она душит рост и усложняет реформы.

Воплощением всех трех этих проблем разом является Франция. На этой неделе Франсуа Олланд, который пришел к власти с обещанием безболезненного будущего, распустил и вновь назначил правительство, изгнав оттуда трех министров, – в том числе министра экономики Арно Монтебура, известного своей критикой политики экономии.

В теории новое сплоченное правительство могло бы преуспеть в реформах, но вот общественное мнение к ним не готово. Олланд не убедил. Более того, Монтебур со товарищи утверждает, что, если еврозона махнет рукой на собственные правила и дозволит большие расходы и бюджетный дефицит, болезненные реформы будут и не нужны: экономика сама чудесным образом избавится от опасности. Аргументы Монтебура тем более соблазнительны, говорится в статье, что он прав насчет третьей проблемы ЕС – чрезмерной аскетичности в расходах, которую навязывает Германия. Недавно даже Драги дал понять, что он не против смягчения политики ЕЦБ.

В идеальном мире Франсуа Олланд и Маттео Ренци могли бы сделать вид, что жаждут структурных реформ; Ангела Меркель в ответ могла бы согласиться на более свободную монетарную политику, и все три лидера вместе с Еврокомиссией в общем порыве завершили бы создание единого рынка и протолкнули бы торговое соглашение с США. Но в мире реальном Меркель не может положиться ни на Францию, ни на Италию: как только на них перестают давить извне, каждая сразу же отступает от обещанных реформ.

Словом, пишет Economist, Европе будет нелегко. Однако без нового усилия со стороны ее лидеров рост не вернется, а дефляция может стать действительностью. Япония в 1990-х годах потеряла десятилетие роста и борется до сих пор. Но Европа в отличие от Японии – не одна страна, и если валютный союз будет означать только стагнацию, безработицу и дефляцию, люди будут стремиться его покинуть. Обещания Марио Драги многих успокоили, но сейчас риск того, что страны захотят вырваться из союза, растет, и растет постоянно. Кризис евро не прошел, он просто ждет где-то за горизонтом.

Предыдущий материал

Ян Бреммер: Порошенко сделал ставку и проиграл

Следующий материал

AP: как один российский инвестфонд усложняет Обаме санкционную войну