Новости Календарь

Алексашенко: «Я не смог найти себе интересную работу в России»

Алексашенко: «Я не смог найти себе интересную работу в России» Сергей Алексашенко. Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ
«Я улетел. Надолго. И в другой часовой пояс. В ближайшее время вы не сможете поговорить со мной», – грустным голосом сообщил автоответчик Сергея Алексашенко вчера вечером. В письме «Коммерсанту» он пояснил, что улетел в Вашингтон в Джорджтаунский университет. Но не работать по контракту, а на стажировку. Тут же появились предположения, что Алексашенко пришлось бежать от преследования, подобно бывшему ректору РЭШ Сергею Гуриеву. Или он добровольно переехал жить за границу, на что намекал в недавнем интервью Slon. «Многим сразу же хочется поменять страну <...> если бы у меня была свобода, я бы точно эту проблему решал более радикально», – сказал г-н Алексашенко тогда о последних изменениях в пенсионной системе РФ.

Чтобы развеять слухи, Сергей Алексашенко согласился объяснить Slon, что произошло на самом деле.

– Кто-то из ваших знакомых предположил, что ваш отъезд связан с невозможностью найти работу в России – после смещения вас с поста в Совете директоров «Аэрофлота» летом 2013 года. Так ли это?

– Действительно, я не смог найти себе интересную работу в России после того, как у меня «освободилось время» от ОЗК [«Объединенной зерновой компании»], ОАК [«Объединенной авиастроительной корпорации»]  и «Аэрофлота». Моя жизнь в последнее время состояла из сочетания исследовательско-аналитической части и работы в советах директоров. После того как вторая часть исчезла, появилось время, которое я в сложившихся обстоятельствах решил использовать для более глубоких исследований, не связанных с текущими событиями.

Джорджтаун согласился дать мне возможность поработать в Вашингтоне, а «Вышка» [ВШЭ, где Сергей Алексашенко работает директором по макроэкономическим исследованиям] меня согласилась командировать на полгода.

– Стала ли для вас неожиданностью потеря постов в «Объединенной зерновой компании» и «Аэрофлоте»?

– События в ОЗК начались год назад и были ожидаемыми – процесс вытеснения шел последовательно и бескомпромиссно. «Аэрофлот» стал неожиданностью, я не думал, что госкомпания готова идти на схемы, использовавшиеся бизнесом в корпоративных войнах в начале 2000-х.

– Многие подозревают здесь давление правоохранительных органов в связи с вашими контактами с оппозицией. Повлиял ли этот фактор? Ощущаете ли вы угрозу своей безопасности в России?

– Прямого давления не было. Угрозы своей безопасности я не чувствовал, если не считать, что в России никто и никогда не может зарекаться от сумы и от тюрьмы.

– Есть ли определенность, вернетесь ли вы и когда? От чего это зависит?

– Пока мое возвращение связано с завершением командировки и запланировано на начало мая.

Предыдущий материал

Россия-2013: зимняя слякоть вместо оттепели

Следующий материал

Есть проблема – есть министерство