Новости Календарь

5 признаков того, что наша экономика растет

5 признаков того, что наша экономика растет Фото: Reuters
Эта неделя принесла очередные плохие новости о нашей экономике. Отток капитала за первые три месяца 2014 года оказался почти вдвое выше прошлогоднего – $50,6 млрд против $27,5 млрд. Годовая инфляция в марте ускорилась до 6,9% с 6,2% в феврале. А Минэкономразвития резко ухудшило прогноз на этот год по всем основным показателям. Три месяца назад нам обещали 2,5% роста, теперь это считается абсолютно недостижимым – если радикально не менять экономическую политику, экономика вырастет всего на 0,5%; если политический конфликт России и Запада будет нарастать, мы получим спад на 1,8%. И даже если резко увеличить госрасходы, вопреки бюджетному правилу, мы будем расти медленнее прошлого года – на 1,1% по сравнению с 1,3%.

Основные индексы деловой активности в промышленности и услугах в первом квартале этого года снизились. Биржевой индекс ММВБ с начала года упал на 10% и не растет. Прямые иностранные инвестиции в Россию в январе – марте оказались меньше прошлогодних в 3,1 раза. И все же, несмотря на видимое ухудшение по всем фронтам, есть и хорошие новости. Пока что они тонут в общей массе негатива, но именно поэтому их важно не упустить из вида. Slon нашел как минимум пять причин, почему у нас не так уж все и плохо.


В 2013-м был не спад, а подъем

В конце марта Росстат пересмотрел оценки ВВП в 2009–2013 годах. Прежде в 2013-м он показывал самый большой рост в первом квартале (1,6%), а дальше мы сползали в стагнацию. Теперь все наоборот: весь год ВВП рос – с 0,8% в начале до 2% в конце. Росстат объясняет это тем, что к концу года восстановились наши внешние рынки спроса на сырье – мы стали больше экспортировать.
В этом радикальном пересмотре данных многие СМИ заподозрили конъюнктурный подвох: Росстат нарисовал то, что нужно власти. В действительности такая переоценка данных в статистике необходима – все эти цифры считаются не сами по себе, а относительно некой базы. Оценивается производительность разных секторов экономики в абсолютных цифрах, потом их по каждому кварталу сравнивают с базой и получают те самые проценты.

Последние два года Росстат считал базой кризисный 2008 год, что тоже вызывало упреки – ведь в кризис экономика падает, и по сравнению с этим показать рост проще простого. Еще год назад Росстат запланировал переход на базу 2010 года, который сейчас и произошел. Какие цифры считать более справедливыми – вопрос отдельный. Но такое резкое расхождение результатов лучше всего показывает, насколько относительны оценки экономического роста – и позитивные, и негативные.



Промышленность растет

По данным того же Росстата в феврале 2014 года объем производства оказался на 2,1% больше, чем в феврале 2013-го. За январь – февраль он вырос по сравнению с прошлым годом на 0,9%. 
Позитивный тренд отмечают и эксперты Центра развития (ЦР) ВШЭ – они опираются опять же на данные Росстата, но отдельно рассматривают каждую отрасль. В феврале обрабатывающая промышленность выросла на 0,8% к январю (все данные – с поправкой на сезонность), а производство и распределение электроэнергии, газа и воды – на 3% (как видно на графике, прежде оно рухнуло из-за теплого начала зимы).

Динамика промышленного производства, % 
100% = декабрь 2010 года, сезонность устранена


Источник: ЦР

Строительство в феврале по сравнению с январем выросло на 3,7%, а инвестиции в основной капитал – на 3,1%. Эксперты Центра развития напоминают, что в прошлом году результаты были лучше, но по сравнению с началом этого года положительная динамика очевидна.

Динамика строительства и инвестиций, % 
100% = декабрь 2010 года, сезонность устранена


Источник: ЦР

Индекс предпринимательской уверенности ВШЭ в промышленности с января по март в целом снизился на 1 пункт, но конкретно в добывающих производствах он вырос на 4 пункта, а в обрабатывающих – на 6 пунктов. Он составляется по данным опроса пяти с половиной тысяч руководителей крупных и средних предприятий об их экономическом положении. Сейчас негативные оценки все еще преобладают, но их заметно меньше, чем в конце прошлого года.

Потребление восстанавливается

Вопреки страшным прогнозам, растет и потребление населения. Причем не только в феврале, а с декабря 2013 года – за декабрь – январь розничный товарооборот вырос на 0,2%, а за февраль еще на 0,7%.
Индекс предпринимательской уверенности ВШЭ в розничной торговле в январе – марте вырос на один пункт – позитивных оценок оказалось на 4% больше, чем негативных. Правда, год назад позитива было в два раза больше.

Потребление населения и уровень безработицы, % 


Источник: ЦР

На рынок жилья в феврале пришло на 40% больше денег, чем год назад. В январе 2014 года было введено на 29% больше нового жилья, чем в январе 2013-го, а рублевых ипотечных кредитов банки выдали на 53,5% больше. Эксперты объясняют это тем, что недвижимость вновь стала самым привлекательным способом долгосрочных вложений из-за падения ставок по депозитам и утраты доверия к банкам в принципе.


Перекредитованность россиян – миф

По данным мониторинга финансового поведения населения ВШЭ, в конце 2013 года 66% россиян сообщили, что у них нет долгов и кредитов, и 27% – что непогашенные кредиты есть. В США в 2010 году их имели 75% населения, в Италии – 25% (минимальный показатель в Европе), в Нидерландах – 66%. Среди всех, кто должен банкам, лишь 6% рассказали о просроченной задолженности за два месяца и больше. 
Можно усомниться в том, насколько откровенно россияне отвечают на такие вопросы. Но по объективным показателям кредитная нагрузка в России также ниже, чем в других странах. У нас объем всех выданных кредитов на начало 2013 года был равен 19,7% от доходов населения, а в США в 2010 году он достигал 122%. Другое дело, что проценты по займам в России одни из самых жестоких – у нас много дорогих необеспеченных кредитов и ссуд по кредитным картам. То есть мы больше переплачиваем банкам, но все равно должны относительно немного. 

   

Спекулянты покупают Россию

За две недели, с 20 марта по 2 апреля, инвесторы вложили в международные фонды, торгующие российскими активами, на $340 млн больше, чем вывели из них. До этого целых 22 недели из фондов всех развивающихся рынков шел непрерывный отток.  
Больше всего денег досталось спекулятивным фондам, которые инвестируют ненадолго, – они покупают, когда активы подешевеют, а как только цена восстановится, продают. Поэтому неудивительно, что деньги пошли в разгар конфликта России и Запада – как и предсказывал Slon, инвесторы покупают подешевевшие российские акции и рубли, потому что ждут их подъема. Эти $340 млн не хлынут на наши предприятия и не заткнут дыру в бюджете, но это хороший сигнал для всех жизненно важных для нас инвесторов, которые отвернулись от России в последние месяцы.

Предыдущий материал

Минфин – Минэку: «Вас послушать, так от роста госрасходов вообще наступит рай на земле»

Следующий материал

BCG: плохая логистика стоит нам 20% ВВП