Новости Календарь

Доходная абстракция. Как подневольные трейдеры стали боссами

Роман Вишневский 

Образование: ГУ-ВШЭ

Возраст: 26 лет

Анатолий Радченко 

Образование: СПбГУИТМО

Возраст: 25 лет

Дмитрий Белоусов

Образование: МГТУ имени Баумана

Возраст: 24 года

За что попали в клуб 33: за азартную игру на бирже

Однажды в семье Романа Вишневского разразился скандал. Сын – в то время второкурсник факультета экономики ВШЭ – начал пропадать. Целыми днями он просиживал в дилинговом зале какой-то непонятной канадской конторы – Swift Trade. Родители гадали, чем он там занимался. Получал ценные опыт и знания? Нет. Подрабатывал, как все нормальные студенты? Нет. Проводил время с пользой для здоровья? Разумеется, нет.

Мать Вишневского потеряла сон. Негодовал отец – к слову, партийный функционер «Единой России», лелеявший планы приобщить сына к общественно-политической жизни. Воображение родителей рисовало мрачную картину: ребенок попал под дурное влияние. Стал добычей строителей финансовых пирамид.

Вишневского-младшего и прежде тянуло к бирже. Но его трейдерские опыты имели ограниченный успех. Юноша наделал долгов, когда вложил в торгуемые на ММВБ акции «Газпрома» сумму, в тысячу раз превышавшую его тогдашнюю стипендию 600 рублей. «Газпром» казался беспроигрышной ставкой. Даже профессура «Вышки» объясняла студентам, что стоимость компании не отражает справедливую цену акций монополии – мол, она будет расти, вот увидите! И ведь правда: 30 тысяч рублей, взятые у родителей, поначалу принесли Роме доход 30%. Едва не лишившись рассудка от радости, юноша задумал провернуть тот же номер с большим капиталом, по большей части одолженным у знакомых. Но, увы, котировки резко пошли вниз – и надежда Вишневского на легкий заработок рухнула.

И вот теперь этот Swift Trade… «Мы сильно повздорили, – вспоминает Роман. – Я тогда ушел из дома и некоторое время жил в вузовском общежитии в Мытищах. Вернулся, только когда стал зарабатывать».

Все это время Вишневский торговал, но не на свои, а на деньги компании и от ее имени. Swift Trade относилась к категории так называемых проп-компаний (он английского proprietary trading – буквально «частная торговля»).

Суть этого бизнеса, молодого даже по западным меркам, в том, что трейдеры оперируют капиталом работодателя. Для торговли с плечом достаточно внести залоговый депозит на субсчет фирмы, открытый у брокера. Сумма эта символическая в равнении с ресурсами, доступ к которым предоставляет компания, – соотношение выходит 1:20, 1:30, а порой достигает 1:100, когда речь идет о матерых профи. Заложил $10 тысяч, а торгуешь на миллион – кто же устоит перед таким соблазном?

Риск уравновешивается вниманием к безопасности. Если трейдер ушел в минус, хотя бы на цент превысив лимит, система автоматически блокирует торговлю. Если смог заработать, получает свою долю – в широком диапазоне 15–80% от прибыли.

Смысл в том, чтобы привлекать и просеивать много зеленой молодежи, а оставшихся превращать в успешных трейдеров, – тем самым получая надежные источники прибыли. Опытного зрелого трейдера это едва ли заинтересует – для него выгоднее высокооплачиваемая штатная работа, скажем, в инвестбанке. А вот юнцам, еще вчера не помышлявшим о торговле, такое предложение – в самый раз. Помимо доступа к деньгам и рынкам неофиты получают еще интенсивное обучение, рабочее место, торговую инфраструктуру.

У Swift Trade, вспоминает Роман, дневной лимит убытков составлял $20. Не повезло – до завтра. Не везет целый месяц – прощай. Но если ты быстро смекаешь что к чему и начинаешь зарабатывать не менее $2 тысяч в месяц, тебя ждет контракт – с плавающей ставкой процента (до 25%) и расширенным доступом к капиталу.

Вишневскому, по его словам, удалось преодолеть планку за три месяца. Далее он сумел заработать $10 тысяч за месяц и вскоре уже рассчитался со всеми долгами. Там же, в Swift Trade, Роман познакомился с Дмитрием Белоусовым, мускулистым фанатом хоккея и студентом «Бауманки», изучавшим проектирование ракет. 

Прежде чем стать трейдером, он перебивался случайными заработками – даже пытался продавать пианино, бесплатно полученные от хозяев, которые пытались избавиться от габаритного инструмента. Но уяснив, какой навар можно снимать с биржи, тотчас выкинул детские глупости из головы.



СООБРАЗИЛИ НА ТРОИХ

В Swift Trade Белоусов и Вишневский надолго не задержались – условия торговли там оставляли желать лучшего (что подтверждает последующее закрытие московского офиса фирмы, к которому к тому же возникли вопросы у зарубежных финансовых регуляторов). В разгар кризиса приятели ушли в другую подобную фирму – Title Trading, где закатили настоящий пир во время чумы, положив в карман несколько миллионов долларов благодаря высокой волатильности.

Однако торговля, протекавшая под неусыпным контролем начальства, понемногу стала утомлять. К тому же личные проекты вроде набора собственных учеников пресекались на корню.

Вишневский и Белоусов снова ушли, но теперь – чтобы открыть собственную проп-фирму. Новоиспеченные предприниматели не стали ничего выдумывать. Они попытались воспроизвести уже знакомую бизнес-модель. 

Через обучение и тестовый доступ к рынкам просеиваешь побольше народа, объединяя вокруг себя наиболее способных трейдеров. Те торгуют на твои средства, делаясь с тобой плодами своего успеха, – а еще отстегивая небольшую комиссию с объема заключенных сделок (до $5 с тысячи акций). Единственным отступлением от канонов стала демократичная атмосфера, в которой молодые хозяева фирмы – такие же трейдеры, как и все – не строили из себя биг-боссов.

В целом затея казалась многообещающей. Каждый партнер не пожалел вложить по нескольку десятков тысяч долларов только в офис с дилинговым залом (первоначально на 30 человек). Чуть позже новая компания обзавелась отделом продаж и службой IT-поддержки. Предприниматели даже стали подумывать о поиске партнеров в других городах.

Вишневский и Белоусов скатались в Питер, где общий знакомый свел их с Анатолием Радченко – еще одним профессиональным любителем «своей игры на чужие деньги». Путь Радченко удивительно напоминал их собственный. Он начал торговать с 17 лет – вскоре после того, как переехал из родного Тольятти в Северную столицу. Forex, с которым Анатолий поначалу имел неосторожность связаться, оставил неприятное послевкусие: «Людей там обманывают, отбирают у них деньги, разводят». Радченко поспешил устроиться в компанию Title Trading, торговавшую на американском рынке, но впоследствии покинул и ее. Открыл счет у американского брокера и через очередную проп-трейдинговую фирму начал торговать – сначала, сидя на кухне, а затем в арендованному офисе в окружении коллег, соблазненных свободой и потенциальным богатством.  

Та первая встреча ничего не дала. Зато последующие контакты оказались более результативны, позволив оформиться идее совместного бизнеса. Радченко, которого хлебом не корми, дай порассуждать о синергии, выражает это так: «Они лучше владели одним торговым стилем, я – другим. Они лучше знали техническое устройство биржи. Я был больше искушен в экономической теории. Мы дополняли друг друга». Еще их объединял математический склад ума – в свое время все участвовали и побеждали в олимпиадах. Наконец, они обнаружили, что строят в целом схожие планы – из пешек трейдинга превратиться в ферзей. А раз так, чего торговать порознь?

Вкладом Радченко в совместную компанию – ее решили назвать United Traders (UT) – стал питерский офис. Через какое-то время появились партнерские дилинговые залы в Казани, Екатеринбурге, Чебоксарах, а также на Украине. Идея торговли на чужие средства обладает неотразимой привлекательностью, верили партнеры. Правда, эту информацию еще предстояло донести до рынка.


ЧТОБЫ СТЕБАНУТЬ ИХ, МЫ ВЗЯЛИ ДЖИП

Радченко загорелся идеей вытащить в Москву американца Тимоти Сайкса – «едва ли не самого успешного молодого трейдера в мире». Давайте устроим перформанс и заодно заявим о себе целевой аудитории, предложил он.

«Месседж был простым, – вспоминает Анатолий. – Мы крутые, давайте с нами что-нибудь делать. А крутые мы потому, что у нас много денег, а много денег у нас потому, что мы умеем их зарабатывать. Как-то так».

Первоначальный план продавать билеты не сработал – удалось реализовать всего пару штук. Но отступать было некуда. Американского гостя ждал роскошной номер Ritz-Carlton, а арендованный Ferrari собирался возить его по самым дорогим ночным клубам столицы. Под само мероприятия сняли просторный зал, и не где-нибудь, а в Marriott. В итоге билеты пришлось распространять бесплатно, и только это позволило худо-бедно собрать аудиторию.

Из шоу коммерсанты вынесли пару уроков.

Урок первый: $100 тысяч «списаний на маркетинг» не самое гениальное финансовое решение для молодой компании (для сравнения: аналогичная сумма была ранее потрачена на аренду помещения и закупку техники).

Урок второй: круг профессиональных трейдеров, а также тех, кто желает ими стать, в России довольно узок. Скажем, у «Открытия» – одного из крупнейших отечественных брокеров, по данным UT, 30 тысяч активных клиентов. Таковыми, поясняет Вишневский, в компании считают клиента, совершающего хотя бы одну сделку в месяц, с которой он отчисляют брокеру в среднем не больше 1000 рублей. Подавляющее большинство клиентов UT торгуют ежедневно, так что неудивительно, что фирма вскоре нащупала потолок. «Мы думали, что таких, как мы, тысячи, – замечает Радченко – а оказалось, всего лишь сотни».

И даже эту клиентуру приходилось делить с конкурентами. В частности, с компанией Xelius Group Inc., организованной еще одним честолюбивым юношей, Дмитрием Черемушкиным. Бизнесы компаний со стороны казались настолько похожими, что на сайте UT однажды появилось объявление: «В связи с регулярными запросами относительно сотрудничества компаний United Traders и Xelius Group Inc., официально заявляем, что компании не ведут совместную деятельность, не входят в единый холдинг, не аффилированы и не являются стратегическими партнерами».

Возможно, путаница объяснялась недостатком продвижения. Хотя предприниматели по мере сил пытались исправить ситуацию. В UT забавлялись тем, что приглашали к себе Никиту Джигурду и выкладывали на YouTube видео, в котором громогласный шоумен, матерясь, предлагает Радченко покупать акции Facebook. В другом самопальном ролике – «Один день с трейдером» – компания рекламировала стиль жизни обитателей дилингового зала (с некоторых пор она арендует 500 кв. метров в новом бизнес-центре на востоке столицы). День начинался с утренней поездки за рулем дорогого авто. И эта деталь так раззадорила конкурентов, что те решили снять пародию. «Трейдеры из UT ехали в офис на Infiniti. Чтобы немного стебануть их, мы взяли джип», – пояснял Черемушкин тонкости режиссуры у себя в блоге.

Хохмы, тачки, посиделки и бахвальство гроссмейстеров биржевой игры – все это, конечно, служило фасадом, скрывавшим бесконечные торговые сессии и сделки, поглощавшие все время. За три года существования UT наработала клиентскую базу из пары сотен профессиональных трейдеров, причем на каждого из них теперь приходится еще пять новичков, проходящих обучение (в большинстве случаев – платное). Много ли из них успешны? Все по закону Парето, поясняют партнеры: 20% трейдеров – или около 40 человек –  зарабатывают 80% прибыли.   

Предприниматели оценили прошлогоднюю выручку от продаж обучающих продуктов в $600 тысяч. При этом $2 млн составил только доход от торговли по стратегиям, включенным в недавно анонсированный хедж-фонд «Квадрат», зарегистрированный на Каймановых островах, в который партнеры активно зазывают инвесторов обещаниями 30%-ной доходности. Оборот ключевого бизнеса компании – собственно, про-трейдинга, остался невыясненным. Эти цифры партнеры пожелали сохранить в тайне.



ЯДРО ТРЕЙДИНГА

Если вы молоды, вашу мечту о предпринимательстве питают не столько иллюзии, сколько идеалы. Хорошо заработать кучу денег, но было бы неплохо еще изменить мир. Для United Traders, похоже, это не так важно. Главное тут – нет, не деньги. Скорее, сама игра. Русский экономист Михаил Туган-Барановский считал игру на бирже «самой абстрактной хозяйственной деятельностью, какую только можно себе представить». Пока абстракция продолжает приносить реальный доход, создатели UT не имеют ничего против того, чтобы продолжать свое занятие.

В кругу друзей из трейдерской тусовки один шутник как-то предложил коммерсантам своеобразную миссию: «Перекачивать в Россию деньги лохов-американцев, инвестирующих в акции американских компаний, чтобы тратить их здесь». Все дружно посмеялись. Но теперь UT готовится заявить о себе на глобальном рынке – кроме шуток.

«У нас тут конкурентное предложение для американского рынка», – скромно заявляют в компании. Англоязычный сайт, англоговорящие сейлзы, риск-менеджер, ответственный за техподдержку, – все уже готово. Кое-где даже успели дать рекламу. «Мы предоставляем возможность полноценно торговать и Россию, и Америку, – поясняет Вишневский. – Цель – организовать торговлю на одной платформе и с одного счета, что облегчит доступ фактически к любым рынкам любых активов».

Желая подколоть партнера, Радченко ехидно добавляет: «Принцип "одного окна", прямо как в “Единой России”». Но Роман не реагирует на провокацию, сохраняя серьезность. Политика его не интересует – во всяком случае сейчас на первом месте рынок и игра.