Новости Календарь



В интернете не будет места человеку?

Сегодня Slon публикует первую из четырех частей доклада Андрея Мирошниченко, эксперта в области медиа, «Экология интернета», прочитанного на конференции «Медиапространство и медиаповедение: образовательная и экологическая парадигмы» в МГГУ имени Шолохова. Главный вопрос звучит так: интернет – понимать или сопротивляться?

Как мы должны относиться к влиянию интернета на нашу жизнь? Понимать или сопротивляться? Два этих режима противостоят друг другу. Понимание приводит к осознанию неизбежности и смирению. К тому же понимающий оказывается очарован величием происходящего. Защищая свои взгляды, он часто становится апологетом не только собственной концепции, но и процессов, лежащих в ее основе. Так что понимание не очень-то ведет к сопротивлению.

Сопротивление, в свою очередь, ослеплено неприятием. Тот, кто намерен сопротивляться, настроен против нового по определению. Поэтому детали нового находятся для него в слепой зоне. В результате он сопротивляется либо не тому, либо просто всему, что имеет признаки иного. Это может превратиться в опасную стратегию – как для сопротивляющегося, так и для окружающих.

Дилемма «понимание – сопротивление» известна исследователям социальных процессов давно. Наиболее ярко ее выразил Маркс в заочном споре с Гегелем: другие философы просто объясняли мир, каждый по-своему, наша же задача заключается в том, чтобы его изменить. История показывает, что подобная установка ведет к социальному экстремизму.

В общем, если применить аргумент-пари Паскаля и делать ставки, то ставить лучше на понимание, а не на сопротивление. Потому что понимание как минимум безвредно, а как максимум доставляет удовольствие, тогда как сопротивление либо ничего не изменит, либо нанесет вред. Впрочем, конечный выбор все равно сообразен темпераменту человека.

Таковы мои исходные посылки для рассуждений о том, надо ли защищать человека от интернета.


Я бы сравнил наше перемещение в цифровой мир с первыми веками древнего человека в мире физическом: и там, и здесь речь идет об обустройстве в неизведанной среде.

Например, современные облачные технологии предлагают нам персональное хранилище для всех наших цифровых пожитков и самого нашего профайла. Это своеобразный аналог физического жилища. Облачные лендлорды, или клаудлорды, даже конкурируют между собой, чтобы заманить нас в свои виртуальные кондоминиумы. Их конкуренция работает как позитивный стимул: наши цифровые жилища в облаках будут становиться все лучше и лучше. Они будут все менее затратными для входа и все более затратными для выхода.

Еще более очевидной станет аналогия заселения новой среды, если мы проанализируем наше нарастающее присутствие в социальных сетях. Там мы представлены собственными альтернативными личностями. Моя цифровая личность в Facebook пока еще нуждается во мне как операторе; без меня она почти нежизнеспособна. Но владельцы сетей, или теперь уже нетлорды, делают все, чтобы наша виртуальная личность получалась более привлекательной, разнообразной и – отдельной, автономной от нас. Ведь для репрезентации в сети мы представляем желаемую, улучшенную версию себя. То есть там появляется некое новое существо, производное от нашей личности.

По этой логике, должны появиться алгоритмы, которые обучатся быть нами, – скопируют наши манеры, привычки, причем в желаемом формате репрезентации, и станут жить в соцсетях. Сначала во время нашего отсутствия, а потом и вместо нас. Это удобно: пошел спать, а алгоритм твоей личности продолжает там чем-то заниматься. Утром зашел и смотришь, с кем твой кадавр ссорился, дружил или кокетничал. Уже сейчас есть немало подобных разработок – различные инфы, кубуклы и все такое.

Кстати, рекламная кубукла, симулирующая «человеческое» общение бренда с потребителем-человеком, рождает интересную задачу: что будет, когда кубукла наткнется на другую кубуклу? Ведь ей предстоит оказаться с другой стороны теста Тьюринга и выявить, кто на противоположном конце коммуникации: человек или кадавр. Потому что надо будет решить, продавать ему что-то или нет. Будет ли она просить заполнить капчу?


Кубукла, испытывающая собеседника тестом на человечность, – это постмодернизм третьего уровня.

Следующий шаг: а почему кубукла должна продавать что-то именно человеку, а не другой кубукле? Если встречная кубукла достаточно хороша, чтобы заменять «хозяина», то она сама может стать потребителем.

Если кадавры нацелены на замещение человека, и их будут постоянно улучшать, то рано или поздно они человека таки заменят. В этой логике, рано или поздно кадавры должны организовать свое общество. Они станут самодостаточными – ведь в этом и заключается цель их разработчиков. И тогда потребность в человеческом общении окажется для них не такой уж насущной. Разве что для удовольствия. Или из религиозных побуждений.

Автономизация наших цифровых питомцев, сепаратизм тамагочи – тоже вероятная разновидность бунта машин.

Заглядывая за эти горизонты: как и чему тут сопротивляться? Любые детали грядущего, которые нам не нравятся, оказываются ничтожной и незаметной морщинкой на штормящей поверхности океана будущего, стоит только чуть выше подняться над горизонтом. Что ни выбери в качестве объекта для сопротивления, это в итоге будет мелочью, которую также смоет последующим.

Продолжение:

Читать вторую часть доклада
Читать третью часть доклада
Читать четвертую часть доклада