Новости Календарь



Что меняется в законе о госзакупках?

© fotoimedia/ИТАР-ТАСС
Общероссийская общественная организация содействия защите прав граждан и безопасности общества «Безопасное Отечество» провела семинар «За честные госзакупки: как найти нарушение, подать жалобу, выиграть дело». Перед собравшимися выступили председатель координационного совета «Безопасного Отечества» Виталий Зарудин и ведущий эксперт Отдела регулирования государственных закупок Департамента развития конкуренции Минэкономразвития Александр Дыкин. Slon публикует материалы семинара с небольшими сокращениями и в двух частях: теория и практика. Начнем с теории.

Александр Дыкин: Сразу сделаю оговорку, что пока это только законопроект, и в каком варианте он будет принят окончательно, к сожалению, никто не знает. Но то, что он принят в первом чтении с предложением, что ко второму чтению он будет доработан, уже не секрет.

О принципе госзакупок

Сначала идет стадия планирования закупки, где заказчик определяет, какой товар и по какой цене нужен. Он составляет какое-то техническое задание. Затем идет сам процесс размещения заказа, выбор поставщика, и наконец, происходит поставка товара или оказание этой услуги. Если это услуга, то контракт прекращается после оказания этой услуги. В случае, если это поставка товара, то действие контракта прекращается после поставки, однако товар еще какое-то время функционирует или находится в обороте у заказчика. Конечный цикл этого этапа – утилизация товара, его списание или продажа по остаточной стоимости – словом, выведение его из обращения.

О Федеральном законе №94

Если говорить о ФЗ №94, то он регулирует в основном только процесс определения поставщика, жестко регламентирует процедуру закупки. Он определяет, что у заказчика есть право проводить конкурсы, аукционы, причем электронные аукционы предпочтительнее. Также есть возможность проведения котировок. Согласно ФЗ №94, контракт не может быть расторгнут в одностороннем порядке. Основные условия контракта являются жесткими и не подлежат изменению. Ряд случаев предполагает изменения как объема закупаемой продукции, так и, соответственно, цену контракта – пропорционально, с определенными ограничениями.

О Федеральном законе № 223

Если говорить о ФЗ №223, то это в известном смысле более свободный закон. Он регламентирует определение поставщика лишь в той степени, что предписывает заказчику разработать положение о закупке. В нем предусмотрены такие способы закупки, как конкурс, аукцион, закупка в электронной форме, а также любые другие процедуры, на которые у заказчиков хватит фантазии.

О Федеральной контактной системе

ФКС, в отличие от этих двух законов, будет полностью регламентировать процесс – от начала планирования закупки и до этапа утилизации. Там будет четко прописано, как заказчик будет планировать закупку. В некоторых случаях, ФКС будет предусматривать обязанность заказчика проводить публичное обсуждение необходимости проведения той или иной закупки. Порядок проведения такого определения необходимости будет устанавливаться правительством: в ФКС он прописан не будет.

О ключевых изменениях в ФКС, которые были подготовлены ко второму чтению 

Первое изменение касается прогнозирования и планирования закупок. В редакции, которая будет представлена ко второму чтению, предложено исключить сводный прогноз закупок. В редакции ФКС, которая уже прошла первое чтение, предусматривалось, что заказчики должны прогнозировать свои закупки на срок до трех лет. Сложность заключается в том, что заказчик не всегда может знать, сколько денег ему будет выделено в текущем финансовом году и тем более прогнозировать свои расходы на какой-то большой период времени, не зная объем финансирования. Поэтому теперь планирование будет осуществляться исключительно в рамках действия закона о бюджете. Это означает, что заказчик, зная, сколько ему выделено средств, сможет спланировать необходимую закупку.

Второе изменение касается электронных аукционов. В законе о ФКС, который был принят в первом чтении Госдумой, говорилось, что денежные средства, внесенные в качестве обеспечения заявки на участие в электронном аукционе, должны перечисляться на счет казначейства. К сожалению, а может быть, к счастью, от этой практики решили отказаться. Теперь участники, которые изъявили желание участвовать, должны будут зарегистрироваться на электронной площадке аукциона и открыть счет в том банке, который будет определен этой электронной площадкой. Соответственно, участники перечисляют деньги на счет банка, а не казначейства, как раньше. На период проведения электронного аукциона эти средства будут блокироваться.

Третье изменение касается антидемпинговых мер. Будет установлено два способа подтверждения возможности исполнения контракта. Первый способ работает, если контракт не превышает 15 млн рублей, и при проведении торгов цена снижается более чем на 25%. Участник должен будет либо внести повышенное обеспечение в исполнение контракта, которое в 1,5 раза превышает установленное регламентацией, либо предоставить подтверждение того, что он действительно сможет исполнить этот госзаказ. Для контрактов, которые превышают 15 млн (опять же, в случае, если при проведении торгов цена снижается более чем на 25%), единственный способ – предоставить обеспечение, в 1,5 раза превышающее установленное регламентацией.

Наиболее важные изменения касаются расчета начальной цены контракта. В законопроекте, принятом в первом чтении, было предусмотрено восемь способов обоснования начальной цены контракта. Теперь их осталось пять. При этом заказчик был вправе самостоятельно провести любые расчеты по обоснованию цены по любой методике, которую он сможет придумать. Законопроект о ФКС, который будет рассматриваться во втором чтении, предусматривает закрытый перечень методик определения начальной цены. Метод сопоставления рыночных цен является приоритетным. Будут также предусмотрены нормативный метод, тарифный метод, проектно-сметный метод, затратный метод. Перечень является закрытым. Никакие другие методы обоснования начальной цены заказчик использовать не сможет. Приоритетен анализ рынка, остальные же методы используются в зависимости от определенных ситуаций. Тарифный метод применяется, если цены на товары и услуги подлежат государственному регулированию. Нормативный метод заключается в расчете начальной цены контракта на основе установленных требований к товарам, работам, услугам. Тарифно-сметный метод применяется при определении начальных цен на строительство. К затратному методу прибегают в случае невозможности применения иных методов.

Раньше в законопроекте было указано, что он вступает в силу по истечении одного года с момента подписания президентом. Теперь были внесены предложения об изменении, и новая статья гласит, что закон о ФКС вступает в силу с 1 января 2014 года. Возможно, что закон будет принят не до конца года (он успеет пройти только второе чтение), а уже в следующем году.

Многие сейчас говорят об общественном контроле госзакупок. На самом деле, это тема такая… обоюдоострая. Вроде бы и должен быть общественный контроль, но в то же время любой желающий не должен иметь возможности прийти и сорвать процедуру. Поэтому тема эта прорабатывается. Да, общественный контроль будет. Будет возможность обжаловать действия заказчика.

Об обосновании цены

Виталий Зарудин: Обоснование цены – больной вопрос. Мы все чаще слышим о закупках каких-то дорогостоящих автомобилей, мебели. Один театр, например, сейчас закупает очень дорогостоящие BMW. У людей, естественно, возникают вопросы. Однако с точки зрения закона нарушений здесь нет! Есть бюджетное финансирование, есть целевая статья. Если по этой целевой статье предусмотрено приобретение автомобилей, ради бога – они их могут покупать. Никто их в нарушении закона обвинить не сможет. Однако с точки зрения здравого смысла, когда какой-то региональный чиновник за 12 млн покупает себе Mercedes, это, естественно, вызывает негодование у общественности.

Покупают зачастую – лишь бы освоить бюджетные средства. Модернизация, ура! Все «за» – быстрее, пойдемте купим в одну поликлинику 15 аппаратов ультразвука! В каждом кабинете поставим по аппарату. Вот только врач УЗИ в поликлинике один. И он бегает с этажа на этаж, а очередь все равно стоит. Программу модернизации выполнили…

Вопрос даже не в том, будет ли статья об обосновании цены (в действующем законодательстве ведь такая статья уже есть – обоснование цен должно быть – но ее все трактуют, как хотят). Вопрос в том, предусматривает ли новый закон возможность общественного контроля за этой ситуацией, возможность обжаловать неправомерную цену или закупку?

Александр Дыкин: Вы затронули больную тему, давайте посмотрим на эту ситуацию под другим углом. Допустим, больница хочет приобрести томограф. Вы поддерживаете необходимость этой закупки? А теперь давайте учтем, что больница эта находится в деревне с количеством жителей 150 человек. А через 10 км есть районный центр, в котором в больнице уже стоит 10 томографов. Повторим вопрос: нужен ли томограф деревенской больнице?

Еще пример: необходимо ли построить в деревне школу на 500 учеников? Конечно, напрашивается положительный ответ. А если в этой деревне численность жителей – 100 человек? Не будет ли это строительство мостом в никуда? Поэтому однозначно говорить, что-де есть общественная организация и она за всех заказчиков знает, что им нужно купить… В общем, ситуация двоякая.

Об откатах

Александр Дыкин: Проблемы откатов, по большей части, не в проблеме неправильных законов. Они у нас в головах. Какой бы мы ни придумали закон, всегда будет коррупция, всегда будут преступления, всегда будут убийцы и насильники. Ни один закон не сможет изменить человека. Да, в какой-то степени новый закон о ФКС улучшит ситуацию. Может быть, уменьшит объем этих самых откатов. Может, психологически повлияет на людей. Но в любом случае какой бы закон – самый хороший – мы ни приняли, человека с его жаждой наживы мы изменить не сможем.

Виталий Зарудин: Существующих на сегодняшний день законов достаточно для того, чтобы госзакупки были честными. Нечестными госзакупки делают конкретные чиновники. Не абстрактная «власть», как принято считать. Конкретные чиновники, которые с помощью все новых и новых лазеек создают неконкурентные условия госзакупок и извлекают из этого прибыль. Расцвет коррупции – это как раз недостаточность контроля за деятельностью этих чиновников и их безнаказанность, которая порождает прогрессирование этой ситуации.

ФАС, на сегодняшний день, единственный по сути орган, который может оперативно осуществлять контроль и принимать хоть какие-то меры, ограничивающие расцвет этого безобразия. Тут надо помнить, что здание-то у них большое, а реально по всей Москве проблемами контроля госзакупок занимаются пять человек. Опять же, они выносят предписания, где ответственность – 50 тысяч рублей, требуют устранить нарушение, аннулировать торги, изменить документацию. А что такое для чиновника 50 тысяч? Он думает: «Тааак, у меня торги на миллиард, откат – миллионов так на 200… Да плевать я хотел на ваши 50 тысяч!» Раз – 50 тысяч, два – а ему все до лампочки! Тут должен быть комплекс мер, и надо понимать, что с таким злом, как коррупция, невозможно разобраться в одночасье.

Александр Дыкин: Если мы посмотрим на то время, когда действовал ФЗ №97 (до принятия ФЗ №94) , то мы увидим, что участникам какой-то сторонней организации поставлять товары для госслужб было просто невозможно. Был свой отлаженный рынок. У заказчиков были надежные поставщики (в чем их «надежность» заключалась, я думаю, вы понимаете), и обычной организации прийти на этот рынок было просто невозможно. С принятием ФЗ №94 ситуация изменилась. Да, она изменилась не сразу, не с 2006 года, когда закон был принят. Однако где-то, наверное, в 2009–2010 году ситуация более или менее нормализовалась. Сейчас принять участие и, может быть, в некоторых случаях даже честно выиграть может любой желающий. В каких-то сферах, да, коррупция осталась. Но, я думаю, со временем можно если не полностью решить эту проблему, то уж как-то частично улучшить ситуацию.

О котировках

Александр Дыкин: Сегодня в законодательстве проблема котировок, действительно, существует. Ну, что сказать… недоработка! Проблема в двух словах: все заявки на аукцион подаются в открытом виде. Тот человек от заказчика, кто принимает эти заявки, сразу видит, какие имеются ценовые предложения. Он может сообщить некой организации, что поступило такое-то минимальное предложение – такая-то цена. Соответственно, организация, которая узнала этот минимум, сбрасывает цену на 10 копеек и автоматически становится победителем. Как себя защитить? Подавать жалобу в ФАС!

Виталий Зарудин: Вопрос опять-таки в человеке, который котировки проводит. Если он намерен их провести своих корыстных целях, то он, скорее всего, так и поступит. Та процедура, которая сейчас существует, это сделать позволяет. Но способ победить котировки есть: надо просто не жадничать и называть минимальную цену.

Понятное дело, недобросовестный чиновник звонит своему любимому поставщику, говорит: «Вася, снизь на 5 копеек!» – и Вася выигрывает. Однако если вы дадите реальную цену с минимальной коммерческой маржой, то шанс победить у вас будет очень высок. Потому что, надо понимать, друг этого госзаказчика Ивана Ивановича, объявившего котировку, он же не просто так с ним договорился. Ему, конечно, надо Ивану Ивановичу подарок сделать (и не только Ивану Ивановичу, но и Петру Кузьмичу, и не одному…). Соответственно у него нагрузка по сравнению с честным конкурентным участником этой процедуры больше. Если вы назначаете минимальную цену, то, скорее всего, тот человек, у которого есть договоренность с чиновником, откажется от этого заказа. Вы получите контракт и будете его спокойно выполнять. Не жадничайте, участвуйте и ничего не бойтесь.