Новости Календарь



«Чем больше в крови человека окситоцина, тем выше его готовность доверять и помогать людям»

Глава Центра нейроэкономических исследований при Клермонтском университете Пол Зак прочел на Digital October лекцию «Молекула высокой морали», посвященную воздействию на человека гормона окситоцин. Slon публикует фрагменты этой лекции.

Неврологи, невропатологи, нейропсихологи в основном интересуются изучением экстремальных проявлений человеческого поведения – психопатических, шизофренических, каких-то еще. Однако очень мало внимания уделяется позитивным поведенческим нормам. Мне как раз стало интересно изучить именно эту тему. И последние десять лет я занимался исследованием гормонов той молекулы, которая предопределяет наше позитивное поведение.

Как я провожу эксперименты? Например, вы сидите в дурацком жестком кресле в течение полутора часов. В это время вам нужно принимать какие-то решения насчет денег. В лаборатории есть и другие люди, но вы не можете ни видеть их, ни разговаривать с ними. Скажем, каждый из вас получит по $10. Дальше вам предлагают передать часть этой суммы неизвестному вам человеку. Если вы переводите деньги, используя компьютер, он получает не сумму, которую вы перевели, а втрое больше. Ну, скажем, вы можете оставить себе $2, перевести $8, и человек получит $24. И у этого человека появится сообщение: вот, другой человек перевел вам $24. Теперь у вас $34. Хотите ли вы ответить ему любезностью и тоже выслать какую-то сумму? Подобные исследования мы проводили в течение очень долгого времени. Причем с разными суммами – до тысячи долларов. Таким образом мы могли измерить уровень доверия.

Это, конечно, искусственный эксперимент. Да, люди знают, что сумма, которую они переводят, вырастет втрое. И вы, передавая деньги другому человеку, оказываете ему доверие, рассчитывая на то, что он тоже понимает, как устроены правила игры, и понимает, что он ничего не потеряет, вернув вам значительную часть денег. Но, с другой стороны, если он не ответит любезностью на любезность, вы будете в чистом убытке. Выяснилось, что 90% участников деньги переводили и 95% получивших деньги часть денег возвращали.

Представьте, за эти смешные $10 вам еще несколько раз тыкают шприцом в вену и берут кровь. При всем при этом мы выяснили, что чем больше денег вы получаете, тем больше в вашем мозге производится окситоцина и, соответственно, тем больше вероятность того, что вы отошлете назад большую сумму. Это поразительно. Получается, что на биологическом уровне мы запрограммированы на реципрокное поведение, то есть поведение по принципу баш на баш, да? Я отплачиваю тебе той же монетой. Фактически это основы любого социального взаимодействия. И эти основы прошиты в биохимии нашего мозга.

Уровень сострадания находится в прямой корреляции с количеством окситоцина

Ну, можно легко придраться к этому эксперименту. Понятное дело, что все гормоны взаимосвязаны, поэтому мы вынуждены были заодно контрольную группу еще девяти гормонов отслеживать, но там никаких серьезных изменений не происходило.

Но окситоцин – это очень скромная молекула и она очень быстро исчезает. Буквально три минуты цикл полураспада. Поэтому у нас еще была идея напрямую, знаете, закачивать окситоцин людям в мозг, потому что он так мало живет, – мы взяли большое сверло и… Шучу, шучу, сверла не было. Но мы нашли простой манипулятивный способ генерирования окситоцина. Мы сделали ролик о мальчике Бене, ему три года, и у него рак мозга, в общем, неизлечимый. Во время своих экспериментов мы показываем этот ролик, где отец мальчика рассказывает, что он испытывает, понимая, что через пару месяцев мальчика уже не будет. Последний раз я показывал этот ролик на конференции юристов. Несколько из них расплакалось. Представляете, какой он душещипательный. Поэтому показывать я вам его не буду, а то вы не сможете потом меня слушать.

Мы замеряли уровень окситоцина в крови до показа ролика и после показа ролика. И заодно спрашивали людей, что они чувствуют, какие эмоции испытывают. Выяснилось, что уровень сострадания, склонности к эмпатии находится в прямой корреляции с тем количеством окситоцина, который вбрасывается в кровь. И дальше мы показали, что чем больше в крови человека окситоцина, тем выше его готовность доверять и помогать незнакомым людям.

Получается, что главным связующим звеном между нами и другими людьми являются наше сострадание, сочувствие, эмпатия. Получается, что эмпатия и есть фундамент нашей человеческой морали. Что именно она стимулирует людей к хорошему поведению.

Мы все время поддерживаем внутри себя баланс окситоцина и тестостерона, морального и аморального поведения

Адам Смит, которого мы уважаем в первую очередь за то, что считаем отцом экономики, в 1776 году написал книгу «Богатство наций», в которой говорил о том, как личный эгоистический интерес работает на благо общества в целом. Но при этом он еще и был моральным философом, моралистом и уже тогда писал о взаимной симпатии, которую мы в английском мире сейчас называем эмпатией. Фактически он писал о том, что мы не делаем другим людям плохо постольку, поскольку мы социальные животные и легко можем вообразить себе эмоции другого человека. Я могу поставить себя на ваше место, могу представить себе, как мое плохое поведение в ваш адрес вас расстроит, и стараюсь до этого дело не доводить.

Видимо, Смит был прав, поскольку я нашел молекулу, которая вроде как за это отвечает. На самом деле полезно знать, какая именно молекула отвечает за этот механизм. Когда вы ее знаете, вы можете найти и ингибиторы морального поведения, и, наоборот, его стимуляторы. На самом деле можно, конечно, распрыскивать окситоцин. Поглядите – вот уже такой пар понемножку спускается с потолка, так что вы сейчас станете очень довольны своей жизнью и отдадите мне все свои деньги. Шучу, шучу! Хотя есть, конечно, лекарства, содержащие окситоцин. Они иногда выписываются людям в случае серьезных невротических психических расстройств – будь то невротизм, шизофрения, что-то еще. Но большинству из нас нужно не лечение, а просто понимание того, как устроен наш внутренний механизм, как работает наша биохимическая система. Когда мы знаем, что нас мотивирует, что стимулирует выработку окситоцина, а что ей препятствует, мы будем лучше контролировать собственное поведение.

Итак, что можно считать ингибитором нашего морального поведения? В первую очередь таким ингибитором будет высокий уровень стресса. При среднем уровне стресса уровень окситоцина увеличивается, но при высоком, наоборот, уменьшается. Почему? Потому что высокий уровень стресса загоняет человека в режим выживания. В этом режиме у нас резко сужается горизонт планирования, а самое главное – происходит максимизация собственной выгоды, в ближайшие двадцать минут нам плевать на всех остальных. Ну, наверное, у вас так тоже бывает. Вы приходите злой с работы, взрываетесь. А утром начинаете извиняться перед родными: я, конечно, вел себя как последний урод, я, конечно, был не прав.

Еще один важный ингибитор окситоцина – это гормон тестостерон. Мы проводили эксперименты, в которых вы вводили энное количество тестостерона мужчинам, что приводило к росту эгоистичности. Нет более эгоистичных людей, чем мальчики-подростки. Проверено: при высоком уровне тестостерона вы можете думать только о себе. Вы живете с ощущением «я только что выиграл в лотерею лучшую машину на свете и лучшую жену на свете, я круче всех, круче всех». Кстати говоря, у тестостерона есть еще одна забавная функция. Люди с высоким уровнем тестостерона (это обычно мужчины, хотя иногда и женщины) готовы тратить собственные ресурсы, в том числе и финансовые, для того, чтобы наказать других людей за асоциальное поведение. Получается, что окситоцин является регулятором противоречивого механизма нашей биохимической морали. И мы все время поддерживаем внутри себя некий баланс окситоцина и тестостерона, морального и аморального поведения.

Если бы вы были не людьми, а крысами, вы бы давно уже перегрызлись

Окситоцин отвечает за реципрокное поведение, в то время как тестостерон, наоборот, подталкивает мужчин (в первую очередь мужчин) к эгоистичному поведению. При этом нужно помнить, что человек чрезвычайно социальное животное. Ни одна другая биологическая особь, ни один другой биологический вид не проводит так много времени в обществе незнакомцев. Посмотрите, как вы все сидите спокойно в обществе абсолютно незнакомых людей. Если бы вы были не людьми, а крысами, вы бы давно уже перегрызлись.

Нам постоянно приходится сталкиваться с незнакомцами. И именно окситоцин позволяет нам поддерживать с ними какие-то цивилизованные отношения. Больше того, он помогает нам предсказывать реакции других людей, ставить себя мысленно на их место. А с другой стороны есть тестостерон, отвечающий за агрессивное поведение: «Вот от этих людей я буду держаться подальше. Что-то они мне кажутся подозрительными». Получается, что окситоцин и тестостерон позволяют нам находить оптимальные реакции в самых разных видах социальных взаимодействий.

Только человеку свойственна способность к столь обширному количеству социальных контактов с незнакомыми людьми. Для большого количества биологических видов возможны цивилизованные контакты только с ближайшими родственниками. Для нас же никаких ограничений нет. Наши отношения с другими людьми могут быть совершенно разные. Они могут быть экономическими, социальными, любовными, дружескими.

Еще в конце девяностых я показал, что можно очень четко увязать уровень доверия с уровнем благосостояния страны в целом. Мы это знаем по массе исследований. Страны, характеризующиеся низким уровнем доверия, обычно имеют гораздо меньший ВВП на душу населения. У нас есть на эту тему энное количество математических моделей. Это можно совершенно по-разному пытаться объяснить. Но в общем можно сказать, что доверие является своеобразной экономической смазкой, без доверия трудно выстраивать экономические отношения, трудно реализовывать какие-то большие проекты и так далее.

Во время коллективных действий у людей происходит выброс окситоцина в кровь

Мне было интересно замерять уровень окситоцина у людей на различных мероприятиях – у прихожан на церковных службах, у солдат во время марша, на танцах. И во всех этих ситуациях видел очень похожую картину. Во время коллективных действий у людей обычно происходит выброс окситоцина в кровь. Это обеспечивает более тесную социальную связь между ними.

Все мои эксперименты сначала проводились в Западной Европе и Соединенных Штатах. Потом мне пришло в голову, что я на каждом шагу кричу, что окситоцин – это универсальная молекула, а реально изучаю представителей одной и той же иудео-христианской культуры. Поэтому в прошлом году я отправился в Папуа – Новую Гвинею. И изучал там племя, которое живет в тропическом лесу. Сами понимаете, там ни водоснабжения, ни электричества нету. И мы туда приехали не просто с видеокамерами, но, понятно, и с дизельными генераторами. Много там у нас было технических проблем: ломалось оборудование, испарялся жидкий водород. Но тем не менее.

Мне было интересно взять у местных жителей кровь и замерить уровень окситоцина до и после ритуального танца. Ребята редко моются, поэтому нам, чтобы не было заражения крови, приходилось использовать по пять ваток со спиртом, чтобы оттереть хорошенько кожу, прежде чем протыкать ее иглой. У большинства людей был отмечен прирост уровня окситоцина. Большинство из них говорили о том, что чувствуют приятное ощущение принадлежности к своей большой социально группе. То есть получается, что в самых разных обществах коллективные действия подкрепляют чувство принадлежности к обществу.

Поразительно, но даже сидение в Twitter и Facebook позволяет вырабатывать окситоцин. Казалось бы, вы всего лишь заходите в сеть, отправляете картинки, что-то там печатаете. Конечно, это не то же самое, что тесный личный контакт с другим человеком. Но все равно окситоцин вырабатывается. Я понимаю, что люди разные. Есть люди очень робкие, социально тревожные. Если вам тяжело сейчас с другими людьми – сидите в Twitter, это тоже полезно. Кстати говоря, замкнутым людям полезно завести собаку – в отношениях с собакой точно так же генерируется окситоцин.

Вообще складывается впечатление, что практически любой социальный положительный контакт приводит к выбросу окситоцина. Сюда можно добавить медитацию, молитву, совместные занятия спортом, хоровое пение. Поход в караоке-бар вдобавок даст вам возможность почувствовать себя раскованно, подурачиться. В принципе любое прямолинейное, позитивное, открытое, дружелюбное поведение будет генерировать окситоцин. Практически всегда ваша любовь к другому человеку будет вызывать выброс у него окситоцина и, соответственно, если не ответные чувства, то ответные проявления каких-то социальных реакций. С этого может начаться выстраивание более тесных, более здоровых, более цивилизованных отношений.

Как минимум восемь человек в день нужно обязательно обнять

Мы пришли к выводу, что есть некий положительный цикл. Окситоцин позволяет нам испытывать эмпатию, а эмпатия способствует социально одобряемому поведению, способствует доверию, проявлению заботы о других людях, которые в свою очередь позволяют генерировать у них уже больший уровень окситоцина.

Мы попытались выяснить, чем отличаются люди, способные к большому выбросу окситоцина от тех, кто мало его выбрасывает. Выяснилось, что у тех, у кого больше выпрыскивается окситоцина, больше близких друзей и более тесные отношения с близкими людьми. Они в большей степени счастливы в браке. И они лучше, цивилизованнее обращаются с незнакомыми людьми. Поэтому получается, что есть некое биохимическое решение, как сделать жизнь более цивилизованной и счастливой.

Я не предлагаю распылять окситоцин. Но прикосновение – это очень важный механизм социального взаимодействия. Больше того, мы показали, что рукопожатие или объятия на самом деле тоже способствуют выбросу окситоцина. Меня, кстати, в какой-то момент стали обзывать «Доктор Любовь», потому что я со всеми начал обниматься. Ну, я сначала переживал, думал: как же так, я серьезный ученый и тут такая дурацкая кликуха – «Доктор Любовь». А с другой стороны я решил, что это, в общем, хорошая миссия в жизни – напоминать людям о важности заботы и любви.

И вот как доктор я должен прописать всем вам следующее лекарство: как минимум восемь человек в день нужно обязательно обнять. Помните, 95% тех, кого обнимите, ответят вам взаимностью. Чем больше будет уровень окситоцина, тем лучше и добрее будет ваше общество. Так как реципрокный механизм достаточно сильный, то люди, которых вы обнимите, скорее всего будут обнимать других людей – и так, глядишь, у вас будет совершенно другое общество.

Больше того, окситоцин снимает уровень тревожности. Соответственно, положительно сказывается на состоянии нервной и сердечной системы. Люди с высоким уровнем окситоцина живут более здоровой и более долгой жизнью. Поэтому чаще проявляйте положительные эмоции и заботьтесь о других людях, будете жить дольше.

Посмотреть видеозапись лекции и прочитать ее полную расшифровку можно здесь