Новости Календарь



Андрей Илларионов: «Реформы 1991-1992 годов было бы неправильно называть либеральными»

Сезон лекций в Политехническом музее открылся выступлением бывшего советника Путина Андрея Илларионова по поводу российских реформ 1991-1992 годов, когда в кресле министра финансов (до февраля 1992-го – «экономики и финансов») находился Егор Гайдар. Сам Илларионов в 90-е годы успел поработать замдиректора Рабочего центра экономических реформ при правительстве РФ и главой группы анализа и планирования председателя правительства. В своей лекции экономист скрестил копья со сторонниками Гайдара и попытался развенчать ряд мифов, связанных с этим именем и проводимыми им преобразованиями.

Slon внимательно слушал прошлые лекции в рамках цикла «Реформы 90-х»: Петр АвенСергей ВасильевАльфред КохАндрей НечаевЕвгений Ясин.

Реформы = кризис

  • «[Реформы 1991-1992 годов] – это серия крупных событий, существенно повлиявших на развитие страны и влияющих на нас сегодня. Период 1990-х годов – это один из крупнейших кризисов – экономических, политических, социальных, демографических, сопоставимый по масштабам с крупнейшими катастрофами в нашей истории последнего столетия».
  • «То, что произошло у нас в 90-е годы – с конца 80-х годов, по масштабам сокращения экономического потенциала, в том числе измеренного на душу населения, находится на втором месте в историческом рейтинге последнего столетия, а по длительности – на первом месте. Сокращение [ВВП на душу населения] составило 43%, длительность кризиса – 9 лет. Этот кризис длился дольше, чем длился экономический, политический, военный катаклизм, вызванный Первой мировой войной и Гражданской войной».

Гайдаровские реформы: мифы о катастрофе и о «спасителях»

  • «Есть то, что с моей точки зрения, может называться «мифом конца 20-го столетия». В нем есть несколько составляющих. Это миф о катастрофе, миф о спасении страны от катастрофы и миф о спасителе или спасителях. Миф о катастрофе включает несколько составных элементов, я назову некоторые из них»
  • «Страну спасли от голода, страну спасли от гражданской войны, страну спасли от распада. Соответственно, указывается, кто спас и кого за это можно поблагодарить. Из виду упускается, в частности, то, какая именно технология была принята для спасения. Что именно было сделано, чтобы вывести страну из якобы такого состояния – кризисного, катастрофического, чтобы спасти страну от голода, гражданской войны и распада. В качестве почти единственного решения обычно приводится либерализация цен»

Миф о голоде: хлебом кормили скот

  • «В общественных науках под голодом (английский эквивалент starvation или famine) понимается систематическое недоедание, неполучение энергии, которое приводит к смерти человеческого организма».
  • «В 1990-1992 годах в России этого, к счастью, не было. Не было случаев голодной смерти в массовом порядке. Бывали отдельные случаи, но они бывают в любой самой богатой стране. Но массового голода не было»
  • «[По показателю числа килокалорий] Россия в 1990-92 годы находилась между Литвой и Уругваем. Дефицит продовольствия составлял 150 ккал на человека в сутки. Этот показатель, конечно, радикально отличается от стран, находящихся в левой части этого графика – Гаити, Мозамбика, других африканских стран».
  • «Есть другой способ оценки состояния голода. ФАО и ООН считают удельный вес населения, страдающего от недостатка питания, по 5%-ным группам: до 5%, от 5% до 10%, от 10% до 15%, от 15% до 20% и так далее. Страны, попадающие в категорию угрозы голода – это страны, в которых не хватает продовольствия для более чем 50% населения». В 1990-1992 годах показатель России был менее 5%. Это тот же уровень, что был и у США, Японии, Дании.
  • В последние 150 лет голод происходил либо в странах, где ВВП на душу населения был менее $1500 по паритету покупательной способности, либо там, где политический режим был тоталитарным, оккупационным или колониальным. В 1990-1992 годах тоталитарного режима в России не было. ВВП на душу населения в 1991 г. был равен $7374.
  • Использование зерна в России на все цели в 1991-92 гг. примерно вдвое превышало современный уровень, «когда никому даже в голову не придет говорить об угрозе голода». Что касается зерна, использованного на чисто продовольственные цели, то фактическое использование на душу населения составляло более 200 кг в 1991 году, 184 кг в 1992 году и чуть больше 100 кг в последние полтора десятилетия. «Мы не испытываем ничего похожего на угрозу голода». По производству хлеба и хлебобулочных изделий показатели 1991-1992 годов – одни из самых высоких в истории. В последние годы этот показатель упал до примерно 60 кг на душу населения. И никто не говорит о голоде.
  • 19 декабря 1991 года Чешинский сказал, что средняя норма потребления хлеба среди населения составляла 122 килограмма, при этом в городе – 97 кг, в селе – 200 кг, в отдельных областях доходило до 500 кг. «Ясно, что хлебом кормят скот». Это очень разные вещи: угроза голода для скота и угроза голода для людей.

- Экономист Константин Сонин подверг сомнению аргументы лектора в своем блоге: «Когда Илларионов рассказывает про то, как велико было потребление хлебобулочных изделий в 1990-м году (несколько нечестно приравнивая производство и потребление – как раз в том году, когда в преддверии либерализации зерно не привозили в города), сомнения возникают, кажется, ровно у всех, кто помнит 1990-й год и эти «хлебобулочные изделия». Он бы ещё, честное слово, засчитал бы ливерную колбасу за «колбасные изделия» – как засчитывала их официальная советская статистика».

Мифы о либерализации цен

  • 3 декабря 1991 года был издан указ президента РФ. В списке товаров, на которые применялось регулирование цен, оказался хлеб. А 27 декабря 1991 года вышло распоряжение правительства о фактической национализации производства железнодорожных шпал.
  • «Когда у нас идет дискуссия о том, что было реально сделано, и какими либеральными были реформы, необходимо иногда смотреть на те фактические решения, какие тогда принимались». За 45 дней (15 ноября 1991 года – 31 декабря 1991 года) Гайдаром приняты 53 решения, которые «национализировали производства, вводили продразверстку мяса, предоставляли исключительные права и полномочия о неуплате налогов и рентных платежей различным компаниям, организациям, фирмам, находившимся в разных регионах страны. Общая сумма расходов и субсидий только в валюте за последние 45 дней 1991 года составила около $5 млрд. Еще раз скажу, весь доходы федерального бюджета 1992 года составили чуть больше $10 млрд».
  • В 1992 году цены так и не были полностью либерализованы, регулирование некоторых из них было передано с федерального на региональный уровень.
  • Министр финансов РФ (1993-1994) Борис Федоров освободил цены на зерно и хлеб только в 1993 году (цены на хлеб в октябре, цены на зерно в декабре).

«Зерновая и хлебная афера» 1992 года

  • Зерно, которое импортировал Советский Союз, шло в основном на корм скоту, продовольственные нужды удовлетворялись за счет внутреннего производства. «Пик чистого импорта зерна пришелся на 1992-й год. Возникает вопрос: до какой степени эта, говоря современным языком, бизнес-модель была разумной? Известно, что можно закупать на мировом рынке зерно, скармливать собственному скоту, получать мясо, и пользоваться этим произведенным мясом. А можно сразу купить мясо».
  • «[В результате расчетов] получается, что приобретение мяса на мировом рынке гораздо выгоднее, чем закупка зерна и скармливание этого зерна отечественным коровам».
  • Сколько теряла Россия из-за отказа от импортного мяса? С 1980 по 1991 год излишние затраты на закупки зерна составляли от $1 млрд до $3 млрд. «Иными словами, это означает, что российские власти в 1992 году сознательно приняли решения о закупке зерна, которое в основном шло на корм скоту, что было гораздо менее эффективно с чисто экономической точки зрения, чем покупка простого мяса. Происходило это в том числе потому, что цены на зерно внутри страны были регулируемыми государством и потому что существовали колоссальные импортные субсидии для закупки зерна за рубежом. Оценка финансовых потерь - $3,5 млрд для 1992 года, что составляет примерно треть от доходов федерального бюджета в 1992 году, составлявших чуть больше $10 млрд».
  • Борис Федоров добился либерализации цен на хлеб и зерно, в результате чего размеры этой субсидии резко сократились в 1993 году, а начиная с 1994 года страна стала получать от замены бизнес-модели чистый выигрыш. «Независимые участники внешнеэкономической деятельности вместо вынужденного, навязываемого государством, импорта зерна стали заниматься импортом мяса». К 2007 году выигрыш от смены бизнес-модели составил $4 млрд.
  • «Если посмотреть по каждому элементу – регулирование цен, поддержание высоких закупочных цен, обеспечение субсидий внутренним производителям, предоставление импортных субсидий тем, кто закупал зерно за рубежом и так далее – то это составляет дополнительные расходы страны в миллиарды долларов и является, возможно, крупнейшей, не побоюсь этого слова, экономической аферой 1992 года… Это не продвижение в сторону рационализации, это ухудшение даже по сравнению с советскими временами».
  • «В результате того, что произошло, и того, что я называю «аферой», колоссальные ресурсы были переданы ряду выгодополучателей. Кто это такие? Это получатели государственных субсидий на производство и закупку зерна, торговлю зерном, а также рядом других товаров… Это аграрное лобби, которое получило эти миллиарды долларов. Которые в условиях свободного рынка они никогда бы не получили».
  • «Как человек, работавший в 1993 году достаточно близко с Борисом Федоровым, хорошо помню, чем эти решения угрожали ему, когда он занимался ликвидацией субсидий на зерно, хлеб, на сахар. 19 лет я об этом не говорил, сейчас, думаю, могу сказать. Однажды он поделился со мной, сказав, что его жизни физически угрожают, если он будет продолжать заниматься этим делом – ликвидацией субсидий. Тем не менее Федоров продолжал это делать, и он это сделал».

Миф о долговом кризисе

  • «Чего не было сделано до нашего времени – это сведения в одном графике или в одной таблице двух-трех простых показателей: экспорта в свободно конвертируемой валюте, графика платежей по внешнему долгу (который был установлен нам в результате наших заимствований) и фактических платежей… Хотя ситуация, начиная с 1985 года, была непростой, и платежи росли, тем не менее средств, которые страна получала от экспорта (причем даже не во все страны, не во всех валютах), было достаточно для того, чтобы расплачиваться и с процентами по внешему долгу, и выплачивать основной долг. Иными словами, оснований для долгового кризиса не было».

Неэффективное правительство: примеры

  • Январь 1992 года: с помощью поставок нефти, дизтоплива и мазута на Кубу был сделан «подарок Фиделю Кастро и произведена оплата разведывательного центра в Лурдесе в размере порядка $200 млн». В тот месяц все расходы федерального бюджета равнялись $148 млн.
  • «Первый кредит Международного валютного фонда – в размере $1 млрд, который страна получила осенью 1992 года, был передан на спасение «Евробанка». «Евробанк» (его полное название «Коммерческий банк для Северной Европы»), находившийся в городе Париже и относившийся к когорте совзагранбанков, выполнял в том числе особые операции Народного комиссариата внутренних дел начиная с 1926 года. В результате либерализации внешнеэкономической деятельности банк оказался перед угрозой банкротства. Его отрицательный баланс составил около $1 млрд, французские власти потребовали либо начинать процедуру банкротства, либо оказать финансовую поддержку. Банк был спасен российским правительством за счет первого кредита МВФ».

Стабилизация бюджета по-гайдаровски

  • Россия проигрывает в сравнении с шести странами, проводившими макроэкономическую стабилизацию в начале 1990-х (Польша начала в 1990 году, Чехия в 1991 году, Эстония, Латвия и Литва – в 1992 году, Казахстан – в 1995 году, Россия – в 1992 году).
  • «В первый год реформ во всех этих странах государственные доходы либо не изменились, либо уменьшились, в России они выросли на 5,5 п.п. ВВП. Во всех странах (кроме России)были сокращены госрасходы (в Латвии – на 31 п.п. ВВП), в РФ они увеличились. В результате во всех странах бюджетный дефицит был сокращен, в некоторых странах бюджетный дефицит был ликвидирован полностью, в Чехии был достигнут бюджетный профицит. В России бюджетный дефицит, составлявший 15% ВВП в 1991 году, был увеличен в 1992 г. до 23% ВВП. Такой бюджетный дефицит не мог быть профинансирован никаким иным способом, кроме как кредитной эмиссией, что и было сделано. В результате эта кредитная эмиссия породила ту самую инфляцию, или гиперинфляцию, 1992 года, приведшую к социальному и экономическому катаклизму 1992 года, растянутого потом фактически на все 90-е годы».

Экономические реформы ударили по их сторонникам

  • «Одним из важных социальных факторов успеха страны – стабильности, повышения уровня благосостояния – часто называется средний класс. Определение среднего класса требует серьезной дискуссии, но так или иначе в начале 90-х годов интеллигенция, в том числе интеллигенция, занятая в образовании, здравоохранении, науке, составляла важную социальную группу, поддерживавшую политические и экономические реформы»
  • «Если в 91-м году относительное экономическое положение людей, занятых в образовании, было не блестящим, то в 92-м году оно оказалось провальным даже по сравнению с 91-м годом. И, как это ни покажется странным, даже под руководством Черномырдина в 93-м это относительное положение было немного восстановлено... В здравоохранении произошло то же самое»
  • «Наиболее сильный экономический удар был нанесен по тем социальным группам, которые поддерживали политические и экономические реформы в стране»

Триумфальный поход силовиков во власть

  • «Я ожидал, что максимальный рост удельного веса когорты силовиков в элите придется на 2000-е годы. К моему удивлению, самый быстрый рост пришелся на период между 1988 годом и 1993-м, когда удельный вес силовиков – представителей спецслужб, армии, прокуратуры – в высших органах власти вырос за неполные пять лет с 4,8% до 33,3% [на основе данных социолога Ольги Крыштановской]».

«Либеральные» реформы Гайдара: в обход парламента, с ностальгией по советской империи

  • «Реформы, прошедшие в 91-м – 92-м годах, было бы неправильно называть либеральными реформами, демократическими реформами. Что их отличает? Популизм, интервенционизм, довольно высокая роль в решениях бюрократической части элиты. Многие решения на миллиарды долларов принимались без какого-либо участия, согласования, например, с парламентом, каким бы он ни был. Эти решения принимались у них за спиной».
  • «Многие кадровые решения конца 91-го, 92-го годов были продиктованы тем, кто по какую сторону политических баррикад находился в предшествующие годы во время так называемой войны союзных и российских властей. Дело в том, что, скажем, для Гайдара, участвовавшего в этой войне в предшествующие годы на стороне союзных властей, люди, участвовавшие в той политической борьбе на стороне России, были политическими и личными противниками… Например, относительно [Георгия] Матюхина Гайдар писал, что Матюхин не удовлетворял его по политическим причинам, и его желание назначить на пост руководителя Центрального банка Виктора Геращенко, своего политического союзника, было продиктовано именно этим»
  • «Самое главное, что не было сделано тогда – не была сформулирована цель создания свободного общества, свободной политической системы, свободной экономики. Ставилась другая цель – перевод страны на рыночные рельсы, как тогда часто говорилось. На самом деле это был перевод империи на рыночные рельсы, перевод имперской экономики в состояние рынка. Многие решения, принимавшиеся тогда – от Лурдеса до «Евробанка», были связаны именно с неотъемлемой имперскостью представлений их авторов об окружающем мире, о своей собственной стране»
  • «Если у нашего общества в будущем появится возможность заняться новыми реформами, в том числе исправить ошибки прошлого, то это, видимо, возможно будет только в том случае, если целевой функцией новых реформаторов будут выбраны: свободная страна, свободная Россия, свободная политическая система, свободная экономика, отказ от имперскости, которая у нас, увы, не изжита, опора на право»

Советский Союз рухнул вместе с ценами на нефть? Вряд ли

  • «Вся концепция экономического кризиса в Советском Союзе, экономического кризиса в России, распада Советского Союза, «гибели империи», строящаяся в большой степени на… падении цен на нефть, оказывается лишенной какого-либо основания»
  • «Россия - не единственная страна в мире, добывающая и экспортирующая нефть и газ. Таких стран в современном мире почти пять десятков. Все они присутствовали в мире на рубеже 80-х - 90-х годов»
  • «Тогда возникает вопрос: в каких еще странах падение цен на нефть привело к их распаду? К их гибели? Назовите еще одну, хотя бы одну, нефтедобывающую, нефтеэкспортирующую страну, в которой падение мировых цен на нефть привело бы к ее крушению. Мы тщательно оглядываемся, и не находим ни одной такой страны».
  • «Каким нефтяным экспортером была Югославия? Каким нефтяным экспортером была Чехословакия? Они не только не были нефтеэкспортерами, они были нефтеимпортерами. По этой логике, если цены на нефть упали, то значит, что импортер получает ту же самую нефть по более низким ценам, то есть получает чистый экономический выигрыш от падения цен на нефть. При этом предположении в результате падения цен на нефть Югославия, Чехословакия, ГДР получали дополнительную «субсидию». Тем не менее они исчезли».
  • «Посмотрите на то, что произошло в Северной Африке в 2011 году. Например, в такой нефтеэкспортирующей стране, как Ливия, в такой нефтеэкспортирующей стране, как Египет. "Арабская политическая весна" произошла тогда, когда цены на нефть находились на уровне, близком к историческим пикам. Что также полностью опровергает теорию об обратной зависимости уровня политического развития от цен на нефть».
  • «Во многих странах Персидского залива, являющихся крупными экспортерами нефти, в последние 12 лет, в те самые 12 лет, когда у нас в России происходила деградация политических институтов и свободы слова, индикаторы, показывающие качество институтов, заметно повысились: в Кувейте, Катаре, Бахрейне. Мы видим две группы нефтедобывающих и нефтеэкспортирующих стран. В одной группе есть монархии Персидского залива, в которых качество институтов неустойчиво, но постепенно растет. И другая группа, в которой есть такие страны. как Россия, Казахстан, Азербайджан, Венесуэла, в которых качество институтов снижается. Как такие разнонаправленные тенденции можно объяснить единой (общей) динамикой мировых цен на нефть? Ответ: никак. Направления политических изменений и их причины определяются не ценами на нефть». 

Лекция А.Илларионова в Политехническом музее 2012.02.02