Новости Календарь

Может ли Запад наказать Россию понижением цен на нефть

Может ли Запад наказать Россию понижением цен на нефть

Может ли Запад наказать Россию за присоединение Крыма понижением цен на нефть? Другие санкции – арест активов ближнего круга Путина в США и запрет на въезд для некоторых политиков в Европу – вызывают лишь патриотический ажиотаж внутри России. Серьезным ответом мог бы быть сговор мировых стран, который поставил бы под угрозу судьбу российского нефтяного экспорта – основного донора государственного бюджета. Западные эксперты уже обсуждают возможные сценарии снижения цен на сырую нефть до уровня 60, 50 и даже 20 долларов за баррель, чтобы экономически наказать Россию за аннексию Крыма. Насколько серьезна эта угроза? 

Изменить мировые цены теоретически можно, если добиться согласованных действий целого ряда стран. Например, увеличить поставки с Ближнего Востока (снять санкции с Ирана, восстановить нефтедобычу в Ливии, организовать дополнительные поставки из Сирии), можно увеличить поставки сланцевой нефти в США, бразильской «глубоководной нефти» и канадской нефти из тяжелых песков и даже распечатывание нефтяных стратегических запасов США. Именно такой способ наказания России предложил американский миллиардер и меценат Джордж Сорос. 

Возникает впечатление, что мировой рынок нефти очень легко обрушить, в любой момент выбросив на продажу ее излишки. Slon обратился к опубликованным ранее прогнозам и связался с российскими экспертами, чтобы прояснить ситуацию в ближне- и среднесрочной перспективе, то есть до конца 2015 года. 

Точки отсчета

Мировой рынок нефти уже далеко не тот, что был 20 и тем более 50 лет назад. Истощение многих легкодоступных месторождений привело к тому, что начались разработки новых типов месторождений – прежде всего сланцевой нефти, из битуминозных песков и так называемой тяжелой нефти. В перспективе замаячила добыча нефти на глубоководных площадях в Бразилии. Однако добыча нефти – это бизнес, который должен приносить прибыль, а такая нефть имеет большую себестоимость, в частности, в случае добычи сланцевой нефти она начинается от отметки 50–60 долларов за баррель, и это не предел. То есть существует порог, ниже которого добывать нефть невыгодно.

Большое значение имеет также емкость рынка. По данным Министерства энергетики США, в 2013 году общий мировой объем поставок сырой нефти составлял в среднем 90,33 млн баррелей в день (далее млн/б/д), в 2014 году ожидается 91,67 млн/б/д, а в 2015-м – 93,00 млн/б/д при общем потреблении 92,97 млн/б/д. Небольшое превышение поставок над потреблением видно из года в год.

Россия в последние годы добывает около 10 млн/б/д, из которых экспортирует около 7,4 млн/б/д. При этом около 5 млн/б/д приходится на сырую нефть, остальное – на нефтепродукты. В Европейский союз в 2013 году Россия экспортировала в среднем 3,1 млн/б/д. Крупнейшим импортером в мире недавно стал Китай, приобретающий 6,3 млн/б/д и обошедший США, которые импортировали 6,24 млн/б/д. В перспективе Китай может увеличить к 2020 году свой импорт сырой нефти до 9,2 млн/б/д.  

Что может предложить мировому рынку Иран? Сами иранцы еще в конце прошлого года говорили об уровне 4 млн/б/д, но, по мнению аналитиков, гораздо более реальным является уровень 2,5 млн/б/д. Несомненно, это достаточно значимая величина, но вот хватило ли ее, чтобы резко изменить состояние рынка? И как к этому отнесутся другие страны-поставщики? 

Мировой баланс производства и потребления жидкого топлива


Источник: Short-Term Energy Outlook, march 2014

Как мы видим на графике, устойчивый рост спроса и потребления нефти сохранится в том числе и в 2015 году.

Значительные объемы нефти мог бы выдать на мировой рынок Ирак, однако экономика этой страны вообще держится только на нефтяных доходах, которые составляют 93%, и играть на понижение для него невозможно. В середине января этого года Международный валютный фонд предупредил Ирак, что Багдаду требуется средняя цена на нефть 106,1 доллара за баррель, чтобы сбалансировать свой бюджет. Таким образом, видим, что пилить сук, на котором сидишь, никому не выгодно. Однако в мире происходят процессы, которые изменить один какой-то игрок вообще не в состоянии.

Объективные тренды

Западные аналитики с большой осторожностью подходят к оценке возможных изменений, хотя их взгляды и отличаются между собой. Например, Deutsche Bank предполагает возможность падения цен на основные сорта нефти: WTI и Brent примерно на десять долларов за баррель из-за увеличения предложения в США поставок из Ирана и Ливии. С другой стороны, банк прогнозирует, что Саудовская Аравия может сократить поставки нефти, чтобы не допустить снижения цен. 

  • Швейцарский Credit Suisse более оптимистичен, веря в рост мировой экономики, связывая надежды с Китаем, а вот влияние Ирана и Ливии ему не представляется очень весомым. 
  • Банк Америки Merrill Lynch, в свою очередь, имеет умеренно негативный прогноз относительно мировых цен на нефть. Он видит перспективы роста американских поставок, подвижки в Бразилии, а вот влияние Ирана на рынок будет ограничено. Банк предполагает возможность падения цены на нефть WTI.
  • Оптимистичный взгляд у Barclays Capital, аналитики которого предполагают плавное снижение цен к концу 2014 года. Barclays весьма критично смотрит на поставки нефти из Ирака и Нигерии. При этом аналитики банка видят перспективы спроса на нефть со стороны Китая. 


Что год грядущий нам готовит?

По оценкам Министерства энергетики США, мировое потребление нефти в 2013 году выросло на 1,2 млн/б/д, и ожидается, что рост составит 1,4 млн/б/д в 2015 году. Это связано с ожидаемым ростом мировой экономики, который в 2014 и 2015 годах увеличится на 3,1% и 3,5%, соответственно.

Мировое потребление жидкого топлива


Источник: Short-Term Energy Outlook, march 2014

Министерские аналитики считают Китай ведущим фактором роста потребления нефти в глобальном масштабе, хотя рост потребления становится более умеренным по сравнению с периодом до 2012 года, когда годовой рост ВВП превышал 9%. А вот в Японии и Европе будет наблюдаться сокращение потребления. В США ожидается плавный рост. Аналитики также учитывали так называемые незапланированные перебои поставок – причем примерно 80% этих перебоев связаны с событиями в Южном Судане, Сирии и Йемене. Примечательно, что американские аналитики не предполагали нарушения поставок нефти или спроса из-за событий на Украине, разумеется, это без учета каких-либо последствий в связи с объявленными 20 марта санкциями.

Прогнозы изменения стоимости нефти
2013 2014 2015
WTI
Morgan Stanley   100,32 100
Barclays Capitals 97 104
Credit Suisse 104 92
Deutsche Bank 88,75 85
Bank of America Merrill Lynch 92
US Department of Energy 97,91 95,33 89,75
Brent
Morgan Stanley   112,18 103 98
Barclays Capitals 105 115
Credit Suisse 110 100
Deutsche Bank 97,5 100
Bank of America Merrill Lynch 105
US Department of Energy 108,64 104,92 100,92



Решительные меры

Разумеется, все выкладки экспертов не учитывают целенаправленного вредительства в отношении российского нефтяного экспорта, о котором говорил Джордж Сорос. Он полагает, что стоило бы произвести вброс на рынок нефти из стратегических запасов США, чтобы обвалить мировые цены на нефть. По его словам, Россия нуждается в цене на нефть не ниже 100 долларов за баррель. 

Вообще-то это идея не самого Сороса. Еще в начале марта американский экономист Филипп Верледжер предложил рассмотреть стратегический нефтяной резерв США объемом 700 млн баррелей в качестве инструмента воздействия на Россию. По его расчетам, если бы еще в 2013 году США ежедневно продавали по 500 тысяч баррелей из резерва, то цена на нефть Brent на конец года была на 12 долларов ниже ее фактического значения, то есть около 100 долларов за баррель. С точки зрения Верледжера, тогда бы ВВП России упал на 4%, учитывая сокращение доходов от продажи газа, так как цены на газ рассчитываются исходя из нефтяных цен. 

Несомненно, что такие действия были бы крайне неприятны для российского экспорта, однако и это не так страшно для России, так как бюджет России-2014 сверстан исходя из среднегодовой цены 93 доллара за баррель. То есть даже 95 долларов не были бы катастрофой, не говоря уже о 100. И к тому же Россия могла бы, действуя согласно старому девизу «на войне как на войне», сама начать играть на понижение цены, рассчитывая вызвать волнение в стане союзников США – экспортеров нефти. Ну и в конечном итоге нефть можно продавать не только в Европу, но и в другие страны, и прежде всего Китаю, который может, воспользовавшись случаем, просто начать по дешевке увеличивать свои стратегические запасы. Это тот случай, когда в результате драки Запада и России выиграет Азия – «тот самый третий мудрый», который следит за дракой двух глупцов.
 

Удар по технологии

Еще один гипотетический способ нанести ущерб нефтегазовому бизнесу России – ввести эмбарго на поставки импортного технологического оборудования и ведение сервисных работ. Добыча нефти давно уже перестала быть простым делом. Эта отрасль требует огромных сервисных работ на всех стадиях – начиная от геологической разведки и заканчивая рекультивационными работами на закрывающемся месторождении. Нефтяники и газовики требуют огромного количества самого разного оборудования, представление о котором дает Классификация нефтегазового оборудования, составленная Союзом производителей нефтегазового оборудования. Оборудование используют специализированные сервисные компании. В России сейчас их около двухсот, из них основными игроками являются Halliburton, «Петроальянс» и «Трайкан» с иностранными активами, а также российские ЦЦС, ПНГ, «РУ-Энерджи Групп», «Агрос СУМР» и ряд других.

Самое примечательное, что российские производители оборудования для нефтегазовой отрасли и сервисные компании отнюдь не молятся на иностранцев, а даже наоборот – сетуют на их засилье. В конце февраля этого года председатель совета директоров ОАО «РУ-Энерджи Групп» Азад Бабаев в интервью информационному бюллетеню «Нефтегазовое оборудование» сокрушался, что в России отсутствует защита отечественного производителя от давления иностранных компаний. Он отметил, что во многих развитых странах нефтесервисный сектор и его инновационное развитие поддерживаются властями и доступ на тот рынок иностранным компаниям жестко ограничен. При этом в России ситуация противоположная: российским компаниям принадлежит только 35% российского нефтесервисного рынка. По мнению г-на Бабаева, именно господдержка помогла американским нефтесервисным компаниям сделать технологический рывок, что привело к тому, что они сокращают свою зависимость от импорта газа и нефти и постепенно превращаются в экспортеров природного газа. Таким образом, может сложиться ситуация, что в случае сокращения присутствия на российском рынке иностранных компаний можно ожидать усиленного развития российских.

Однако не стоит забывать, что, кроме американских и европейских компаний, уже активно работают китайские поставщики технологического оборудования. Их оборудование ниже качеством, и, по словам продавцов оборудования, клиенты часто предпочитают выбирать российское как более ремонтопригодное. Не стоит забывать, что в российскую нефтяную индустрию вложены средства и технологии западных партнеров. В частности, компания Shell в конце 2013 года создала вместе с «Газпромом» совместное предприятие по добыче сланцевой нефти «Ханты-Мансийский нефтяной альянс», Shell присутствует в шельфовых проектах на Сахалине и в Печорском море. Как остановить это сотрудничество, не нанеся удара по интересам крупнейшей топливной корпорации Европы?

Взгляд из России

Вполне ожидаемо, что российские эксперты не верят в резкие обвалы мировых цен на нефть, но соглашаются с тем, что впереди их ждет снижение. В частности, руководитель направления ценообразования и прогнозирования цен на мировых энергетических рынках Института энергетической стратегии Николай Исаин в своем информационном сообщении отметил, что в США снижается дефицит нефти и нефтепродуктов, а стратегические запасы сырой нефти находятся на докризисных уровнях (до 2008 года).

Аналитик видит возможное снижение спроса со стороны Китая, а также обращает внимание на то, что либерализация отношений США и ЕС с Ираном способна оживить нефтяной рынок. Однако против снижения цен играет зависимость бюджетов нефтедобывающих стран от нефтяных доходов. В России может расти дефицит бюджета на фоне инфляционных процессов. Но при этом среднегодовая цена Brent на 2014 год прогнозируется от 104 долларов за баррель, а на 2015-й – от 101.

Владимир Брагин,
директор по анализу финансовых рынков и макроэкономики УК «Альфа Капитал»

На вопрос Slon о перспективах нефтяного рынка в среднесрочной перспективе и о прогнозируемых ценах Владимир Брагин, директор по анализу финансовых рынков и макроэкономики УК «Альфа Капитал», ответил, что риск снижения цен в ближайшее время есть, но это именно риск. Возможны кратковременные колебания, но нужно учесть, что существуют объективные факторы, которые ограничивают возможности увеличения добычи, ее себестоимость и изменения уровня потребления. Но в более длительной перспективе возможно плавное снижение цен до уровня 95 долларов за баррель.

Александр Курдин,
руководитель Дирекции по стратегическим исследованиям в энергетике Аналитического центра при правительстве России

Александр Курдин, руководитель Дирекции по стратегическим исследованиям в энергетике Аналитического центра при правительстве России, на вопросы Slon о возможной динамике цен на нефть и о перспективах российского нефтяного экспорта ответил, что в основе тренда нефтяных цен лежат фундаментальные факторы – спрос и предложение, которые могут, впрочем, быть усилены спекулятивным влиянием. Рассматривая сторону спроса, можно отметить, что в 2012–2013 годах мировая экономика хотя и не оправилась полностью от кризиса, но все же демонстрировала стабильный рост с темпом около 3%. МВФ в своем январском прогнозе утверждает, что в 2014–2015 годах мировые темпы экономического роста еще более увеличатся, достигнув 3,7% и 3,9% соответственно. Безусловно, за скобки здесь выносятся угрозы возможных чрезвычайных событий.

Поскольку этот рост в значительной мере обеспечивается развивающимися странами, в особенности Китаем, Индией и странами Юго-Восточной Азии, которые существенно увеличивают потребление нефти вслед за экономическим ростом, рост спроса на нефть имеет довольно сильные фундаментальные основы. Ведущие зарубежные экспертные организации – МЭА, ОПЕК, Администрация энергетической информации США – сходятся во мнении, что спрос на нефть в 2014 году возрастет более чем на 1 млн баррелей в день, то есть несколько сильнее, чем в 2013 году. В 2015 году также можно ожидать подобного роста потребления.

Угроза возникновения дисбаланса за счет опережающего роста предложения действительно существует, причем относится она не только к членам ОПЕК, но и к другим странам, в частности к североамериканским. США и Канада обеспечили почти весь прирост мировой добычи нефти в 2013 году и с большой вероятностью обеспечат большую его часть в 2014-м. Некоторый прирост могут также дать страны Африки и Южной Америки. Если к этому прибавится возвращение на прежний уровень иранской добычи, потерявшей около 1 млн баррелей в день из-за санкций, а также ливийской добычи, которая снизилась в прошлом году более чем на 0,5 млн баррелей в день из-за внутренних проблем, да еще и Ирак внесет свою лепту, то на рынке возможен некоторый избыток даже при высоком спросе.

Но для того и существует ОПЕК, чтобы этого избытка избегать, дисциплинируя членов организации. ОПЕК подтвердила свои возможности в кризис 2008–2009 годов и де-факто продолжает их подтверждать сейчас, довольно успешно соблюдая квоты. К тому же указанное наращивание поставок вряд ли произойдет быстро. В долгосрочном периоде среди стран ОПЕК только Ирак способен намного увеличить добычу, но это скорее не фактор риска, а глобальная необходимость для растущей мировой экономики.

Если целый комплекс обстоятельств в ближайшие год-два сыграет на понижение нефтяных цен – мировая экономика будет демонстрировать слабый рост, ОПЕК не сможет дисциплинировать членов организации, Ливия и Иран быстро восстановят поставки, США и Канада продолжат наращивание добычи, а в других регионах мира (в том числе и в России) не возникнет проблем – то существенное снижение цен возможно, хотя и в этом случае они вряд ли достигнут 50–60 долларов за баррель.

Но более вероятно в 2014–2015 годах ограниченное снижение цен до 90–100 долларов за баррель (за марки Urals и Brent), с сезонными колебаниями, если в мире не возникнут новые очаги напряженности. Что же касается российского экспорта, то он по-прежнему окажется востребованным, но с учетом постепенного снижения спроса на нефть на европейском рынке и его повышения в Азии следует продолжать политику развития поставок на восточном направлении.

Татьяна Митрова,
зав. отделом нефтегазового комплекса Института энергетических исследований РАН

Slon: Джордж Сорос озвучил идею давления на Россию путем выброса на рынок нефти из стратегического резерва США, чтобы уронить ее цену на марку Brent ниже 100 долларов. Он полагает, что это нанесет значительный урон бюджету России...

Ответ: Стратегические запасы США (около 700 млн баррелей), если они будут выброшены полностью на рынок, смогут на время сбить цену, но ненадолго – их хватит на два-три месяца серьезных интервенций, зато потом, чтобы восполнить эти запасы, потребуются дополнительные закупки, так что цены не только восстановятся, но и вырастут. За пару месяцев российские доходы пострадают, но не драматически – так что это может стать скорее актом краткосрочного психологического давления. Да и не очевидно, зачем Штатам раскачивать волатильность нефтяного рынка – устойчивости мировой экономики это точно не поспособствует, а «воспитательный» эффект для России будет крайне краткосрочным. Овчинка выделки не стоит.

Slon: Может ли сам по себе рынок с вступлением Ирана, ростом добычи Ирака и Ливии обрушить рынок нефти до отметки 50–60–80 долларов за баррель? И как надолго?

Ответ: Этот сценарий мы как раз прорабатываем в своем новом прогнозе – как может в долгосрочной перспективе сказаться на России выход на рынок дополнительных объемов всех новых (и старых – как Иран) производителей. Пока мы держим результаты под эмбарго, так что точных цифр не скажу, но в целом никакого обрушения цен до 50–60–80 долларов не получается. Просто при этих ценах ни сланцевой нефти, ни битуминозных песков, ни большей части офшорной добычи, ни высоковязкой нефти компании добывать не смогут. И биотопливо производить тоже...

Slon: Есть еще одна возможность для давления – это введение санкций на поставку высокотехнологичного нефтегазового оборудования в Россию. Может ли это привести к обрушению добычи российской нефти?

Ответ: Что касается нефтегазового оборудования, то из того, что я вижу, значительная часть оборудования уже поставляется или может поставляться Китаем, который явно в санкциях участвовать не будет. Многое может производиться в стране – пока локализация не происходила просто из-за того, что закупать зарубежное оборудование было проще и дешевле.

Конечно, добыча нефти – далеко не легкое дело, и чем дальше – тем сложнее и дороже оно будет становиться. Для России это означает все большее применение методов повышения нефтеотдачи, технологий добычи нетрадиционной нефти, офшорной добычи и пр. И, да, сейчас очень велика доля иностранных нефтесервисных компаний и оборудования. Однако в принципе проблема хотя и серьезная, но решаемая.

Серьезную проблему я вижу только для проектов офшорной добычи и производства СПГ. Хотя уверена, что многие крупные игроки найдут способ мимикрировать – через зарегистрированные в России или на Багамах компании, да мало ли способов... Терять возможности, открывающиеся в России, многие не захотят. Особенно любопытно, как будет развиваться сотрудничество «Роснефти» и Exxon Mobil... Ресурсы, которые могут быть на шельфе Карского моря, – это серьезная ставка.

Кажется, что запад так могущественен и может очень сильно ударить по России, изменив цены на нефть. Но таким образом он ударит и по себе. Серьезно обрушить цены на нефть не получится. Даже если США очень постараются в ближайшее время, ниже $90 за баррель, обрушить цены он не сможет. А это устроит Россию. 

Все эксперты не ожидают краха нефтяного рынка даже с появлением новых игроков. Возможны кратковременные колебания, но уже в среднесрочной перспективе они нивелируются самими рыночными механизмами, если, конечно, речь не идет о полномасштабной экономической войне, когда страдают и свои, и чужие. Тем не менее даже в благоприятном варианте развития событий нужно учесть, что давление других энергоносителей, развитие технологий может привести к долговременному понижению цен на нефть. Ну а что будет через 10–20 лет – это уже относится скорее не к рыночным оценкам, а к разряду футуристических прогнозов.

Предыдущий материал

$30 млрд за создание Евразийского экономического союза

Следующий материал

Готовы ли саудиты уронить нефть по просьбе Запада