Новости Календарь

Тлетворное влияние. Как Кремниевая долина губит инновации

Тлетворное влияние. Как Кремниевая долина губит инновации Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru
«Организации чаще умирают от несварения желудка, чем от голода», – сказал однажды Дэвид Паккард. Пожалуй, сегодня эти слова можно отнести на счет Кремниевой долины. Она давно уже переросла стадию самого успешного в мире, но локального инновационного центра. Роль Кремниевой долины – влиять на глобальную экосистему, развивать предпринимательство и способствовать созданию прорывных инноваций во всем мире. Но в последние годы это ее влияние на инновационный климат на планете скорее пагубное, чем положительное. 

Представьте себя управляющим директором венчурного фонда. Если бы у вас был выбор, куда бы вы инвестировали: в революционное лекарство от рака, до открытых продаж которого пройдет еще лет десять, или в новую социальную сеть, способную за два года вырасти в публичную компанию стоимостью в миллиард долларов? Как бы вам не хотелось работать на благо человечества, если вы отвечаете за успешность фонда в течение 5-7 лет, то выбор очевиден. 

Быстрые рост и деньги заменили собой те истинные инновации, которые рождались в Кремниевой долине на протяжении 40 лет, деформировав базовые ценности этого уникального места. Это раньше инженеры и ученые экспериментировали и изобретали что-то действительно новое, неизученное, бизнес-успех чего нельзя было предсказать заранее. Теперь же все стремятся получить сверхприбыль как можно быстрее – и виной тому бум стартапов, связанных с интернет-технологиями.

Социальные медиа действительно изменили многое, и теперь являются неотъемлемой составляющей нашей жизни, это переоценить нельзя. Однако инвестировать в этот сектор оказалось выгодно просто потому, что вложения в некоторые из них пока окупаются в разы быстрее и в десятки, а то и сотни раз выше. Не было бы беды, если бы от этого не пострадал сектор естественных наук, объем инвестиций в который значительно упал и продолжает падать, а количество сделок составляет примерно одну четвертую часть от общего их числа. При этом количество проектов в сфере развлечений, социальных сетей и сервисов зашкаливает. Но вряд ли кто-то согласится с тем, что интернет-проекты могут изменить жизнь людей так же, как новое лекарство или технология очистки воды.

Предприниматель Стив Бланк вообще считает, что за последние 5 лет в Кремниевой долине появилось лишь четыре действительно прорывных проекта: электрический автомобиль Tesla, первый коммерческий космический аппарат SpaceX, самоуправляемый автомобиль и визуальный поиск. Первым двум дал жизнь известный предприниматель Элон Маск, а два вторых предлагает нам компания Google. Вот они – инноваторы Кремниевой долины. Кем бы вы могли дополнить список?

Более того, и существующие платформы – Google, Facebook и Twitter – на которых предприниматели пытаются построить свои компании, больше не являются инновациями… Вспомните девяностые годы, когда шансов отвоевать хоть сколько значимую долю рынка персональных компьютеров у таких гигантов, как Dell, Compaq и HP, стремились к нулю. Но персональные компьютеры однажды перестали быть инновацией, и люди переосмыслили концепцию этого устройства. Так появились смартфоны и планшетные компьютеры.


Сегодня мы ждем героя, который перестанет мыслить рамками Google и Facebook.


Всю историю существования Кремниевой долины топ-менеджеры крупнейших компаний Калифорнии ставили интересы своих клиентов во главу бизнеса. В компании Hewlett-Packard это было возведено в культ. Для Била Хьюлета и Дейва Пакарда продать суперсовременный товар было недостаточно. Им необходимо было убедиться, что покупатель получил максимум пользы от приобретения, поэтому сервис и поддержка пользователей имели даже большее значение, чем продажи. Также и в компании Intel главным приоритетом были не деньги, а способность делать хорошо правильные вещи. Основатели компании верили, что это многократно окупится в будущем лояльностью как клиентов, так и акционеров. 

Сегодня же редкая калифорнийская компания ставит интересы клиентов во главу бизнеса. В культ возведены интересы мажоритарных акционеров. Intel и HP избегали выпуска акций нескольких классов с различным весом голосов. Сейчас это – норма в Кремниевой долине, и голоса акций, купленных на публичном рынке, и акций сотрудников, как правило, никак не влияют на решения, принимаемые владельцами.

Рыночная стоимость большинства интернет-стартапов раздута. Раздутым является и само количество этих компаний. Никто не отменял рыночный принцип спроса и предложения: количество интернет-стартапов растет огромными темпами, но даже в пересчете на глобальную аудиторию пользователей всемирной сети количество предложений новых социальных сервисов превышает возможный спрос.


Уже сегодня у людей не хватает времени обновлять ленты всех своих аккаунтов в соцсетях. Вряд ли им нужно их еще больше.  


При этом если вы внимательно присмотритесь к интернет-стартапам, то обнаружите, как мало у них настоящих «изобретений». Сможете ли вы назвать хотя бы три компании, которые появились на рынке в последнее время и являются уникальными идеями, а не усовершенствованием уже существующих? 

Большинство стартапов ориентировано на то, чтобы продать бизнес более крупному игроку, а сделать это проще, если сервис не слишком революционен. А планирование с рождения удачного выхода из проекта заставляет предпринимателя думать и действовать в рамках довольно короткого промежутка времени и совершенно ограничивает в создании действительно прорывных изобретений, способных повлиять на человечество. Возбужденные недавними крупными сделками предприниматели просто жаждут быстрой наживы.

Неужели это конец? 

Предыдущий материал

Бизнес вопреки. Как отучить людей покупать

Следующий материал

Лишние деньги. Где взять миллион