Новости Календарь

Постсоветский менеджмент: откуда берутся проблемы?

Постсоветский менеджмент: откуда берутся проблемы? Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru
Некоторые события происходят как будто бы сами по себе. Но бывают и такие, которые не произойдут, если об этом специально не позаботиться. Когда понятно только, что «это само никогда не произойдет», а вот что надо сделать, чтобы оно произошло, абсолютно не ясно… Тогда возникает проблема, которую кто-то должен решить.... Кто же? Конечно, менеджер. Менеджер всегда сам является частью проблемы: это он не знает, что делать в сложившейся ситуации, с доступными ресурсами и в приемлемых для него рамках поведения. Другой на его месте, может, и знал бы, и тогда никакой «проблемы» не существовало бы. Так что если проблема – это действительно проблема, то существует и менеджер, которой ее до сих пор не решил. Что, впрочем, как раз для него не так уж и плохо – ведь в противном случае ему нечем было бы заниматься, на понятную работу хватило бы и сотрудника с меньшей зарплатой...

Чем слабее менеджер – тем, при прочих равных, больше у него проблем. Поэтому гордиться тем, что «у меня много проблем», может только идиот. Кроме того, объем дополнительных ресурсов, требуемых для решения конкретной проблемы, так же напрямую связан с квалификацией менеджера: чем больше этой самой квалификации, тем лучшие, а значит, и менее ресурсоемкие решения, он сможет найти. И чем дешевле решения, которые находит менеджер, тем большего стоит он сам.  То, что сильный менеджер решит за два дня и три копейки, слабый будет решать месяц и потребует на это сто тысяч, да еще и не решит... Если менеджер утверждает, что он знает, как решать проблему, но ему для этого нужен миллион, которого нет и не будет, или месяц, когда времени в запасе всего неделя, – он просто несет чушь. Он не знает, как решать проблему в той реальной ситуации, в которой находится. Все остальное – от лукавого.

Обычно самое сложное на пути решения проблемы – глубокий анализ ситуации, позволяющий выявить те ключевые факторы и обстоятельства, которыми следует заниматься. Порой корневые причины скрываются очень глубоко. Руководители разных уровней часто тратят время и нервы, пытаясь изменить то, чего изменить все равно не смогут, или «бьют по хвостам», с утра до вечера занимаясь «теми же самыми проблемами» (это обычно означает, что они занимаются лишь следствиями, а собственно проблемы продолжают здравствовать и отравлять жизнь дальше). Диагностике проблем с использованием соответствующего инструментария почти никого из нас не учили. Нас учили выполнять задания, или объяснять, почему задания не выполнены. А для объяснения достаточно указать непосредственную причину – глубоко копать незачем.

Устранение любой проблемы и нежелательного дискомфорта практически означает необходимость какого-то действия: нужно принять правильное решение и суметь его эффективно реализовать. Поскольку  развитие событий зависит от многих обстоятельств, от суперпозиции различных сил, для изменения ситуации всегда есть альтернативные пути. Решая вопрос в рамках своих полномочий и за счет собственных ресурсов,  менеджер принимает на себя всю ответственность за результат, или отсутствие такового. 

«Переводя стрелки» на обстоятельства, им не контролируемые, он оказывается в относительной безопасности – это же «не мой вопрос», «я же говорил». Поэтому причинами неприятностей в интерпретации менеджера, пытающегося увильнуть от ответственности, чаще оказываются факторы, управляемые другими или не управляемые никем. По дорогам нельзя проехать, потому что снег выпал, а не потому, что уборка не организована. Доходы упали потому что курс доллара вырос, а не потому, что продукт по старой цене оказался не очень конкурентоспособным. Гегель еще полтора столетия назад утверждал, что трудно найти хоть мало-мальски интеллигентного человека, который не смог бы назвать уважительных причин даже для самых абсурдных действий... Современные антименеджеры находят уважительные причины даже для самого абсурдного бездействия, и эти «уважительные» причины всегда связываются с какими-то не управляемыми ими обстоятельствами. Чтобы сачковать относительно безопасно, надо уметь переводить стрелки на неуправляемые тобой факторы – с годами этот навык развивается до фантастического уровня. Мы ничего не делаем, потому что ничего сделать нельзя, так как «от нас ничего не зависит»...

Но есть и такие, кто не сидит сложа руки, а делает, делает, делает.... совсем не то что надо. Они наливают воду в дырявое ведро, толкают камень в гору, проталкивают клиенту бракованную продукцию, вместо того, чтобы устранить причины брака, накатывают каждую весну асфальт в том же месте, вместо того, чтобы привести в порядок дренаж. Такие «трудяги» много опаснее «сачков», потому что выглядят ну просто незаменимыми. Кто же другой будет сидеть три ночи напролет в офисе, героически спасая проект, который сам же и провалил? Кто поедет и решит вопрос с клиентом, который ни один из подчиненных, им же подобранных и обученных, решить не сможет? Такие никогда не решают самих проблем, потому что их хлеб – воевать со следствиями, день ото дня, привычным образом. Кто же будет пилить сук, на котором сидит? Если проект будет сделан в нормальном темпе в срок – кто заметит, какой ты герой? Если подчиненные смогут делать сами то, что требуется, как же обеспечить свою незаменимость? Если оборудование перестанет ломаться – кто поймет, какой ты гениальный технарь? «Сачки» хотя и не особенно напрягаются, чтобы решать проблемы, не имеют ничего против, если их решает кто-нибудь другой. «Трудяги» не только не решают проблем, но и не дают другим их решать – потому что «нужных сотрудников на рынке все равно нет», потому что  «на этом разваливающемся оборудовании никто другой все равно работать не сможет», потому что «с таким клиентом никто другой не договорится».... Ох уж эти незаменимые!

Но не будем вдаваться в крайности. Ведь кроме «сачков» и «трудяг», есть и нормальные ребята – те, которые «делают, что могут», нередко вместо того, чтобы делать то, что надо. Они решают те «проблемы», которые умеют решать, – поэтому и видят проблемы всегда там, где им их удобно видеть, чтобы было что «решать». Опытный хирург, осмотрев вас, честно скажет, что операцию делать пока рано, приходите мол через полгодика, и мы вам чудесно все удалим... О том, что ту же болезнь можно вылечить за пару недель таблетками, он даже не скроет, а просто об этом не подумает. Кто-то занимается (и хорошо занимается)  приобретением и установкой нового мощного сервера, вместо того, чтобы привести в порядок базу данных, очистить ее от мусора, оптимизировать процедуры использования – ведь будучи чисто технарем, он в этом ничего не понимает. Такие люди заняты «своей работой», они ее не боятся. Вы не замечали, что важных секретов в организациях становится гораздо больше с появлением секретчиков, а опасность возгорания ну просто катастрофически возрастает с появлением специально назначенных инспекторов по пожарной безопасности?

Настоящий менеджер, просто менеджер, делает то, что надо, и так, как требуется в сложившейся ситуации. Он сам принимает решения и отвечает за результат своих действий. Способность получить результат в ситуации, когда есть причины, из-за которых просто техническому специалисту, даже очень квалифицированному, с делом не справиться, – отличительная черта менеджера. В этом и состоит его работа. Если никаких «уважительных причин», из-за которых нужный результат не может быть получен, нет – не нужен и менеджер, поскольку менеджмент – это способность решать проблемы, когда они есть, те, которые есть, и там где они есть. Проблем нет только у тех, кто ставит себе слишком легкие задачи, кто проходит спокойно мимо открывающихся возможностей, потому что «мы сейчас не можем себе этого позволить». Проблем нет только у тех, кто уже умер, или смирился с мыслью, что все равно умрет... У тех, кто на переднем фронте, на границе возможного, проблемы есть всегда. Реальные. Так стоит ли тратить силы и бюджеты на «объективные проблемы», которыми прикрываются те, кто не хочет работать? Может, займемся лучше субъективными факторами?

Предыдущий материал

«И сдайте мне ваш пропуск»

Следующий материал

«Относиться друг к другу по-доброму – единственный эффективный способ выживания»