ВСЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА  
 
Практика бизнеса     

«Мы в голодных стартаперов не верим»

Сооснователь инкубатора Farminers Алена Владимирская о том, в какие проекты вкладываться, интересах западных инвесторов и рисках
Скопируйте код в ваш блог. Форма будет выглядеть вот так:
 12 7 712 экспорт в блог
«Мы в голодных стартаперов не верим»
Алена Владимирская. Фото из личного архива
На рынке российских интернет-инкубаторов пополнение: сегодня было объявлено о создании инкубатора Farminers, в котором стартапы смогут получить экспертную поддержку, рабочие места и инвестиции в размере $150 000. Сооснователи инкубатора – Игорь Мацанюк (один из основателей игрового холдинга Astrum Online Entertainment, бывший топ-менеджер Mail.ru Group) и руководитель рекрутингового агентства Pruffi Алена Владимирская (тоже, кстати, экс-сотрудник Mail.ru). Первые смотры проектов состоятся 16–17 сентября.

Финансированием Farminers займется Мацанюк. Во время IPO Mail.ru Group в ноябре 2010 года он выручил от продажи принадлежавших ему акций $80 млн. В июле стало известно, что он решил вложить несколько десятков миллионов долларов в венчурный фонд iTech Capital. «Никто и никогда не верил в меня и мои идеи. И никто не дал мне ни копейки денег «на развитие». В общем-то, никто никому и не должен помогать, так устроен мир, но мне такой мир не нравится. Я довольно много инвестирую сейчас. Делаю это, в том числе, и потому, что очень часто вспоминаю, как было со мной. Потому что верю в людей», – написал Мацанюк на своей странице в Facebook.

Slon.ru поговорил со вторым сооснователем Farminers Аленой Владимирской и узнал о планах бизнесменов, ориентации на Запад и том, каким проектам можно рассчитывать на инвестиции.

Алена, как распределяются ваши с Игорем [Мацанюком] роли в проекте?

– Наше сотрудничество во многом – идеальная история. Мы можем смотреть на одни и те же вещи, в данном случае, идеи проектов, под разными углами. Мы, конечно, несравнимы по деньгам и масштабу деятельности, но занимались каждый своим бизнесом и обладаем разными навыками. Я разбираюсь в людях и командах, а Игорь – в идеях и продуктах. Очень важно, что у него большой опыт и понимание, какие проекты востребованы на Западе и могут заинтересовать иностранных инвесторов.  И его за границей хорошо знают. Сейчас мы ведем переговоры с несколькими западными венчурными фондами (подробности, с какими именно, будут через пару недель) – они готовы в будущем смотреть на выпускников нашего проекта.  

Западные инвесторы заинтересованы в российских проектах, или вы их пытаетесь «продать»? 

– Как бы странно это ни звучало, в Кремниевой долине сейчас кризис на уровне продуктов – и инвесторы ищут новые интересные рынки. Но и в Россию заходить боязно: нестабильная политическая обстановка, незнакомый рынок, все непонятно и пугает. Однако, зная о «продуктовой» репутации Игоря, что он – вменяемый человек, инвесторы уже не так боятся. И, главное, люди, с которыми мы общаемся, – это не младшие аналитики не пойми чего и зачем, а люди, которые принимают решения и ответственны за сделки. Но мы не планируем готовить проекты только «на экспорт», и российским инвесторам тоже будем рады.

Назовите главные критерии отбора стартапов – без чего не обойтись?

– Во-первых, нам интересны только международные проекты, которые можно масштабировать на больших территориях за пределами России. Во-вторых, они должны претендовать на лидерство в своей нише, пусть даже самой узкой. В-третьих, необходима мобильность. В-четвертых, проекты должны быть виральными (распространяться на принципах вирусного маркетинга – Slon.ru), социальными и народными. Мы верим и будем вкладываться только в массовые интернет-сервисы – в этом мы разбираемся.

Как будет проходить процесс отбора?

– К сожалению, сейчас стартаперское движение в России – шоу-бизнес с песнями и плясками. Мы обойдемся без унизительных зрелищных шоу для экспертов, многочисленных раундов отбора и так далее. Человек просто приходит, презентует идею перед экспертами, отвечает на вопросы других претендентов на инвестиции. И либо мы его берем, оценив, в том числе, по перечисленным выше критериям, либо мы не берем –  и все.

Вас уже сравнивают с инкубатором Пола Грэма Y Combinator. Насколько это справедливо?

– Отчасти. С одной стороны, мы по той же схеме будем сажать людей в свой офис и обеспечивать всем необходимым для работы, формировать среду. У нас хороший офис, хорошие компьютеры, мы даем достаточно денег и экспертизу, еженедельные лекции по верстке, дизайну и программированию: короче, сиди, делай проекты и не думай больше ни о чем. Мы создадим все условия для работы.

Но мы не будем давать денег просто так. Кстати, вот что еще очень важно. Мы фактически первый инкубатор в России, который честно предупреждает обо всех условиях и рисках на старте. Обычно инкубаторы что говорят? «Вы станете миллионерами, все будет хорошо!» Мы четко говорим: «Забираем 40%». Это честно. Хотите – приходите, не хотите – не надо.

Второе: через 3 месяца после старта работы у нас промежуточный экзамен. Если проект не сможет защититься – мы с ним расстанемся (хотя потраченное назад, конечно, не требуем). Через 3 месяца вы можете лишиться финансирования и рабочего места. Наконец, мы будем помогать нашим выпускникам найти новых инвесторов, но не обещаем, что это с вероятностью 100% произойдет.

И опять про Y Combinator. Совпадение ли, что вложения Юрия Мильнера в стартапы «птенцов Грэма» такие же, как предполагаются у вас – по $150 000?

– Нет. Просто это оптимальная сумма, если все правильно посчитать. Вот мы: сели и все посчитали. Проект приходит к нам либо на 3, либо на 6 месяцев. У команды должны быть комфортные условия – чтобы можно было думать только о проекте, а не о желудке, который от голода сводит, и не о родственниках, спрашивающих, чем ты там занимаешься, когда уже начнешь зарабатывать. Мы в голодных стартаперов не верим. Чтобы команда, состоящая из 5 человек (и часть из них – наемные сотрудники), могла нормально существовать – нужна вот такая сумма. Сначала мы насчитали $120 000 – а потом решили: «Пусть будет 150». Мы пошли от потребности. А $20 000–30 000 – это, извините, жесть. Это «на Доширак».

Какой процент ошибок вы закладываете?

– На Западе считается, что 1 из 10 выстрелил – уже хорошо. Мы нацелены на показатель 4 из 10.

То есть, смело нацелены...

– Мы рассчитываем на экспертов и опыт Игоря. Посмотрим, что будет. Мы ни разу не дураки и не романтики, а взрослые люди. Это бизнес. Прокачается он, конечно, не с первого круга, а со второго и третьего. Все-таки, нет пока в России культуры стартапов. Это долгий бизнес. 
Следите за обновлениями Slon.ru в вашей социальной сети: ВКонтакте или Facebook.
 12 7 712 экспорт в блог
ТЕГИ:  IT Y Combinator Владимирская Алена Грэм Пол Мацанюк Игорь Мильнер Юрий Россия США