Новости Календарь

Как превратить дыру в достопримечательность

Как превратить дыру в достопримечательность Вагончик для туристических экскурсий по чесночной ферме на острове Уайт. Фото: Lisa_Jane / flickr.com
Задумаемся на секунду, как много мы знаем о репчатом луке. Возможно, кто-то вспомнит, что, кроме стандартного желтого, есть еще белый и красный салатный лук. Вот и все. В то же время существует гигантское луковое разнообразие, и его вполне можно оценить, не выезжая за границу. На основе одного только романовского лука из города Романов Ярославской области селекционеры вывели белоозерский и даниловский сорта. Для города Данилов это важный продукт, неотъемлемая часть овощной культуры этого региона. Но мало кто об этом знает, потому что по-хорошему никто не пытается реализовать потенциал местной еды – сельскохозяйственный, туристический, маркетинговый.

В Европе региональные вкусы и провинциальная гастрономия – большая история. Мне на память приходит британский остров Уайт, где действует чесночная ферма (garlic farm). Хозяин фермы увлекся чесноком – стал разводить различные его сорта и даже однажды загорелся идеей найти праматерь всех чесноков. В результате он обнаружил в Казахстане дикий чеснок, от которого, как он считает, пошел весь чеснок, и тоже стал его культивировать. 


От количества продуктов фермы, произведенных на основе чеснока, разбегаются глаза. Даже пиво с чесноком там варят.


Рядом с фермой работает музей чеснока, ресторан, есть тематические развлечения для детей. Стоит ли удивляться, что у чесночного предпринимателя нет отбоя от туристов. И еще большой вопрос, что приносит ему больше денег, – собственно чеснок или сопутствующие услуги.

По большому счету ничто не мешает применить тот же принцип в Ярославской области, где помимо лука есть еще много чего еще. Романовская овца – не только исконно местная порода, но и, можно сказать, исчезающий вид: в мировом масштабе поголовье исчисляется несколькими сотнями тысяч. Можно открыть ресторан с моноблюдом – романовской бараниной, запекаемой в русской печи с картофелем и луком (тем же, романовским)... Если все сделать с душой и подключить воображение, гостям это понравится. О местном ресторане с оригинальной аутентичной кухней непременно напишут газеты, не говоря уж о блогерах и специализированных сайтах.

Или, скажем, взять Тульскую область. В городе Белев с населением менее 15 тысяч человек уже больше сотни лет производится замечательная белевская пастила – производится, кстати, только из яблок сорта антоновка и только из местных садов. На Западе по тому же пути идут едва ли не половина фермерских хозяйств средней руки, которые пытаются развивать на основе сельскохозяйственного бизнеса параллельные бизнесы.

Для нас в Lavkalavka тема развития региональных гастрономических брендов очень важна. Ведь наш проект уже вышел из первоначальных берегов. Мы уже не столько про еду и здоровье. Главное свое предназначение мы видим в том, чтобы менять социальную реальность на селе и в небольших городах, и гастрономический брендинг – проверенный инструмент таких изменений.

Конечно, можно возразить: кому это интересно? У нас нет западной культуры тематических путешествий. Но культура появится – имейте терпение. Сейчас, когда люди наконец почувствовали вкус к поездкам по собственной стране, это просто вопрос времени. Переславль-Залесский, в котором я с детства провожу время, когда-то был унылым захолустьем с алкашами на улицах. Теперь же это милый симпатичный город с гостиницами и музеями. Ресторанный бизнес там тоже понемногу развивается – прогресс проявляется в качестве обслуживания и интерьерах. Однако о еде, свойственной именно данному конкретному региону, о еде как об уникальной фишке и развлечении, ради которой люди будут готовы ехать за сотни километров, – вот об этом практически еще никто не думает. 

Сомневаетесь, что найдутся желающие отправиться за тридевять земель ради незабываемого обеда или ужина? Не сомневайтесь. Сам я давно мечтаю открыть ресторан в деревне. Шведский ресторан Fäviken, работающий исключительно на местных продуктах, расположен в 600 км к северу от Стокгольма – примерно на широте нашего Медвежьегорска. Шеф-повар там легендарный Магнус Нильсон, а само заведение на дюжину посадочных мест входит в сотню лучших ресторанов мира. А ведь это просто хутор, до которого из Москвы моя жена добиралась на самолете, поезде, а последние 40 км – на такси. Характерно, что при этом с клиентурой там совершенно нет проблем – места расписаны на полтора-два месяца вперед. Хорошая планка для любой из тысяч умирающих российских деревушек, в которую какой-нибудь хороший человек пожелает вдохнуть новую жизнь.

Предыдущий материал

Хотите сохранить банду? Станьте регулярной армией

Следующий материал

Сказано – не сделано. 7 роковых ошибок планирования