Новости Календарь

Чему нас учит публикация в Economist о друге Путина

Чему нас учит публикация в Economist о друге Путина Фото: Алексей Даничев/РИА Новости
Журнал Economist несколько лет назад был вынужден извиниться перед нефтетейдером Геннадием Тимченко за увязку его имени и его компании Gunvor с коррупцией: судебное разбирательство по иску Gunvor тогда окончилось мировым соглашением сторон, было опубликовано нечто, что можно считать опровержением. Но Economist той истории не забыл и, видимо, твердо решил вытащить на поверхность недоступные постороннему глазу детали деятельности Gunvor, чтобы подкрепить свои прежние предположения новой качественной доказательной базой. На днях было опубликовано подробное расследование сделок Gunvor с российской экспортной нефтью сорта Urals, показывающее, что швейцарский нефтетрейдер мог систематически занижать цены на нефть Urals, извлекая дополнительную прибыль. Полагаю, это только начало, и нас ждут новые важные расследования от Economist по этому поводу – как говорил президент Кеннеди, «forgive your enemies, but never forget their names» (прощайте своих врагов, но никогда не забывайте их имен).

Хотя сетевая общественность тут же бурно бросилась обсуждать, что вот, дескать, что-то с Gunvor опять не так, меня, тоже имеющего опыт судебных тяжб с Тимченко, расследование Economist, честно говоря, не убедило в наличии в действиях  нефтетрейдера какого-то криминала. Некие предположения, расчеты, которые, в общем и целом, не тянут на «состав преступления». Занижение цен само по себе – вполне рыночная практика, ничего предосудительного в этом нет. Другое дело, что это расследование неожиданно вернуло нас к давно забытой теме привязки российских налогов на экспорт нефти именно к котировкам сорта Urals – основной российской экспортной смеси. В соответствии с действующими Налоговым кодексом и законом «О таможенном тарифе», ставки налога на добычу полезных ископаемых и экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты привязаны именно к международным котировкам этого сорта. Как блестяще показывает расследование Economist, привязка эта, мягко говоря, далеко не самая удачная. Торги по Urals непрозрачны и чрезвычайно легко манипулируемы, этот сорт нефти не является сортом, рыночная цена на который поддается легкому объективному определению.

Цена вопроса? При нынешних ценах на нефть снижение цены Urals всего на $1 за баррель означает для российского бюджета потерю нескольких миллионов долларов в сутки. Что эквивалентно минимум сотням миллионов долларов в год. И это только на $1 за баррель. А если цены Urals сбивают сильнее – чем, как видно из расследования Economist, могла систематически заниматься Gunvor?

Когда в первой половине нулевых в правительстве обсуждался вопрос введения нынешней системы привязки нефтяных налогов и пошлин к мировым ценам, тема непрозрачности ценообразования на Urals поднималась. Были люди, которые тогда говорили: Urals – это кот в мешке, этот сорт нефти торгуется по каким-то непрозрачным частным сделкам, давайте лучше привяжем российские налоги к какому-то более прозрачному и открыто торгуемому сорту нефти – Brent или Dubai – с соответствующим поправочным коэффициентом. Кстати говоря, во многих российских частных контрактах на экспорт нефти используется именно такая формула.

Но тогда почему-то было принято решение ориентироваться именно на котировки Urals – и в Налоговом кодексе, и при взимании таможенных пошлин. Было ли это ошибкой или злым умыслом, сейчас уже трудно сказать, но анализ Economist убедительно показывает, что практика эта чревата ощутимыми потерями для российского бюджета, так как ставит нефтяные налоги в зависимость от чрезвычайно уязвимого для манипуляций индикатора. 
 
Вторая проблема, вскрытая Economist – но это уже не новая история, мы открыто озвучивали ее в суде во время нашего процесса против Тимченко, – непрозрачная система работы нефтяных госкомпаний с трейдерами. Теперь уже появились открытые основания ставить под сомнение выгодность работы государственных нефтяных компаний – прежде всего «Роснефти» – с Gunvor, по поводу которой есть все основания для подозрений в работе на занижение котировок. Объяснения «Роснефти» и «Газпром нефти» о том, что они работают с Gunvor, потому что этот трейдер «дает выгодные условия», уже просто так не пройдут: появились серьезные причины считать иначе и расследовать взаимоотношения госкомпаний с этим трейдером в публичной плоскости. Миф о Gunvor как о «самом выгодном трейдере» оказался поставлен под сомнение – от работы с ним госкомпаниям пора отказываться. 
 
Вот по этим двум факторам: оценка потерь бюджета от привязки налогов на экспорт нефти к котировкам Urals и потерь госкомпаний от работы с Gunvor – нужно было бы сосредоточить усилия сейчас ответственному и компетентному правительству, заботящемуся об интересах своей страны и пополнении бюджета для финансирования важных инфраструктурных, социальных, оборонных программ.

У меня нет иллюзий по поводу перспектив появления в России ответственного и компетентного правительства – на наступающей неделе оно точно не появится. Но когда-нибудь появится. Вот тогда расследование Economist окажется крайне полезным для нахождения дополнительных источников пополнения бюджета и снижения налогов на несырьевой сектор экономики.

Предыдущий материал

Чем больше нефти добывают, тем больше ее становится

Следующий материал

Немец в «Русале»: клан Путина решил напрямую вмешаться в борьбу за гиганта металлургии