Новости Календарь

«Консьюмеризм — анестетик для мозга». Почему в России не намного лучше, чем в Америке

Скопируйте код в ваш блог
Статья будет выглядеть вот так:
Slon.ru
«Консьюмеризм — анестетик для мозга». Почему в России не намного лучше, чем в Америке «Консьюмеризм — анестетик для мозга». Почему в России не намного лучше, чем в Америке

Британский журналист Джон Камфнер о своей книге «Свобода на продажу», в которой он рассказывает, насколько похожими становятся авторитарные и демократические страны •
Подробнее на Slon.ru

«Разница между странами, которые ориентировочно относятся к авторитарному лагерю, и теми, которые гордятся своими «демократическими» ценностями, может быть небольшой», – говорит английский журналист Джон Камфнер. Его книга «Свобода на продажу. Как мы разбогатели – и лишились независимости» вышла в России только что в издательстве Corpus. В ней он сравнил восемь стран и пришел к выводу, что границы между демократиями и автократиями стали размываться. Разные, казалось бы, страны имеют больше схожих черт, чем принято об этом думать. В интервью Slon Камфнер объясняет этот парадокс тем, что сегодня все больше людей готовы отказаться от общественных свобод в обмен на индивидуальные.

– В России любят сравнивать нашу страну с другими, показывая выдающиеся преимущества или, наоборот, страшные недостатки. Тема эта болезненная. А что вы обнаружили в своих поездках?

– В своей книге я говорю о восьми странах, четыре из которых – так называемые авторитарные: Сингапур, Китай, Россия и Объединенные Арабские Эмираты, четыре – так называемые западные, демократические: Италия (во времена Берлускони), Индия (наверное, самая большая демократия в мире), США и Великобритания. Книга разделена на две части, но она создана для того, чтобы показать, что обе части и разные и одинаковые одновременно. В некоторых смыслах это умышленный выбор, но в некоторых – случайный. Вы можете в принципе сказать то же самое о Франции, Германии, Австралии или о странах БРИК, Южной Африке, а также о странах бывшего Советского Союза: Узбекистане, Туркменистане, Казахстане – или странах Ближнего Востока – Египте и так далее. Я использую выбранные страны не для того, чтобы показать специфику примеров, но для того, чтобы поставить свой вопрос о настоящем моменте. Почему, несмотря на личные, культурные, географические и исторические различия, люди в мире готовы отказаться от свобод во имя благосостояния и безопасности?

Эта книга не о старомодных диктатурах XX века, она не о Северной Корее, Зимбабве, а также не о Советском Союзе или маоистском Китае. Это книга о XXI веке, когда люди уже имеют возможность наслаждаться личными свободами в обмен на отказ от свобод общественных. Частные свободы, которые существуют сейчас и в России: возможность путешествовать, зарабатывать, отправлять детей в любую школу, которую вы хотите, получать медицинские услуги, какие вы хотите, жить частной жизнью, какой вы хотите, и так далее, – прежде, в Советском Союзе, были запрещены. То же самое относится и к Китаю. Капиталистический Китай нынче другой.

Интересно, что то же относится и к западным странам. Вы можете наслаждаться частной жизнью, но, пожалуйста, не вмешивайтесь в общественное пространство. По-разному, конечно, но общественные свободы более ограничены, чем прежде. Это свобода быть вовлеченным в политическую активность, свобода слова в общественном смысле (не свобода делиться своими мыслями с друзьями), в открытых политических дебатах, которые ставят под вопрос существование политической системы. И мой мрачный вывод состоит в том, что большинство людей удовлетворены своим невмешательством в публичное пространство. Консьюмеризм – анестетик для мозга. Другими словами, если вы позволяете людям потреблять, покупать бренды, путешествовать, лежать на пляже и кататься на лыжах, а также купить хороший дом – это все, к чему большинство людей стремится. Большинство не хочет «создавать проблемы».

– Вы считаете, что сейчас это по-прежнему актуально и для России?

– Почему людям, которые находятся вокруг Путина, так легко контролировать общество? Это ведь контроль не с помощью тюрем. Хотя да, есть известные примеры – у вас есть Pussy Riot, Ходорковский, журналисты, политики, есть те, кто был убит, – от Галины Старовойтовой до Натальи Эстемировой. Но большинство населения все же эти действия никак не касаются. Это очень гибкая форма контроля, гораздо более мягкая, чем в советской форме. И мой довод в том, что он более эффективен и более длителен, к сожалению. Это более обостренная, преувеличенная форма, но схожих процессов, происходящих и на Западе.

– То есть методы такие же, как на Западе?

– Нет, я не говорю о методах, я говорю о том же феномене, том же психологическом пакте.

– Вы хотите сказать, что нет свободы слова в Англии или в США?

– Нет, это я тоже не утверждаю. Конечно, свободы слова в Англии больше, чем в России или в Америке, чем в Китае. Я не говорю о сравнениях как об эквивалентах, это было бы и наивно, и неправильно. Но я говорю, что обстоятельства хоть и разные, а феномен очень схож. И он в том, что большинство людей готовы не вмешиваться в общественную сферу до тех пор, пока обладают частными свободами.

Посмотрите на опросы общественного мнения, скажем, в Англии. У нас сейчас есть два закона, которые пытается провести правительство, – о закрытых, секретных судебных слушаниях, когда рассматриваются вопросы, затрагивающие работу спецслужб. Это абсолютно не согласуется с принятыми судебными процедурами. Второй закон касается увеличения мощи спецслужб, возможностей дать им больше свободы в отношении электронной переписки и социальных медиа. Эти законы сейчас в самом начале парламентского процесса, но опросы показывают, что общество вполне поддерживает эти меры, если они касаются «закона и порядка».

Другой пример – это время, в течение которого человек, подозреваемый в терроризме, может содержаться в СИЗО даже до того, как ему предъявлено какое-либо обвинение. Допустим, правительство подозревает кого-то в опасных намерениях, ловит его и содержит под стражей – на всякий случай. Это тоже несколько отличается от нормального юридического процесса. Раньше это были день-два, а потом правительство вдруг захотело продлить этот срок до 48 дней. И общество вроде как удовлетворено этим. И если вы посмотрите на Patriot Act (закон о борьбе с терроризмом. – Slon) после 11 сентября в Америке, на все принятые меры, обнаружите, что обычно они популярны. Словом, общество готово продать свободы либо в обмен на безопасность (как в Америке после 11 сентября), либо на сочетание благосостояния и безопасности (как в России после терактов).

– А как вы пришли к этим заключениям? Кого видели, с кем встречались, что анализировали в разных странах? Словом, какая методика?

– Я был во всех этих странах, интервьюируя экспертов, политиков, экономистов, журналистов, историков, людей из академической среды, руководителей, занимающихся вопросами безопасности, и других. В каждой стране я встречался с разными людьми.

– Выводы, к которым вы пришли, были чем-то новым для вас? Или у вас все же была такая мысль изначально и вы нашли ей подтверждение?

– У меня были какие-то мысли на этот счет. Но мне показалось интересным, что мои предположения оправдались... Книга была написана и опубликована в Америке и Англии в 2009-м, и с тех пор ничего не изменилось. Да, состояние мировой экономики ухудшилось, но феномен остался. Мое исследование подтвердило мои взгляды, и я увидел, что это происходит везде. И вообще эта мысль, романтическая мысль, что люди в первую очередь ставят свободы превыше всего, к сожалению, и к очень большому сожалению для меня (я большой агитатор за свободу слова и права человека), не подтверждается. Свободы находятся на очень низких позициях в приоритетах людей. Ниже, чем они это сами осознают. Печально.

– Вы думаете, что мировой финансовый кризис может что-то изменить?

– Наоборот. Наиболее важная часть жизни людей – это возможность накормить свою семью и иметь приличный уровень жизни, и это понятно. Люди готовы пожертвовать чем-то, чтобы эта возможность осталась. Некоторые из свобод воспринимаются роскошью, а вы наслаждаетесь предметами роскоши, если у вас есть на это время и деньги. Так что, к сожалению, все наоборот. 

Важно понять, что является вызовом для Путина, как и для других авторитарных лидеров. Этот пакт работает, только если вы предлагаете определенный уровень жизни для большинства и гарантируете частные свободы. Для России, например, проблема в том, что у среднего класса здесь нет гарантий: люди боятся, что их накопления будут украдены, что их дома заберут, прикрываясь какими-то юридическими причинами. И эта частная стабильность, которая необходима для этого пакта, незначительна в России.

В основе моей книги – пример Сингапура. Это модель для пакта. В Сингапуре очень высокий уровень жизни, очень хорошее государственное жилье, коррупция очень низкая, и услуги, которые предоставляются населению, на очень высоком уровне. В общем, все работает, и работает хорошо. Но только, пожалуйста, не вмешивайтесь в общественную жизнь! Я родился и вырос в Сингапуре. Многие сингапурцы, друзья в течение многих лет, очень довольны. Они получают образование в Гарварде, Оксфорде, Колумбийском университете, понимают очень хорошо, что происходит в мире и как он устроен, но абсолютно довольны существующим пактом. Думаю, что эту модель пытается копировать сейчас Китай, и эту модель в идеале, если все будет нормально, примет Россия.

– Как это перекликается с понятием общественного договора Жан-Жака Руссо, Гоббсом, Локком, например? Вы к нему апеллируете?

– Их мысли значимы, но в своей книге я все же концентрировался на современности. Какая была идея политических мыслителей после 1989–1991 годов? Если общество перестает быть закрытым, вы получаете на выходе демократию. Этого не случилось.



Комментарии

Авторизируйтесь, чтобы оставить комментарий

Уважаемые читатели! Просим вас, оставляя комментарии, уважать друг друга и не злоупотреблять свободой слова. Администрация сайта будет удалять:

1. Комментарии с грубой и ненормативной лексикой.
2. Оскорбления, угрозы и непристойные высказывания.
3. Высказывания, разжигающие национальную, религиозную и прочую рознь и вражду.
4. Комментарии, содержащие другие нарушения законодательства и прав граждан.
5. Комментарии, рекламирующие и продвигающие другие веб-ресурсы, товары и услуги, а также комментарии, не имеющие отношения к дискуссии.
Полная версия правил.

Пользователи, которые нарушают эти правила грубо или систематически, будут заблокированы.