Что представляешь себе при слове «стартап»? Безумную творческую бизнес-идею. Но то, что рождается в головах наших стартаперов, трудно отнести к этой категории, часто это нечто вообще за гранью логики.

К примеру, недавно я был в Астрахани на одном форуме и массово пообщался с молодежью и подростками (назвать их молодыми предпринимателями просто невозможно). Мероприятие было с инвестиционной сессией, на которой эти молодые дарования должны были представить свои проекты якобы перед инвесторами. Я был шокирован.

Вот приходит человек где-то 25–27 лет и говорит: «Хочу денег на то, чтобы провести международный фестиваль танцев». На вопрос, а как он собирается эти деньги инвесторам возвращать, получаем гениальный ответ: это произойдет, когда в регионе разовьется туризм. И такую идею предлагает далеко не мальчик, который вроде бы должен понимать, что развитие туризма в крае – это одна история, а его фестиваль – другая.

Выходит девушка; она хочет в университете организовать обучение студентов, которые пойдут работать на предприятия, и их работодатели потом, может быть, вернут деньги за их обучение, когда эти студенты пойдут к ним работать. На первый же вопрос, а какой смысл предприятиям возвращать деньги на обучение, когда готовый специалист к ним уже пришел, мы вразумительного ответа не получаем.

И представьте – вот так часа четыре. Лишний раз убеждаешься, что все эти стартап-тусовки полностью развратили всю предпринимательскую среду, потому что единственное, что оттуда выносит молодежь, – это то, что на халяву можно срубить бабла, даже не задумываясь о возврате. Хотя они молоды, у них начинает проявляться логика совка: когда с ними говоришь о деньгах, первое, что они предлагают, – это составить смету. Но смета – это расходы, расскажи про доходы, но вот этого как раз не может почти никто. Если же проект называется социальным – это точно значит, что кто-то хочет просто потратить некоторое количество твоих денег и ни за что не отвечать.

Я пять лет слежу за подобными мероприятиями, и практически все, кто на них выступает, уходят с рынка или переходят в разряд полных тусовщиков, которые носятся с одними и теми же идеями годами и просят на них одни и те же деньги, – как правило, миллион долларов. Бредовых идей невероятное количество, но удивляет даже не это, а образ мысли; авторы этих идей так и не вышли из образа Емели, за которого все сделает щука. Нежелание нести ответственность просто колоссальное. А ведь уровень личной ответственности, – как если бы вам в случае провала отрубали руку, – это первое, что должен развивать в себе предприниматель.

Возьмем поколение постарше – тех, кто уже имеет реальный предпринимательский опыт и хочет открыть что-то новое. Здесь другая болезнь – желание найти голубую мечту и заниматься высокоинтеллектуальным бизнесом. На потребительском рынке типичная ошибка – метить в премиум. Рестораторов тянет на консоме с профитролями и водопадами, ритейлеров – на премиальные магазины в регионах. Опыт же показывает, что в любом бизнесе выигрывает туалетная бумага и бананы, а именно – массовый продукт. Я знаю, как продается электроника, продукты питания, как продается еще масса всего. Компания Mercedes зарабатывает деньги не на S-классе, а на C-классе. Премиальный продукт – лишь предмет массового пиара. Секрет айфонов не в высоких технологиях, а в том, что они производятся на китайских фабриках тяжелым и низкооплачиваемым трудом. Но наши предприниматели продолжают верить в идею высокого бизнеса, как в Деда Мороза.

С новыми продуктами – то же самое. К нам регулярно приходят с каким-нибудь особенным испанским пивом, японскими соками и худшим обоснованием для бизнеса: «Здесь этого нет». Если нет, то вероятность 99,99%, что это и не нужно. В «Пятерочке» же нет Ferrari – и что?

Так и хочется сказать: «Возомнив себя стартапером, не пытайтесь изобрести что-то разэтакое. Будьте проще».