Презерватив отвлекает от самого интересного, от таблеток болит голова и снижается либидо, спираль делает месячные болезненными, спермициды ненадежны. Что делать?

Если бы люди были абсолютно рациональны, они, скорее всего, замораживали бы в молодости несколько порций своей спермы впрок, после чего спокойно делали вазэктомию, чтобы забыть о предохранении навсегда. Смысл операции в том, чтобы разрушить семявыносящие протоки в яичках – в результате сперма по-прежнему выделяется, но в нее больше не поступают половые клетки. Вазэктомия проводится под местной анестезией, занимает 15 минут, только в 12% случаев сопровождается осложнениями типа гематомы, и всего в 0,4% случаев оказывается недостаточно эффективной.

Основные проблемы с вазэктомией – психологические. 26% англичан заявляют, что не прибегнут к этому методу никогда и ни при каких условиях. Это неудивительно, учитывая, что 12% сравнивают вазэктомию с кастрацией; 7% считают ее противоречащей религиозным или моральным убеждениям; 5% верят, что после операции больше нет эякуляций, и 3% убеждены, что голос станет тонким и писклявым. Из-за этих заблуждений наблюдается забавный эффект: оказывается, люди, которые все же прибегают к вазэктомии, обладают более высокой самооценкой и лучшими навыками решения проблем, чем популяция в целом.

В любом случае нелюбовь человечества к вазэктомии – это очень хорошо. Это побуждает ученых разрабатывать новые, более продвинутые формы мужской контрацепции.

Ультразвук убивает все живое

Мужские яички до определенного момента развиваются так же, как женские яичники, и находятся внутри брюшной полости. Незадолго до рождения мальчика они опускаются в мошонку, потому что в будущем для нормального производства спермы понадобится пониженная температура окружающей среды.

В 1975 году американский репродуктолог Мустафа Фахим начал выяснять, можно ли разработать эффективную контрацепцию, основанную на нагревании яичек. Он перепробовал множество подходов: яички экспериментальных крыс держали в горячей воде, облучали сфокусированными инфракрасными волнами, воздействовали на них микроволнами и ультразвуком. Выяснилось, что последние два подхода максимально эффективны: фертильность крыс либо восстанавливалась существенно позже, чем у тех, чьи яички просто нагревали, либо вообще не вернулась к норме за десять месяцев эксперимента. Особенно важно, что облучение при этом не повлияло на уровень тестостерона, вырабатываемого яичками, то есть никак не снизило качество жизни подопытных животных.

Эта методика тогда не дошла до стадии испытаний на людях, и о ней забыли. Но буквально в последние четыре года ее откопали ветеринары, проверили на собаках, убедились, что все отлично работает. И тогда возможностью ультразвуковой контрацепции заинтересовались различные фонды, вкладывающие средства в разработку недорогих медицинских технологий – в первую очередь Parsemus Fondation и Фонд Билла и Мелинды Гейтс.

Основатель Microsoft считает, что нужно соблюдать осторожность и проводить все исследования с нуля. Финансирование проекта началось три года назад, но пока что основной результат – это опубликованное в 2012 году исследование на крысах, подтверждающее эффективность и безопасность методики.

А вот Parsemus действует более решительно: благодаря их деньгам в 2012 году университет Калифорнии опубликовал результаты исследования, выполненного на макаках-резусах. Хотя они значительно меньше человека, размер яичек у самцов совпадает с нашим, а значит, совпадают и необходимые параметры ультразвукового облучения. Ученые продемонстрировали, что после трех получасовых сессий облучения уровень сперматозоидов остается сниженным в течение восьми недель. Они вполне уверенно пишут, что этот метод подойдет и для людей.

Сперматозоиды разрушаются по дороге

Чтобы нарушить попадание сперматозоидов в эякулят, не обязательно делать вазэктомию. Существует более щадящий способ: в семявыносящие протоки вводится полимер, который механически преграждает сперматозоидам дорогу и разрушает их в процессе передвижения. Если человек захочет восстановить фертильность, он проходит еще через одну операцию, в ходе которой семявыносящие каналы промывают растворителем, и полимер разрушается.

Метод называется RISUG (Reversible inhibition of sperm under guidance, обратимое контролируемое подавление спермы) и уже больше десяти лет проходит вялотекущие клинические испытания в Индии, где и был разработан профессором Сиджоем Гуа. С точки зрения западного мира, в индийских испытаниях участвует слишком мало пациентов и нет достаточных доказательств надежности и обратимости. Хорошая новость в том, что недавно начались исследования аналогичного препарата в США.

Американский контрацептив, Vasagel, уже был испытан на кроликах. Его эффективность доказана, теперь проверяют обратимость. Предполагается, что клинические испытания метода начнутся уже в 2014 году, но фонд Parsemus, который их координирует, подчеркивает, что все будет зависеть от финансирования. Любой человек, которому нравится этот проект, может пожертвовать на исследование немножко денег, чтобы приблизить срок выхода на рынок.

Противозачаточные таблетки для мужчин

Плохая новость: окончательно одобренных лекарств, которые продавались бы в аптеке, до сих пор не существует, несмотря на десятилетия исследований. Существует много возможных объяснений этого провала, но одна из главных причин в том, что в течение последних ста лет непрерывно ужесточались требования к безопасности лекарств. Первые женские противозачаточные таблетки, к счастью для человечества, успели запатентовать в 1950-х и провести через клинические испытания к 1960 году. При этом ранние формы женских оральных контрацептивов обладали таким широким спектром побочных эффектов, что сегодня их ни за что бы не допустили на рынок. Но, раз уж они появились, женщины были категорически не готовы от них отказываться, и поэтому технология стала бурно развиваться. Это снизило потребность в разработке надежных таблеток для мужчин, в то время как требования к безопасности неуклонно возрастали, и поэтому из десятков препаратов, эффективно действующих на крыс, большинство так и не дошло до клинических испытаний. Сегодня заранее понятно, что любые побочные эффекты похоронят идею мужского контрацептива, и лучше, чтобы это произошло до того, как в нее вложат миллиарды.

Хорошая новость: шансы на появление мужской контрацепции все-таки есть. Самый перспективный метод на сегодня – это препараты на базе тестостерона: по крайней мере они уже доползли до клинических испытаний. Идея, в примитивном изложении, заключается в том, что организм понимает, сколько у него тестостерона, и снижает его синтез, когда гормона и так достаточно. При этом возможно создать такую химическую модификацию молекулы тестостерона, чтобы она действовала должным образом и на рецепторы в мозге, и на рецепторы в мышцах, и поддерживала бы либидо, но при этом оказывалась бы неэффективной для тех клеточных рецепторов, которые вовлечены в процесс выработки спермы. Во внедрении этого подхода дальше всего продвинулись ученые из Китая – еще в 2004 году они опробовали на добровольцах комбинацию препаратов, обеспечивающих контрацептивный эффект при введении один раз в восемь недель, а последние несколько лет проводят третью фазу клинических испытаний такого контрацептива. Американцы, как более осторожные люди, пока отстают: в 2012 году они испытали на здоровых добровольцах гормональный гель для нанесения на кожу, но он не только требует ежедневной возни, но и хуже усваивается: число сперматозоидов достаточно снизилось только у 88,5% участников, а это, конечно, слишком низкая эффективность, чтобы думать о выведении лекарства на рынок.

Все остальные препараты, увы, по-прежнему болтаются на стадии экспериментов на животных, хотя и демонстрируют там неплохие результаты. Одни ученые возлагают большие надежды на подавление экспрессии гена Katnal1 – он необходим для созревания спермы, и в природе мутации этого гена действительно приводят к бесплодию. Другие пробуют вмешаться в процесс взаимодействия яйцеклетки со сперматозоидом и нарушить его. Третьи стараются нарушить работу клеток Сертоли, которые должны нянчиться с незрелыми сперматозоидами (серьезно, к ним применяется вполне официальный термин nursing cells). И так далее, исследований очень много, все хорошие. Какое выстрелит, совершенно непонятно.