В июне мы в RusBase решили продолжить наш эксперимент с организацией нишевых мероприятий, посвященных монетизации проектов из конкретной индустрии (см. предыдущий пост об индустрии онлайн-образования). 5 июня на конференции FinTech Russia в МИСиС мы собрали около полутора сотен инвесторов и предпринимателей из сферы финансовых технологий. Среди них были Мирча Михаэску (глава SBT Ventures) и Энди Цао (глава Silicon Valley Bank), эксперты из лондонского StartupBootCamp FinTech Accelerator Нектариос Лиолиос и Джошуа Боуэр-Соул, а также Маттиас Кронер, основатель Fidor Bank, который не так часто выступает в России.

Конференция строилась не на пленарных дискуссиях или обсуждениях, а только на презентации кейсов и бизнес-моделей. RusBase собрал несколько прогнозов от спикеров и экспертов конференции, чтобы понять, чего нам ждать от fintech-индустрии в России завтра.

1. Появится настоящий рынок финансовых данных

Дмитрий Смирнов, управляющий партнер Flint Management

FinTech – одно из самых динамично развивающихся венчурных направлений ближайших трех лет. В России многие зарубежные тренды подхватываются достаточно быстро, поэтому естественное состояние российского финтеха сейчас – быстрый рост. Сначала будут успешны B2C-проекты – фокус на сбор данных от пользователей, это станет added value для большинства компаний. Затем наступит время B2B-проектов, предлагающих технологические решения для работы с информацией о «жизнедеятельности» клиента, придет время удобных и выгодных решений для среднего и малого бизнеса. Формируемые при этом базы данных – ценнейшая информация для узкотаргетированной рекламы. Развернется настоящий рынок финансовых данных. Банки, например, обладают очень ценной информацией, но не используют ее в полном объеме.

Но, несмотря на весь оптимизм по отношению к российскому финтеху, массового спроса на подобные проекты в РФ пока нет. Каждая компания должна будет привести «за ручку» всех своих клиентов и доказать им удобство и пользу своего решения, а также приложить гигантские усилия, чтобы эти клиенты остались. Игроки будут вынуждены тратить существенную часть своего бюджета на маркетинг и образование пользователей. Команд может быть много, но останутся только те, кто свое стремление способен подкрепить серьезными инвестициями. В России это игра в долгую. Тем не менее конкурентов сейчас нет – есть только компании, которые формируют рынок.

2. Все уже придумано на Западе

Андрей Романенко, управляющий партнер Run Capital

Привлекательность этого сегмента все больше растет в России. Конечно, мы еще отстаем от Запада, где бум FinTech-индустрии начался лет 5–7 назад, но тренд на расширение был взят уже в 2013 году.

Последние несколько лет всеобщее внимание было приковано к электронным кошелькам, деньгам и денежным переводам, ваучерам и купонам. А сейчас в России появляется все больше проектов по микрокредитованию, P2P-займам, скорингу, финансовому планированию. Причем ярких и на сто процентов успешных решений в большинстве этих сегментов в Росcии пока нет, и рано говорить о какой-либо реальной конкуренции. Проекты в этих областях не являются уникальными в мировом масштабе, на Западе уже существуют успешные аналоги.

3. Баффет тоже может ошибаться

Александр Иванов, партнер фонда Life.SREDA

По предварительной оценке аналитиков Life.SREDA (скоро мы выпустим обзор российской FinTech-индустрии), за первые пять месяцев 2014 года мировые инвестиции в отрасль, включая M&A-сделки, составили уже $2,1 млрд против $2 млрд за весь 2013 год. В так называемом «клубе единорогов» – стартапов стоимостью более $1 млрд – уже три члена FinTech-индустрии. 

Отрасль становится зрелой, когда о ней начинают говорить акулы классического инвестиционного бизнеса. Так, всем запомнилась развернувшаяся дискуссия между Уорреном Баффетом, который в начале марта заявил в интервью Forbes, что «мысль об огромной внутренней ценности биткоинов – просто смех», и Марком Андриссеном (сооснователем фонда Andreessen Horowitz с общей суммой инвестиций более $2,5 млрд), который заявил, что старый волк тоже может ошибаться: «Баффет имеет за плечами колоссальный опыт и всегда находится в гуще самых громких технологических сделок, но он не понимает эту индустрию на сто процентов».

4. На первом плане – Mobile и Big Data

Алексей Тукнов, инвестиционный директор Maxfield Capital

У финансовых институтов (кредитных и некредитных) большие резервы по увеличению своей эффективности, так что растет спрос на новые решения. Разрыв между потребительским спросом на инновации в FinTech-секторе и предлагаемым уровнем сервиса у традиционных институтов создает возможности для развития эффективных B2C-решений. 

Очевидно, что выделяется мобильное направление и работа с данными. Существенный потенциал у B2B-решений, которые не ориентируются на финансовые институты, а предлагают новые продукты вне их.

5. На нашем рынке спрос сильно перевешивает предложение

Станислав Косоруков, инвестиционный директор Prostor Capital

Среди ключевых трендов – персонализация и децентрализация финансовых продуктов и услуг: PFM/PFP-сервисы, персональное онлайн-кредитование, краудфандинг, Bitcoins. Все эти сегменты присутствуют и в России, но степень их развития отличается от мировых.

Наш рынок все еще испытывает большой перевес спроса над предложением. Эта ситуация стимулирует появление большого количества новых сервисов. В частности, за последнее время очень сильно вырос рынок предложений по персональному микрокредитованию как физических, так и юридических лиц. Эти начинания понемногу прокладывают тропинки в нашем юридическом и налоговом «лесу», по которым, хочется верить, скоро придут множество последователей.

Большой проблемой остается своевременная оценка заемщиков, и многие компании пытаются создать свой независимый и качественный скоринг. Этот рынок в России пока не развит, за основу чаще всего берется база НБКИ, которая не содержит всех историй пользователя, и, если полагаться только на нее, то это может привести к плачевным результатам.

6. Платежи перетекают в интернет

Дмитрий Сабуров, аналитик Runa Capital

Во-первых, в российской FinTech-индустрии в ближайшие годы будет активно расти P2P – финансовые услуги все больше будут доступны через P2P-платформы, без участия посредников (Consumer Lending, SMB Lending, FX). Во-вторых, рынок платежей продолжит перетекать в интернет, порождая спрос со стороны Online Merchants на дешевый и удобный процессинг.

7. В России можно не только копировать, но и изобретать

Андрей Куликов, инвестиционный менеджер FastLane Ventures

Есть все предпосылки для того, чтобы в России появились сильные стартапы в области FinTech: достаточно большой внутренний рынок, рост проникновения финансовых услуг и большое количество нерешенных проблем, как инфраструктурных (B2B), так и продуктовых (B2C). В России на этом рынке можно не только копировать (регулирование инфраструктуры хорошо защищает локальные стартапы от конкуренции), но и изобретать, потому что у нашего рынка есть свои особенности – например, низкий уровень доверия, отсутствие хороших инструментов для сбережения, низкая финансовая грамотность.

Если говорить о сегментах, то мне кажется перспективным скоринг, решения для SMB, средства платежей для интернет-магазинов, онлайн-переводы, инвестиционные продукты, микрофинансирование.

8. Проще договориться друг с другом, чем с банками

Ольга Туржанская, руководитель QIWI Venture

Последние несколько лет FinTech-проекты в России активно развивались. И сейчас можно говорить о начале формирования экосистемы Fintech в России. На мой взгляд, в следующие 1–2 года эта тенденция будет усиливаться. В конкурентной борьбе выиграют те финтех-проекты, которые смогут установить прочные партнерства (как показывает практика, FinTech-cервисам гораздо проще договориться друг с другом, чем с крупными игроками из офлайна, например с банками) и предложить пользователю полный цикл услуг в режиме «одного окна».

Именно такой подход мы будем использовать при формировании пула проектов в акселераторе QIWI Universe: создание правильной экосистемы, которая позволит командам находить партнеров на самых ранних этапах создания продукта.

9. Кто будет платить за финансовые сервисы

Сергей Фрадков, управляющий партнер акселератора iDealMachine

Сегодня во всем мире инновации в области финансовых технологий одни из самых быстроразвивающихся. Проблемы с логистикой и привычка к использованию наличных создает проблемы для распространения финтехсервисов в регионах. Но сейчас платежеспособную категорию будут составлять молодые люди, выросшие во время активного развития интернета.

Скорее всего, более востребованными будут клоны популярных сервисов из США и Европы. Но и оригинальные идеи, созданные под влиянием российских условий, также будут появляться. Инвесторам надо следить за компаниями, которые смогут показать наличие потребительского спроса, а компаниям – строить такие MVP, которые этот спрос выявят.

10. FinTech-стартапы сильно изменят рынок финансовых услуг

Даниил Гризенков, инвестиционный аналитик iTech Capital

Финансовая отрасль – достаточно консервативная и негибкая к переменам. В базовых вещах она практически не изменилась со времен первых банков и бирж. Кредиты все так же выдают в отделениях, наиболее доступный банковский продукт – это депозит под смешные проценты. И сегодня наконец в отрасли появилось движение. У FinTech-стартапов есть большой шанс дать серьезный импульс развитию рынка финансовых услуг. Развитие инновационных сервисов стимулирует финансовые институты к тому, чтобы стать клиентоориентированными, предоставить людям возможность 24/7-доступа к финансовым услугам и, основываясь на данных о поведении каждого клиента, предложить наиболее оптимальные решения из доступных на рынке.