Социальная сеть Secret, позволяющая делиться анонимными сообщениями с кругом друзей из вашей адресной книги в телефоне, сегодня интегрирует свой сервис с социальной сетью «ВКонтакте». Для пользователей это будет означать, что теперь сообщения из Secret будут транслироваться вашим взаимным фолловерам из российской социальной сети. Дэвид Биттов, основатель Secret, говорит, что интеграция с «ВКонтакте» не отразится на защищенности персональных данных российских пользователей, сохранению их анонимности ничто не угрожает. 

«Российские пользователи пока только учатся понимать, для чего надо использовать анонимность. Ни в одной другой стране мира люди не публикуют такое количество неприличного контента», – говорит создатель Secret. Офис компании в Сан-Франциско был вынужден нанять двух русскоязычных специалистов, чтобы они переводили содержание некоторых сообщений, недоступных для понимания разработчиков. Компания обещает локализовать сервис в России, чтобы правила приличия и правила сообщества одинаково хорошо работали как для тех, кто пишет по-английски, так и для тех, кто пишет по-русски. В компании считают российскую аудиторию одной из самых перспективных в мире. Именно поэтому вторая доработка сервиса – возможность указывать не только страну и город, из которой приходит сообщение, но и район города, в котором секрет был написан, будет одновременно запущена в ближайшем времени для Москвы и для Сан-Франциско.

В то же время компания объявила, что тестирует дополнительную функцию социальной сети Secret Den, которая позволит делиться секретами только внутри компании: «Вы можете писать все, что думаете, но это не выйдет за стены вашего офиса». Эта функция пока доступна только ограниченному числу пользователей, в нее играют сотрудники офиса компании в Сан-Франциско, но скоро ею смогут пользоваться в университетах и частных компаниях.

Slon поговорил с основателем Secret Дэвидом Биттовым, и он попросил нас объяснить, почему русские обсуждают беспорядочный секс и чужие отношения, вместо того чтобы говорить о действительно важных вещах.

– Сколько уже у вас пользователей в России?

– Мы пока не раскрываем данные об абсолютном числе пользователей, но были очень удивлены количеству пользователей. Мы появились в России всего несколько недель назад, за две последние недели увидели такой рост числа пользователей, что были в некотором шоке, но мы понимаем, что потенциал для роста еще огромный, есть куда расти дальше.

– Вы собираетесь конкурировать с Твиттером и Фейсбуком, есть такая цель?

– Мы думаем, Secret интересен тем, что может работать вместе с другими социальными сетями. Новость, которую мы объявляем сегодня, в том, что мы решили интегрироваться с другими социальными сетями. И самая первая интеграция во всем мире – это интеграция с «ВКонтакте». Она позволит добавлять в Secret ваших друзей из «ВКонтакте», значит, вы сможете теперь делиться секретами с ними. Список ваших друзей во «ВКонтакте» может не совпадать с телефонной книжкой.

– Вы говорили об этом с основателем «ВКонтакте» Павлом Дуровым?

– Насколько я понимаю, Павел сейчас не в команде «ВКонтакте», так что мы не стали с ним разговаривать. Но мы, конечно, поговорили с их нынешней командой. Честно говоря, я просто завел себе там аккаунт, стал им пользоваться и подумал, что было бы хорошо и интересно запустить интеграцию сначала в России и запустить ее с «ВКонтакте», а не с Фейсбуком. И после того, как я уже начал над этим работать, они со мной связались, и теперь мы вместе это запускаем.

– Как будет работать эта интеграция?

– Это будет очень просто: вы откроете приложение, оно вас спросит, хотите ли вы связать свой аккаунт «ВКонтакте» с Secret. Вы нажимаете «да», он быстро вас идентифицирует, и теперь вы соединены со своими друзьями там. Все очень просто, и теперь, когда вы что-то постите и шерите, это видят ваши друзья из «ВКонтакте», а вы видите их посты. Каждый пост будет помечаться надписью «VK Friend».

– Это звучит тревожно. Вы, наверное, знаете, что VK делится информацией о пользователях с российскими спецслужбами?

– Никаких шансов: у «ВКонтакте» не появится дополнительной информации о пользователях после этой интеграции. Мы просто используем ваш френдлист «ВКонтакте», чтобы распространять ваши посты.

– А вы с «ВКонтакте» это обсуждали? Были переговоры?

– Да, мы говорили, но не было никаких особенных переговоров, мы поговорили с ними. Мы используем открытый API, между нашими социальными сетями нет какого-то дополнительного обмена данными, мы просто используем API, чтобы улучшить сервис.

– Просто чтобы подтвердить, чтобы никто не начал волноваться. VK получает какие-то данные от Secret?

– Нет. Никаких данных.

– А на вашей безопасности эта интеграция может отразиться? Или это не делает ваш продукт более уязвимым?

– Я не думаю, даже наоборот, мы же просто используем информацию о взаимных отношениях людей в их сети, только данные о том, кто у кого в друзьях. Так что единственные, с кем вы делитесь вашим контентом, – это люди, с которыми вы во взаимных друзьях. Это даже более безопасно, чем делиться только с теми, кого вы фолловите.

– Раз уж мы заговорили об анонимности и безопасности, вы знаете, конечно, что мы в России нашли способ отслеживать записи конкретного человека? Достаточно просто создать пять поддельных аккаунтов и удалить все контакты в своем телефоне, кроме того, за кем вы шпионите, и пятерых ботов.

– Да, это нормальная ситуация, что люди находят дырки. Эту лазейку мы сейчас закрыли, так что теперь вам будет сложнее придумать новый способ, чтобы за кем-то следить. Вы по-прежнему будете его искать, мы понимаем, но у ваших жертв всегда будет оставаться возможность до последнего отрицать, что это они что-то написали. Но если вы его все-таки придумаете, мы не очень расстроимся. Мы ведь понимаем, что дырки в системе неизбежны, их будет все сложнее и сложнее находить, поэтому запустили программу поощрения белых хакеров. Это постоянный процесс, мы получаем сообщения, быстро закрываем очередную возможность кого-то отслеживать. В то же время надо понимать, что наша база данных и информация, которая хранится у нас, очень безопасна, мы гарантируем, что она никогда не будет скомпрометирована. Маленькие ваши приемы и фокусы мы умеем быстро находить и закрывать эти проблемы.

– Для Windows Phone вы сделаете версию?

– Может быть, потом, но пока у этой платформы достаточно незначительная доля рынка. Сейчас мы сфокусированы на iOS и Android.

– Говорят, что на Android сейчас очень много багов и приложение надо постоянно перезапускать. Когда вы выпустите новую версию и почините его?

– Мы видели эти проблемы, мы только запустили Android и очень стараемся сделать приложение под эту операционную систему таким же качественным и надежным, как для iOS.

– Правда, что в один день вы монетизируетесь за счет того, что объявите: личность каждого, кто не купил себе платный аккаунт, будет раскрыта?

– Нет, такого не случится, я обещаю.

– Спасибо. Вы говорили, что при создании Secret основывались на вере в человечность, в человечество, в то, что люди будут использовать анонимность во имя добра. Кажется, вы серьезно ошиблись. Чувствуете собственную ответственность за разрушенные пары, за разрушенные семьи, разрушенные дружбы, за уволенных сотрудников?

– Нет. Мы платформа, а что делают с ней люди, зависит от них, это их ответственность. Я думаю, так со всеми вещами на земле. И вы должны думать, чем вы делитесь. Это самое важное. И еще мне кажется, что даже внутри нашей команды, в Сан-Франциско, мы не все до конца поняли, как использовать Secret. Как использовать его конструктивно и продуктивно. Со временем люди поймут, как лучше использовать Secret. Главное – он позволяет вести анонимные разговоры с людьми вокруг вас. Я думаю, что он должен быть как большой стол, за которым сидят ваши друзья: вы можете быть более откровенны и честны, потому что вы в защищенном месте со своими лучшими друзьями. Обед с друзьями – не место размахивать грязным бельем, не так ли? Почему бы просто не поговорить о чем-то важном?

– А как вообще пришла в голову идея этого сервиса?

– Вначале я просто хотел придумать социальную сеть, которая позволила бы людям быть стопроцентно прозрачными, открытыми и настоящими. Я понял, что, пока вы заботитесь о своем публичном образе, быть таким открытым и честным очень сложно. Люди боятся, что их осудят, что их имя связано с их сообщением, и я просто отделил имя от сообщения. И самое важное наше достижение – что мы даем людям возможность поделиться не тем, что они думают, а тем, что они чувствуют. Это то, что мы построили так быстро. Я помню, как не мог сказать своей девушке, когда она улетела в Париж, что я люблю ее. И тогда я послал ей анонимную записку с букетом цветов. Так мне пришла в голову идея, что надо удалить идентичность людей, оставить только сообщение, только то, что ты хочешь сказать.

– Когда вы это придумали, какой был контекст? Сноуден уже был? Что вы думали о группе Anonymous? Это вдохновляло?

– Мы тогда особенно не думали о приватности и безопасности, мы мечтали о настоящих чувствах, о подлинных мыслях, об открытости. Мы не хотели, чтобы вы переживали о своей идентичности. Это был абсолютно неполитический проект, мы не строили ее специально для тех, кто хочет сливать информацию. Мы знаем, мы чувствуем, что безопасность и приватность – одни из самых главных вещей и ценностей, которые надо защищать. Мы это давно поняли, без подсказок.

– Если бы мне два года назад рассказали о вашей концепции, я бы не поверила, что это взлетит.

– Мы часто удивляемся новым способам делиться информацией. Наша заслуга – мы правильно смешали анонимность с контекстом: кто ваш друг, кто сейчас находится вокруг вас, кто работает в компании вместе с вами? Это создает среду, к которой вы чувствуете свою причастность. Еще мы поставили себе цель построить самую честную и открытую социальную сеть на планете. Отнимаете идентичность, добавляете правильный контекст – получаете результат. До того как заняться Secret, я работал над Google+. Я участвовал в запуске Google+, потом проработал на него пару лет. Тогда стало понятно, что бессмысленно засовывать людей в коробочки. Это требует много усилий, и люди не живут в коробочках разных кругов друзей, это работает не так. Secret сделал все ровно наоборот: мы взяли Google+ и просто сделали полную противоположность этой социальной сети. Поделитесь тем, что чувствуете, а мы сами управимся с решением, кто это увидит, как это будет распространяться, кто может и как может это комментировать. Это и дает возможность вам быть собой и не волноваться о мнении определенных людей насчет вас.

– Secret пришел вам в голову уже в готовом виде или вы дорабатывали идею?

– Первая идея была в том, чтобы создать мессенджер с возможностью отправки анонимных сообщений. Это было интересно, но это не было большой идеей, такой продукт не позволял людям, связанным между собой, вести разговоры. Но до того, как мы запустились, мы внесли изменения – разрешили слать сообщение сразу многим. Вторая проблема была в том, чтобы придумать, как распространять эти сообщения, и мы стали добавлять слои и контексты для продукта, чтобы создать эту разветвленную социальную интеграцию.

– Я видела социальную сеть, построенную на идее геолокации, но она не взлетела. Как вам кажется, геолокация, физическая близость людей друг к другу – достаточное основание для того, чтобы они начали делиться анонимными сообщениями между собой?

– Я не верю в геотеги как достаточное основание для создания общего контекста для разговора. За мной в соседнем здании, вон там, паб, в нем ребята обсуждают компьютерные игры, они очень близко ко мне, но их разговор не представляет никакого интереса для меня, тем более что я их лично не знаю. Иногда ваше положение на карте имеет значение. Но причина, по которой Secret хорошо работает, в том, что мы говорим: это постит кто-то, кого я лично знаю, человек, чей телефон у меня в записной книжке. Это может быть кто угодно: ваша девушка, тот, кого вы любите, ваша мама. Моя мама читает Secret постоянно. Каждый раз вы понимаете, что вас читают те, кого вы реально знаете, и те, о ком вы действительно заботитесь. Это создает чувство связности гораздо большее, чем с человеком, которого вы просто встречаете на улице. 

Но иногда геолокация имеет значение. И у нас есть еще одно объявление: сегодня в Сан-Франциско и в Москве мы будем называть район, из которого вы отправляете запись. Например, в Сан-Франциско есть куча разных округов, и каждый известен и знаменит по-своему. И если вы видите пост с помеченным районом, вы скажете: а, ну конечно, это из Марины пишут, что они там еще могут из Марины написать – только такие штуки. Это интересно, это добавляет контекст. Вместо того чтобы просто пометить: пост пришел из Сан-Франциско.

– А вы анализируете контент, который постят в Secret, у вас есть сотрудники, которые это сидят и читают?

– Мы работаем только с теми постами, которые не соответствуют нашим правилам, с тем, что выглядит обидно, негативно, потенциально неприятно. Мы пытаемся это вовремя заметить и удалить. Но мы не анализируем контент, просто пытаемся до конца понять, насколько правильно можно все организовать, чтобы люди не постили туда обидные записи.

– То есть вы мне не расскажете, отличается ли контент, который производят русские пользователи, от всех остальных?

– Ну, честно говоря, такого экстрима, как в России, мы нигде не видели.

– Вы были шокированы?

– Можно с полной определенностью сказать, мы были удивлены. Вы никогда не знаете, что люди будут делать с вашим продуктом, но то, что произошло, удивительно. Понимаете, в самом начале люди играют с границами допустимого, они пытаются найти предел. В каждой стране пытаются использовать анонимность так, как, по их мнению, она должна быть использована. Но потом они учатся, они понимают, что не горячие новости, не анонимность сама по себе, а что-то другое должно наполнить сеть. То же самое происходило в Сан-Франциско, только тут обсуждали не то, что у вас в России обсуждают, а больше всякие технологические сплетни: что делает эта компания, что планирует та компания. Слухи были про технологии. В Сан-Франциско быстрее, наверное, поняли, что анонимность – это не возможность обсудить личную жизнь и показать интимные части тела, а попробовать понять, что ты за человек и в какой среде друзей ты общаешься. Тут все спокойнее относились к анонимности, были сдержаннее. Но вы не переживайте, мы все учимся, это просто новый продукт.

– Расскажите, как вы впервые были унижены в Secret – как написали про вас?

– Как я был что?

– Самый ужасный пост про вас?

– Меня больше всего задевает, когда люди много говорят о Secret в самом Secret. Они говорят о том, что им нравится и не нравится, что, на их взгляд, мы делаем. Я все это воспринимаю очень близко к сердцу, потому что этот продукт – он мне как ребенок. Мы слушаем, что люди говорят. Я столько сил вложил в то, чтобы это был хороший продукт.

– И что, никто никогда не написал: «мистер Биттов – нехороший человек»?

– Я не видел ничего такого.

Сара-Джейн Сачетти, директор по маркетингу Secret: Я просто хочу пояснить, что мы сейчас очень стараемся – и вы в России скоро это почувствуете, – чтобы правила нашего сообщества одинаково соблюдались во всех странах. Для нас это важно, потому что люди хотят шерить очень личные вещи со своими друзьями, но они не будут этого делать, если почувствуют, что к ним относятся не по-доброму. Нам важна доброта в этой социальной сети. И именно поэтому мы даем возможность пометить флажком пост как неподобающий, обидный и злой. Наша цель – чтобы в России наши правила доброты и уважения друг к другу работали так же хорошо, как они работают в других странах. Так что вы скоро увидите, как мы развиваемся в этом направлении. Если вы видите, что что-то идет не так, не забудьте отправить нам сообщение. Вы можете не только отметить пост, его мы можем потом удалить. Мне кажется, все это сильно поможет, когда мы локализуем наше приложение для России, люди смогут прочитать правила коммьюнити. Я уверена, с этого момента количество плохих постов сократится. Мы над этим работаем. Поэтому Дэвид не может ответить на ваш вопрос про унижение. Здесь, в США, наше приложение не используется для стирки грязного белья, для сведения счетов или просто для написания гадостей из злобы. 

– Кажется, у нас в России совсем другой продукт. В вашей команде есть те, кто говорит по-русски?

– Да, теперь есть. Мы вообще не планировали никого нанимать, но как только мы запустились в России и увидели, что там происходит, мы срочно наняли русскоязычного человека, чтобы он помог нам понять, что вы пишете. И потом сразу наняли второго, потому что первый не справлялся со всеми делами. Мы просто не понимали, что происходит – смотрели, и рук хватало только на то, чтобы удалять неприличные картинки. А что написано поверх картинки, нам было непонятно, и никак Google Translate нормально с русского на английский эти посты не хотел переводить.

– Вы собираетесь открыть офис в России?

– Сложно сказать, я не знаю пока.

– Сколько у вас теперь русскоговорящих сотрудников?

Мы работаем с двумя-тремя людьми теперь.

– Россия единственная страна, в которой пользователи постят столько неприличного контента?

– Я бы сказал, что мы удивлены, как Россия превратила сервис в штуку для этого, как быстро это произошло. В общем, ответ – да, больше так никто не делает в таком масштабе. Но мы все учимся.

– Почему это произошло именно с Россией?

– Ох, лучше бы вы мне это объяснили.

– Есть слухи, что вас продадут, а есть слухи, что вы купите. Подтвердите что-нибудь?

– Сейчас мы работаем над своим продуктом, видим, как его надо дорабатывать, ничего не могу подтвердить. Есть тонна вещей, которые мы хотим докрутить и добавить к Secret – будем над этим работать.

– Каково будущее социальных анонимных сетей?

– Я не знаю в целом. Наша сеть будет продолжать расти, мы задаем стандарты того, как будет использоваться анонимность в будущем для социальных связей.

– Вы добавите поисковик к Secret?

– Да, я думаю, в конце концов так и будет. Он у нас есть – внутренний, но мы не запустили внешний, потому что его надо сделать очень хорошо. Мы пока не решили про поисковик.

– Сколько вам нужно юзеров для полного счастья?

– Мы хотим построить самую большую анонимную социальную сеть в мире и построить один продукт для всего мира. Так что пока мы видим успех в США, России, Голландии и Бразилии, в азиатских странах – преград нет. Наш продукт может вырасти очень сильно, если мы продолжим его дорабатывать.

– В странах с ограниченным доступом к медиа популярность Secret выше?

– Мы этого не наблюдаем пока. Сложно сказать. Мы работаем по всему миру, было бы интересно посмотреть.