Консультанты McKinsey опубликовали новый анализ ближайших последствий распространения 3D-печати. По их исследованию, к 2025 году 3D-принтеры будут приносить мировой экономике дополнительно до $550 млрд в год. Вот вкратце пять главных тезисов McKinsey: к чему готовиться компаниям и руководителям.

1. Ускоряются циклы создания новых продуктов. Прототипы теперь быстрее попадают в руки потребителей, ну а те быстрее дают обратную связь. Причем тестировать можно сразу десяток или сотню разных модификаций. Коммерческое производство можно начинать еще до того, как будут полностью готовы промышленные мощности. И все это принципиально меняет идеологию разработки новых продуктов: благодаря быстрому прототипированию некоторые компании смогут переложить задачи своего R&D-отдела на сообщество пользователей и разработчиков. Теперь ты не просто производишь, теперь ты руководишь экосистемой (как это поняли сначала производители софта с открытым кодом, а затем Apple или Google).

2. Меняются производственные стратегии. Какие-то производственные мощности с появлением продвинутых 3D-принтеров будут просто не нужны. Какие-то потребуют гораздо меньше человеческого труда и будут управляться в основном удаленно. Значит, сильно упадут требования к квалификации рабочих, и при определении места для нового завода компании будут учитывать прежде всего местные тарифы на электричество и стоимость доставки, еще больше ориентироваться на запросы ритейлеров. А кто-то, как уже не раз прогнозировалось, вовсе перенесет производство поближе к дому (один из клиентов McKinsey уже перевел свои мощности из Мексики в Штаты). Прощайте, китайские потогонные фабрики?

3. Меняются источники прибыли. Компаниям, которые прежде опережали конкурентов за счет умения выстроить производственную цепочку или логистику, теперь надо задуматься о других возможных преимуществах. Можно сосредоточиться на персонализированном дизайне товара или на том, чтобы потребителям было проще его починить своими руками. Ремонтным и сервисным компаниям больше не нужно держать огромные склады, и более того, теперь легко чинить устаревшие модели товаров, которые сам производитель уже не поддерживает. Ритейлеры тоже могут ставить у себя 3D-принтеры для адаптации популярных товаров (игрушек и проч.).

4. Дизайнерам и архитекторам нужно переучиваться. Дизайн всегда привязан к методам производства, а о том, как ведет себя продукция 3D-принтеров в реальной жизни, известно пока не очень много. Значит, выиграют тут те компании, которые сейчас уже ищут и нанимают соответствующих специалистов, ну и сами эти специалисты, разумеется.

5. Молодым и дерзким компаниям проще выйти на рынок. Все вышеперечисленные тезисы подрывают позиции закрепившихся на рынке игроков. Вопрос в том, как именно новички смогут этим разрывом воспользоваться. Одни сделают ставку на персонализацию и кастомизацию, на глубокое знание отдельных групп потребителей. Другие – на платформы, связывающие разработчиков и пользователей, на дистрибуцию продукции мелких предпринимателей и мастеров. И опять-таки это приведет к пересмотру сложившихся на рынке конкурентных преимуществ.