Идея «киберпонедельника» импортирована из США. Там день гигантских скидок наступает в ближайший понедельник после знаменитой «черной пятницы». Считается, что любители скидок, слишком брезгливые, чтобы штурмовать двери супермаркетов в ночь на пятницу, в понедельник докупят все, что им нужно, заказав товары в интернете, со своих офисных компьютеров. 

Киберпонедельники, как и «черные пятницы», давно стали частью американской культуры: с развитием сетевой торговли привычка покупать дешево в короткий период просто распространилась на интернет. А это означает, что ритейлеры в киберпонедельник могут давать действительно большие скидки – взрывной рост продаж все окупит. Особенно в свете того, что он проходит до праздников, а не после. 

У нас же киберпонедельник впервые прошел лишь год назад, и провели его не до новогодних праздников, а уже после – в самый унылый для любой торговли в России период. Подан он был достаточно эффектно, но послевкусие оставил неприятное. 

Во-первых, скидки, как оказалось, были не такими уж значительными. Во-вторых, они распространялись далеко не на все товары. И в-третьих, некоторые онлайн-магазины, участвовавшие в акции, были уличены в махинациях – распродажный товар в день скидок стоил даже дороже, чем обычно. 

После этого логично, что пользователи встречают новый «праздник скидок» с большим скепсисом в душе.

Для чего могут быть нужны большие скидки?

– Компания рассчитывает, что скидки приведут к огромному росту продаж и она в итоге заработает больше.

– У компании на складе скопился товар, реализовать который иначе она не может, и ей проще дать большую скидку, чтобы вынуть хотя бы часть денег из товара и пустить их в оборот.

– Производитель запускает новинку и надеется, что покупатели-«неофиты», купившие ограниченную первую партию товара по сниженной цене, сделают его популярным.

– Компания рассчитывает, что привлеченный скидкой покупатель станет в итоге ее лояльным клиентом. Идея легла в основу множества популярных в последнее время купонных проектов.

Но при ближайшем рассмотрении у онлайн-ритейлеров часто нет ни одной из вышеуказанных причин, чтобы давать большие скидки. Разберемся.

– Возможно, скидки и увеличат объем продаж, но онлайн-ритейлеру короткий всплеск продаж приносит больше головной боли, чем дохода. Это ведь не только рост выручки, это рост числа доставок, которые и в мирное время являются колоссальной проблемой в России. А ведь пользователю все равно, кибер- это понедельник или обычный, он ожидает доставки быстро и вовремя.

– На складе у нормального онлайн-ритейлера лежит не больше товара, чем нужно. Он учитывает сезонный спад в своих запасах и не закупает лишнего. 

– В акции участвуют ритейлеры, а не производители, и скидки в промоцелях им не особо интересны.

– Опыт (скорее негативный) купонных сервисов показывает, что большие скидки никак не прибавляют пользователям лояльности – как только скидки заканчиваются, он уходит.

Дополнительную головную боль приносят остатки товара по акции. В обычном магазине товар физически заканчивается на полке, и те, кому не досталось, понимают, что просто не успели. Интернет-магазин же вынужден, когда товар закончился, снимать информацию с главной страницы. Часто это происходит до конца дня, и пользователи, которые попытались заняться шопингом вечером киберпонедельника, просто чувствуют себя обманутыми и обижаются.

Да и не с чего особо интернет-магазинам давать скидки. Маржа у них не такая большая, миф о том, что «в интернете дешевле», давно развенчан. Страна у нас географически большая, людской труд неэффективен, поэтому все стоит дорого, но не приносит столько прибыли, как может показаться. Откуда возьмутся семидесятипроцентные скидки? 

Наконец, жадность некоторых управляющих интернет-магазинами, вместо скидок завышающих цены, – типично российский вид бизнес-спорта. Обмануть ближнего не только выгодно, но и почетно. Проблема, однако, в том, что в интернете сделать это труднее. Дотошные интернет-пользователи знают много способов проверить, сколько стоил товар до акции, и распространить эту новость по сети. Репутация магазина легко может пострадать. Впрочем, несмотря на риск, уверен, что и на этот раз кто-нибудь так поступит.