Исследование проведено Firrma.ru при поддержке РВК.

Российская венчурная экосистема, как Вселенная тринадцать миллиардов лет назад, начинает приобретать явственные очертания. Стали наконец вырисовываться и отдельные ее элементы, многие из которых совсем недавно были экзотическими. Один из таких элементов – акселераторы.

Как это часто бывает с венчурными элементами, ни точного определения, ни ясно прописанных функций у акселераторов нет. Так или иначе, в самом общем виде основная их задача – ускоренное доведение проектов ранних стадий до первого инвестора (чаще всего это ангел, но иногда и фонд, причем не обязательно посевной), их докрутка и помощь им. Как правило, движение проекта в акселераторе напоминает путь студента в вузе: отбор (поступление), учеба (акселерационная программа длиной несколько месяцев с преподавателями, менторами и экспертами), экзамены (demo day для инвесторов). Обычно акселератор предоставляет своим резидентам еще и условно безденежную помощь: помещение с коммуникациями и офисным оборудованием (на время акселерационной программы).

Впрочем, далеко не всегда понятно, чем акселераторы отличаются от других популярных элементов рынка – инкубаторов, которые занимаются примерно тем же. Мы исходим из того, что главное отличие – более поздняя стадия проектов-«абитуриентов» и, как правило, коммерческий характер работы, которого в инкубаторах обычно нет. Там на первых ролях социальная функция, неспроста большинство известных инкубаторов родились на базе крупных вузов. Акселератор же часто берет за свои услуги долю в стартапе – на ранних стадиях живых денег у того чаще всего нет. В среднем 37%.

То есть, по сути, это фонд самой ранней стадии, который гораздо более активно опекает «портфельные компании», инвестируя в них не деньги, а собственные услуги, знания и компетенции (впрочем, некоторые акселераторы дают и небольшие суммы). И в этом смысле самая главная его задача – привлечь своим резидентам инвесторов, чтобы придать им новый импульс развития, а потом «выйти» из проекта, окупив с лихвой все затраты. Культовым на венчурном рынке считается американский акселератор Y-Combinator, который традиционно засеивает сотни стартапов и уже успел «открыть» такие звездные компании, как AirBnB, DropBox и др.

Хотя акселерация – достаточно новая для России форма поддержки, акселераторов за последние несколько лет в стране открылось не так уж и мало (по нашим подсчетам, 27). По крайней мере достаточно для того, чтобы оценить качество их работы. Мы изучили этот пока еще не очень большой рынок услуг, руководствуясь публичными данными и самоидентификацией участников экосистемы, нашли наиболее активно ведущие себя акселераторы и составили Топ-10 (о том, как мы считали, см. внизу списка).

Топ-10 акселераторов России

1

Акселератор ФРИИ

Число резидентов: 76
Существует с мая 2013 года
Известные резиденты: «НормаСахар», «Две Ладошки», Citycelebrity

Акселератор Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ) был основан в мае 2013 года (поэтому пока у него нет выпускников), однако успел развить активность. Сейчас в его акселерационной программе, по собственным данным, 76 проектов (36 в офлайне, 40 в онлайне). 27 из них 5 ноября встретились с президентом Владимиром Путиным.

Акселератор берет в среднем у каждого стартапа по 7%, а дает $25  деньгами плюс «услуги обязательной акселерации, эквивалентные $20 ». Срок акселерации – три месяца. У ФРИИ есть список формальных требований к соискателям: не меньше двух человек в команде с соответствующим опытом, юрлицо, бизнес-модель, возможность проверить бизнес-модель и начать монетизацию еще во время акселерации, публичная версия продукта, которая дает возможность проверить бизнес-модель, и потенциальный рынок объемом не меньше $10 млн.

Во ФРИИ говорят, что во время акселерации к помощи проектам активно привлекают действующих практиков с рынка: Любовь Симонова (Almaz Capital) Михаил Цыганков (Global TechInnovations), Феликс Шпильман (Start Fund), Алексей Соловьев (Prostor Capital), Вадим Тарасов (Media 3) и еще несколько десятков профессионалов. Концепция всего ФРИИ такова, что по идее проект после акселерации сможет попытаться поднять деньги уже от самого фонда и/или от его партнеров-ангелов.

2

Generation S

Число резидентов: 70
Существует с октября 2013 года
Известные резиденты: WayRay, Appercode

Generation S – программа акселерации для полуфиналистов культового уже стартаперского конкурса БИТ. Запущена в 2013 годк под эгидой ОАО «РВК» и ЦИР города Москвы. Как видно уже из формулировки, попасть «с улицы» в нее нельзя. Интересно, что предпочтение при отборе отдается неинтернет-проектам. Пока у Generation S нет своей площадки – октябрьско-ноябрьская программа проводилась в дружественном API Moscow на Красном Октябре».

Акселерация получилась сильной  две недели образовательных и entertainment-курсов (перед участниками выступали, например, основатель IBS Group Анатолий Карачинский, сооснователь Kaspersky Lab Наталья Касперская, экс-президент АФК «Система» Леонид Меламед и др.), питчей, менторских сессий. Победителей награждали на представительном форуме «Открытые инновации».

Будучи федеральной государственной программой, Generation S не преследует коммерческих интересов: долю организаторы не берут. Живых денег в стартапы не вкладывают, но для победителей предусмотрен призовой фонд  5 млн рублей (именно столько в совокупности получили четыре выигравших стартапа в этом году).

Как говорят организаторы, 70% проектов, прошедших акселерацию (всего было 70 стартапов), привлекли интерес со стороны инвесторов.

3

Pulsar Ventures

Число резидентов: 50
Существует с 2009 года

Компания была основана в Казани в 2009 году инвестиционно-венчурным фондом Республики Татарстан. В составе учредителей также РВК. Pulsar не в чистом виде акселератор: кроме акселерации, он занимается венчурным консалтингом в самом широком смысле слова (в том числе и обучением) и непосредственно привлечением денег в проекты (по собственной информации, за все время «добыто» около $2 млн). Фокус – не только IT, но и, например, биотех. Однако, как говорят в компании, акселерация – одно из главных направлений работы.

Костяк, что неудивительно, составляют казанские команды, причем не обязательно совсем юные: не всем нужна активная акселерация, кому-то, скажем, помощь с продажами (в Pulsar говорят, что они помогли запустить их пяти компаниям). Безусловный плюс – тесное партнерство со многими институциями: естественно, с правительством Татарстана, РВК, а также Центром предпринимательства США – Россия, University of Maryland, George Mason University, London School of Business & Finance и др.

Спектр интересов у Pulsar широкий  в этом году компания, например, организовывала III Российский ТехТур (своего рода венчурная ярмарка для российских и европейских инвесторов) в Москве и Казани.

4

API Moscow

Число резидентов: 40 (25 постоянно присутствуют на площадке)
Существует с августа 2013 года
Известные резиденты: Planner5D, SocialMart, Getsy, GBooking, Alytics

Еще один молодой акселератор (позиционирует себя как «метаакселератор») основан в августе 2013 года Центром инновационного развития города Москвы (ЦИР) на территории уже «намоленного» стартаперами «Красного Октября». Операционным развитием занимается Digital October, который находится в соседнем здании.

Профиль API широкий – IT. Работает он по необычной схеме: отбор проектов делают не его специалисты, а официально аккредитованные партнеры-инвесторы. Первыми в этот пул попали фонды Altair (основатель Игорь Рябенький), IMI.VC (основатель Игорь Мацанюк), VESTOR.IN (основатель Павел Черкашин) и Global TechInnovations. Позднее были аккредитованы Great Stuff (организация Елены Масоловой) и посевной фонд Starta Capital. Эти структуры «завели» в API свои стартапы, за которыми там и следят.

Формализованной акселерации нет, однако Digital October устраивает для резидентов лекции, мастер-классы и другие мероприятия. Пока не очень понятно, сколько именно будет длиться каждая «смена». Директор ЦИР Константин Фокин говорил о нескольких месяцах (официально первый выпуск состоится в феврале 2014 года), однако, похоже, что сам формат, при котором выбирается несколько операторов-инвесторов, а они сами распоряжаются ресурсами площадки, прижился.

Обязательства этих операторов перед проектами выяснить не удалось, однако они должны выполнить KPI уже перед API, в том числе вложить в стартапы определенные суммы. Сам акселератор доли не берет, и вносит не деньги, а ресурсы: здание с коммуникациями, образовательные и развивающие мероприятия и т.д. Получается, что в акселератор можно попасть де-факто через инвесторов, однако в интервью Firrma Константин Фокин говорил, что, возможно, будут выработаны еще какие-то формы – например, для победителей авторитетных стартаперских конкурсов и премий.

5

Fastlane Ventures

Число резидентов: 20
Существует с 2010 года
Известные резиденты: Lakata, Teamo

FLV часто называют фондом, и все-таки это акселератор. Его учредители – структуры инвестиционной компании Direct Group Паскаля Клеманна (влиятельного инвестора, который сторонится публичности) и создателя компании KupiVIP Оскара Хартманна – явно вдохновлялись примером самого известного европейского акселератора, немецкого Rocket Internet. Fastlane сначала ищет на глобальном рынке опробованные, удачные бизнес-модели, а потом, приняв решение запускать клон,  и команду под них. За три года жизни FLV, по собственной информации, запустил 20 проектов. И успел сделать два «экзита» из онлайн-магазина Sapato и компании Shopping Live.

FLV вкладывает в свои стартапы в среднем до полумиллиона долларов и берет крупную долю. В этом смысле он отличается от других акселераторов. Впрочем, это естественно, учитывая, что FLV не входит в проекты, а запускает их самостоятельно, – а это как раз для акселераторов не очень типично. Интересуется практически любыми сферами в интернете. По своей же информации, за три года FLV потратил на свои стартапы чуть меньше $100 млн.

6

Farminers

Число резидентов: 20
Существует с 2012 года 
Известные резиденты: Dish.fm, Prognolic, Kula

Хотя Farminers называется академией проектов, это еще один классический коммерческий акселератор. И еще один проект известного инвестора и предпринимателя Игоря Мацанюка (Game Insight, IMI.VC). В проекте также принимают участие Алиса Чумаченко (СЕО Game Insight), Всеволод Леонов (предприниматель и экс-вице-президент Mail.Ru), Александр Бородич (частный инвестор) и др.

На сайте Farminers довольно подробно описан процесс создания презентации и питчинга, а также даны советы молодым предпринимателям – 10 причин, по которым не стоит затевать стартап. Для тех, кто все-таки попадает в программу, акселерация длится шесть месяцев: три месяца работы, потом внутренний экзамен, а если он пройден – еще три месяца доработки. Основатели Farminers ставят целью за это время довести стоимость проекта как минимум до $1 млн. До этого нужно быть готовым отдать Farminers долю  40% за $150 тысяч.

Из академии уже вышло несколько известных проектов – например, группа Empatika Байрама Аннакова (делает мобильное приложение App in the Air и др.). В Farminers говорят, что многие из проектов, прошедших программу акселерации, получили следующий раунд от IMI.VC (фонда Игоря Мацанюка и его партнеров). Но официально раскрыта только одна сделка – с конструктором приложений My-Apps.

7

Global TechInnovations

Число резидентов: 20
Существует с 2012 года 
Известные резиденты: Car-Fin

Компания Global TechInnovations делает акселерационную программу GTI Lab. Изначально она запускалась в тесном партнерстве с фондом Prostor Capital, а потом зажила своей жизнью – сейчас, например, «приземлена» на API, где GTI – официально аккредитованный партнер. Фокус уже традиционный – высокотехнологические проекты в следующих областях (и на их пересечении): IT, bio-tech/life sciences, robotics/smart systems, e-health.

В акселераторе утверждают, что три четверти последнего выпуска программы получили инвестиции. По собственной информации GTI, к нынешнему дню восемь выпускников получили деньги от инвесторов. В акселераторе не раскрывают информацию о том, какую долю берут в проекте (на рынке говорят о 5% и более), по поводу собственных вложений тоже говорят уклончиво: «небольшие деньги (предпосев) на этапе акселерации, посевной раунд – вместе с партнерами».

Что получает в итоге стартап, пришедший в GTI: доступ к пулу технологических и бизнес-менторов из экспертной сети GTI TechAngels, обучение, помощь в подготовке пакета предварительных инвестиционных документов, помощь в привлечении инвестиций, PR- и юридическую помощь. Длительность программы – 36 месяцев.

Управляют компанией Артур Баганов, имеющий предпринимательский опыт в США, и Михаил Цыганков, до этого руководивший инвестиционным портфелем в РВК и Microsoft Seed Fund.

8

iDealMachine

Число резидентов: 17
Существует с 2012 года 
Известные резиденты: Miiix, Prixel, Oriense

Классический коммерческий акселератор, базируется в Санкт-Петербурге, но вскоре должен официально открыться и московский филиал. Его основатели, предприниматели Сергей Фрадков и Михаил Авербах, продав свою американскую компанию DynoPlex, решили переквалифицироваться в инвесторов и сумели не только организовать акселератор, но и заполучили в качестве LP один из самых титулованных вузов – ИТМО, в здании которого и находится сейчас iDealMachine.

Как рассказывают Фрадков с Авербахом, они основательно подошли к делу и внимательно изучали модели двух лучших мировых акселераторов: Y-Combinator и TechStars. В итоге их программа для pre-seed- и seed-проектов длится 15 недель и состоит из шести блоков. Фокус – ИТ в любой сфере. Прошедшие отбор стартапы должны на время всей сессии обязательно жить в Петербурге. Команда акселератора помогает в создании продукта, занимается прокачкой и подготовкой проекта к встрече с инвестором. Собственно, каждая сессия и заканчивается демоднем, где выпускники могут попитчить инвесторов.

За свои услуги в iDealMachine берут 1520%. Деньги дают: $25 тысяч на pre-seed-стадии в акселераторе. После этого самые перспективные с точки зрения iDealMachine стартапы могут получить инвестиции и от фонда Фрадкова и Авербаха RSV Venture Partners – в среднем около $250 тысяч на seed-стадии.

По словам основателей iDeal Machine, к сегодняшнему дню семь их выпускников получили seed-раунд от фондов или ангелов.

9

MetaBeta

Число резидентов: 8
Существует с 2013 года 
Известные резиденты: 3DPrintus

Акселератор образован молодыми предпринимателями Дмитрием Масленниковым и Евгением Гинзбургом. Партнеры идентифицируют себя как «sweat equity-акселератор, получающий долю в обмен на компетенции и работу внутри проекта, а не финансовые инвестиции или поверхностный менторинг». Несмотря на последнюю фразу, Дмитрий Масленников признался, что иногда акселератор все-таки делает финансовые и инфраструктурные инвестиции на ранней стадии или при масштабировании. Какого размера – неизвестно. Фокус акселератора традиционный – IT.

Евгений и Дмитрий – сторонники популярной теории lean (и прививают этот подход своим выпускникам), не любят слово «стартапер», предпочитая ему «предприниматель». Несколько проектов в акселераторе не пришли «со стороны», а были инкубированы внутри.

MetaBeta делает акселерацию не только под себя: в этом году он писал методологию для нашумевшего проекта «Яндекса» – Tolstoy Seed Camp. Статистика красноречива: 12 выпускников, из которых 4 получили инвестиции.

10

FutureLabs

Число резидентов: 4
Существует с лета 2013 года
Известные резиденты: MyWishBoard

FutureLabs – лаборатория, которая тоже не имеет в названии слова «акселератор», хотя является таковым. Ее основатели – Александр Бородич, экс-топ-менеджер Parallels и Mail.Ru, бизнес-ангел, серийный предприниматель (и участник команды еще одного акселератора из списка – Farminers) и уже упоминавшийся здесь предприниматель и инвестор Игорь Мацанюк. Сайт FL более чем лаконичен: «Мы инвестируем в мобильное будущее», и это почти вся информация.

Однако акселератор существует. Его руководитель не только смотрит проекты на стороне, но и инкубирует собственные. Выпускников пока нет – FutureLabs образован летом 2013 года. Фокус – IT/Mobile/Digital Health. На вопрос, что, кроме денег, получает проект после акселерации, Александр Бородич отвечает так: «Лекции, помощь конкретных специалистов, закрытые области marketing/sales/legal/accounting». Лаг вложений FL довольно широкий: от $25  до $200 тысяч. А расстаться надо будет с долей не менее 5%.

Александр, кстати, еще и активно инвестирует самостоятельно, как бизнес-ангел: около 22 инвестиций на ранних стадиях (даже на pre-pre-seed) по обе стороны океана. Вот несколько его проектов: ConferenceCast, VKReader, Colorizza, SuperFolder.co, Chatle.co, Errorlog.co, MiniBuh.ru.

Как мы считали

Изучив публичную информацию (СМИ, блоги, венчурные ресурсы, сообщества), мы нашли 27 организаций, которых можно по формальным признакам отнести к этой группе. Руководствуясь определением, данным выше – организация, доводящая проект до «прединвестиционного» состояния (за долю или без), – а также самоидентификацией организаций, мы получили в итоге список из 19 действующих активных акселераторов, каждому из которых отправили анкету. Сверив полученную информацию с публичной, мы получили Топ-10.

Учитывая небольшое количество «чистых» акселераторов (мы не берем в учет инкубаторы, ИТ-парки и стартап-школы, хотя и опрашивали и те из них, кто по формальным признакам мог бы считаться акселератором: например, Стартап-академию «Сколково», «Ингрию» и т.д.), мы не стали разбивать их на группы по «возрасту», индустрии или каким-то другим признакам. Ранжировали их мы по количеству проектов. Конечно, это очень условный критерий – идеальным параметром оценки было бы число «выпускников», которым удалось привлечь инвестиции. Но ввиду непрозрачности рынка получить достоверную информацию по всем таким сделкам крайне сложно. Поскольку количество не всегда переходит в качество, в профайлах акселераторов можно найти и другую полезную информацию.

Также надо отметить, что несколько акселераторов не ответили на наши запросы, а понять по публичной информации их активность, а иногда и состояние проблематично. Поэтому мы были вынуждены не включать их в обзор. Также не попал в обзор TexDrive, который стал частью фонда Genezis.

Наш топ-10 будет полезен в первую очередь молодым проектам, которым нужна помощь в доведении до инвестиционной стадии, а также, возможно, начинающим частным инвесторам, которые ищут «ранние» стартапы.