Slon рассказывает о самых интересных событиях и дискуссиях международного форума «Открытые инновации». Теперь рассказываем о дискуссии, посвященной «большим данным» – Big Data – и всему, что с ними связано.

Александр Галицкий, управляющий партнер Almaz Capital Partners: «Большие данные» всегда понимают по-разному. Одно представление – купить дешевое дисковое пространство и хранить там всю коллекцию музыки. Другое – крупные дата-центры. Насколько работа с аналитикой и базами данных принесет экономический эффект в healthcare, e-commerce и других отраслях? Это дает толчок развитию. ИТ-индустрия за счет Big Data вырастет на 5%, но основной экономический эффект гораздо больше. Эффективность продаж, например, в e-commerce за счет больших данных повышается на 20–30% – эта сфера получит экономический рост. Для инвестиционного бизнеса это задает большие ожидания: а) много изменений в сфере новых разработок; б) многое будет меняться на территории, где мы живем, – новые стартапы, новые команды и т.д. Но возникают вопросы governance: закрытость и открытость информации, конкурентная среда, у кого компании будут покупать данные. 

Мохсен Моазами, управляющий директор Columbus Nova Technology Partners: Традиционно информационные технологии имели дело со структурированными данными. Так, лидерами рынка стали Oracle, SAP и пр. Но происходит сдвиг – появляется множество новых источников данных, от соцсетей до сельского хозяйства. Они более разнообразны, их больше, они появляются быстрее, и среди этих данных есть как структурированные, так и неструктурированные. Данные нужны не сами по себе: нужно уметь превращать их в осмысленные выводы и затем принимать более правильные решения. Сегодня многие организации пока не могут воспользоваться преимуществами Big Data. Поэтому возникает и расширяется «слепое пятно», особенно в отношении данных в реальном времени. Инвестиционных возможностей в разных сегментах «больших данных» множество. Но проблема в том, что в это пространство входит огромное количество игроков. Проблема в дифференциации: где вы на этом рынке и как вы себя дифференцируете. Cisco оценила бизнес-возможности, создаваемые «большими данными» и «интернетом вещей», в $14,3 трлн.

Игорь Агамирзян, генеральный директор Российской венчурной компании: Объем интернет-зависимой части экономики во всех странах растет. В России он, по некоторым данным, уже приблизился к 5% ВВП. Вопрос в том, насколько Россия заметна на международном рынке Big Data.

Леонид Жуков, директор по работе с данными Ancestry.com: Российские стартапы в области Big Data можно разбить на три категории. Первая – стартапы, которые строят инфраструктуру и базовые технологии. Вторая – это те, кто предоставляет data services. И третья – те, что работают с потребителями, B2C-сегмент. И у всех этих компаний есть возможность вырасти и стать действительно большими. Например, Cloudbus – команда из Нижнего Новгорода, создавшая систему интеллектуального управления городским транспортом и сбора информации в реальном времени. Они работают уже в шести городах. GridGain – очень сильная команда, создающая базовые технологии для работы с большими данными. Или Data Mining Labs – питерская команда, которая занимается предсказательной аналитикой.

Марк Шмулевич, заместитель министра связи и массовых коммуникаций РФ: Есть известная фраза о том, что через десять лет «больших данных» не будет, потому что все данные станут большими. В первую очередь «большие данные» – это эффективный бизнес. Для государства же это новые рабочие места, поддержка принятия решений, обеспечение безопасности и другие полезные эффекты. И по большинству направлений развития ИТ без «больших данных» обойтись будет просто невозможно. Но возникают большие вопросы в области безопасности и защиты персональных данных. Большинство людей, которые делятся данными или фотографиями в соцсетях, совсем не стараются скрыть свои персональные данные. И часть персональных данных, попадающих в интернет в открытом виде, может нанести вред другим людям. Если посмотреть на сравнительно недолгую перспективу, 7–10 лет, то к защите данных будут вообще совсем другие подходы.

Агамирзян: Сейчас, похоже, трекингу каждого отдельного человека препятствует лишь то, что недостаточно людей, которые могли бы этим заниматься. И остается важнейшая проблема: каким образом и где брать в больших объемах специалистов, которые могут работать с Big Data?