Slon запускает цикл «Люди будущего» – мы будем регулярно рассказывать о предпринимателях, ученых, мыслителях и других выдающихся личностях, которые придумывают и уже воплощают наше будущее.

Весть о том, что главой одного из престижнейших исследовательских институтов Америки назначен человек без высшего образования, гики всего мира восприняли с радостным изумлением. Ведь речь шла о знаменитом MIT Media Lab – центре цифрового авангарда, чей слоган: «Изобретаем лучшее будущее». Там были придуманы ноутбуки за $100, технология e-ink для Kindle и других ридеров, LEGO Mindstorms, фемтофотография (суперскоростная съемка) и интерфейсы будущего для фильма «Особое мнение». Директором же центра – было это два с половиной года назад – стал Джой Ито, один из 25 самых влиятельных людей в интернете по версии Business Week и фигура легендарная в среде интернет-энтузиастов. А для последних то, что Ито, заскучав, бросил два солидных университета, не то что не минус, а знак доблести.

Если коротко: Ито родился в Японии, учился в Штатах, в 13 лет устроился исследователем в инженерную компанию, где работал отец. Играл диджей-сеты в ночных клубах Чикаго, основал в Токио инвестфонд Digital Garage и стал CEO первого японского интернет-провайдера, открыл в Сингапуре инкубатор Neoteny Labs. В 2000-е годы поработал практически во всех главных интернет-институциях: в регуляторе интернета ICANN, в Mozilla Foundation и Open Source Initiative, возглавлял организацию Creative Commons, которая продвигает новые формы копирайта. На ранних стадиях инвестировал в Twitter, Flickr, Kickstarter, Last.fm. Ну а потом стал директором MIT Media Lab. Коллеги назвали этот выбор MIT «радикальным, но блестящим».

47-летний Ито формулирует правила для тех, кто изобретает будущее, кто будет создавать новые «гуглы», «фейсбуки» и «эпплы». Хотя это не совсем верно: не пишет правила, а учит жить без правил, поменьше обращать на них внимание. Учит и своим личным примером. Живет Ито уже пять лет в Дубае, но две трети года путешествует. На это время в Media Lab его заменяет робот. Точнее, устройство телеприсутствия: стойка с экраном, которая разъезжает по офису на колесиках и позволяет Ито общаться с сотрудниками откуда угодно. В общем, настоящий connected person, на личном сайте которого всегда значится его текущее местонахождение и план поездок по миру.

Связи, контекст, водоворот идей – вот программа для MIT Media Lab, которую отстаивает Ито. Институт становится платформой, куда приходят люди из самых разных областей и начинают придумывать будущее, не оглядываясь на междисциплинарные границы и ниши. В наблюдательный совет при Media Lab он позвал писателя Сета Година и музыканта Питера Гэбриела. Он не видит ничего зазорного в том, чтобы развернуть работу Media Lab в проблемном Детройте и работать с «инноваторами» уличного уровня, как он их называет: с людьми, которые придумывают небольшие технические решения для своего района и квартала. Главная задача, как Ито рассказывал журналу Wired, – открыть институт миру. «Мы хотим взять ДНК Media Lab, наш секретный соус, и забросить его в сообщества, в компании, в правительства. Это моя миссия и наша миссия – распространять эту ДНК».

На этой неделе в Media Lab проходит ежегодная конференция EmTech, где MIT и другие площадки Долины показывают свои новые идеи. Тут можно смотреть доклады, туда же выложат записи выступления (вчера Ито, например, рассказывал, как инвестировать в инновации). А мы выбрали несколько самых важных тезисов Джоя Ито о проектировании будущего, технологическом бизнесе и о том, кто выживет в цифровом мире.

Как выжить в будущем: выбросьте карту и купите компас

«Я больше не верю в футурологов, они обычно ошибаются. Себя я называю nowist – человек, который живет сейчас, – и пытаюсь понять, как выработать способность реагировать на что угодно. Иными словами, я хочу создать своего рода навык проворства. Сегодня главное обременение для компаний – это слишком много активов; нужно научиться быть гибкими и проворными. Это даже духовный навык. Важно держать свою периферию максимально открытой и адаптироваться как можно быстрее. Думаю, это будет важный навык выживания людей и компаний в будущем».

Ито с удовольствием приводит пример из собственной жизни. Как раз когда он устраивался в Media Lab, в Японии произошла ядерная катастрофа на АЭС «Фукусима». Все, у кого были планы на случай чрезвычайных происшествий, ничего не смогли сделать, объясняет Ито. Сам же он через Твиттер и другие соцсети организовал работу добровольцев, которые с помощью счетчиков Гейгера замеряли радиоактивность в разных областях Японии. 

«Скорость и хаос пугают лишь тогда, когда вы пытаетесь все контролировать. Нужно отказаться от идеи контроля и быть уверенным в своей способности собирать сущности вместе по ходу дела. Сейчас информации так много, что более сильная информационная перегрузка уже невозможна. Утонуть в реке четыре метра глубиной – то же самое, что утонуть в океане. А если вы умеете плавать, не важно, сколько под вами воды. Вы просто понимаете, что стоять уже нельзя, слишком глубоко, и вступает в силу другой подход: планы не работают, карты не работают. Вам нужны компас, траектория и некие ценности, чтобы решать все на ходу».

Миру нужны 7 миллиардов учителей

Каждый должен стать учителем для самого себя и для других, уверен Ито: «Университеты были необходимы, потому что прежде цена дистрибуции и цена сбора людей в одном месте были столь высоки, что приходилось отбирать самых умных детей и инвестировать много денег в их образование, потому что образования как такового было немного.

Сейчас, когда есть интернет, вы можете дать доступ к информации любому человеку без каких-либо затрат, и можно собирать людей вместе на образовательных онлайн-форумах и так далее. Внезапно мы перешли от мира дефицита, где можно давать образование лишь ограниченному числу людей каждый год, к миру, где у нас есть возможность дать образование каждому».

«Образование – это то, что другие люди делают с вами. Познание – это то, что вы делаете с самим собой… Когда-то людям вроде меня, у которых не было диплома, было трудно преуспеть в обществе. Но сегодня учиться самостоятельно или у коллег стало очень легко».

Железо – это новый софт

«Компании-поставщики добились того, что стоимость производства и риски очень и очень низки. Так что «железные» стартапы сегодня выглядят как софтверные стартапы предыдущей цифровой эпохи. Мы видим, как старые хардверные компании вроде HP вымываются с рынка, мир вертится слишком быстро для них».

«Мощности по печати генов вырастут колоссально, что раскроет перед нами возможность проектировать и модернизировать биологические устройства». Фантазия Ито рисует семена, из которых вырастают дома, и клетки с собственной памятью.

Будущее придумывают изгои

Ито постоянно говорит о междисциплинарности, о том, как разрушить барьеры между науками и отраслями. «Я ищу процесс, чтобы, по сути, воздвигнуть гигантскую антенну, благодаря которой уже не упустишь то, что появляется на горизонте. Это связано и с нашей политикой в Media Lab: мы требуем от профессоров междисциплинарности. Если ты можешь и хочешь заниматься только каким-то одним уже существующим полем, тебе не место в Lab. Я ищу людей и вещи, которые никуда не могут встроиться, – изгоев общества». 

Бессмертие – это ошибка

Ито очень против разговоров о сингулярности, всеобщем разуме и бессмертии, которые так любят Рэй Курцвейл и его коллеги-футурологи. По мнению главы Media Lab, мечты о техногенной вечности – это лишь результат необузданного стремления к эффективности, к максимизации всего и вся. «Я не думаю, что бессмертие – это хорошо… Когда вы добиваетесь бессмертия, вы должны думать о том, что оно принесет всей системе. У нас в Media Lab главный принцип дизайна – не сделать мир более эффективным, а сделать систему более гибкой, более прочной».

Что делать СМИ в эпоху интернета? Делиться и размножаться!

СМИ – одна из тех индустрий, по которым цифровая революция нанесла большой удар. Традиционные медиа оказались перед выбором: либо сжиматься и сжиматься, пока от них совсем ничего не останется, либо рискнуть и поставить все на некий новый подход. Один из таких подходов, по мнению Ито, – это перевести работу редакций на уровень небольших команд, которые сами автономно будут придумывать и внедрять идеи, приложения, медиапродукты. «Обычно в больших организациях обнаруживается некоторое небольшое число людей, которые понимают, что от них нужно, и могут просто взять да сделать это». 

Городское планирование – это тупик

Попытки привлечь таланты и предпринимателей в какое-то место путем строительства специальной инфраструктуры, считает Ито, обречены на поражение. Лучше попросту дать людям простор и место. «Есть незадействованный капитал, который включается, когда власти уходят с дороги и позволяют людям делать то, что они бы сами сделали при достаточном потенциале и в нужном контексте… В зрелых городах, где уже есть базовая инфраструктура, люди ищут не столько помощи, сколько пространства».

Технология должна помогать людям переосмыслить города. Например, создавать автобусные остановки on demand. «Мы пытаемся посмотреть на город с софтверной точки зрения и выстраивать железо вокруг этого софта».

Гаджеты, работающие с подсознанием

В своем блоге Ито пишет: «Разрабатывая пользовательские интерфейсы, мы стремимся дать пользователю власть понимать и контролировать систему. Вывод на экраны и динамики, ввод с клавиатуры, тачскрина или жестами. Но пользователь, который всем этим пользуется, – это наше сознательное «я», логическая часть нашего мозга, которая считает, что управляет всем.

Но на самом деле этот «разум» не так уж все и контролирует. Наш более обширный и часто куда более мудрый «разум» – эмоциональная, подсознательная часть нашей нервной системы, которая обеспечивает параллельную обработку и распознавание образов, – даже манипулирует нашим сознанием и обманывает его.

Поэтому хороший дизайн – это коммуникация с более широкой, более быстрой и эмоциональной системой… Я уверен, что мы должны гораздо больше сосредоточиться на интерфейсах, которые отправляют информацию и получают сигналы от всей нашей нервной системы. Это могут быть датчики состояния здоровья, роботы-помощники, «интернет вещей», термостаты или автомобили будущего… Нам нужно думать не столько как промышленные дизайнеры, которые проектируют продукты в расчете на намерения сознательного пользователя, сколько как гейм-дизайнеры, которые ориентируются на желания и «иррациональное» поведение».

Инвесторы Кремниевой долины забывают об остальном мире

Вот что глава Media Lab говорит о слабостях американского венчура: «Кремниевая долина прекрасно делает то, что делает. Но определенные категории бизнесов не получают в Долине много внимания. Рейду Хоффману (инвестору и создателю LinkedIn) нет смысла тратить время на «железные» стартапы. Инвесторы Кремниевой долины охотятся стаями. Поэтому есть большие слепые пятна, области, в которых они не заинтересованы. У Рейда есть золотые правила: не работай со стартапами, которым необходимо вести дела с крупными компаниями, не работай со стартапами, которые находятся в зарегулированной области. В результате такие компании не получают здесь финансирования.

Предприниматели Кремниевой долины могут быть интернациональными, но они не очень умеют мыслить глобально. В Кремниевой долине нет культуры. Вы когда-нибудь пытались поесть в Пало-Альто? Мне не кажется, что Кремниевая долина тратит много усилий на искусство, культуру, гуманитарные темы».